18+
28 ИЮНЯ, 2015 // Хроника

О Льве Елисееве

В пятницу на 81-м году жизни скончался Лев Елисеев, заслуженный артист России, ученик Зона. Замечательный чтец, известный интеллигентной аудитории Петербурга своими программами «Фома Гордеев», «Жизнь господина де Мольера», «Генрих Гейне. Моноспектакль», «Июль 41-го года», «Отблески костра», в последние годы жизни он работал в театре «Русская антреприза им. Андрея Миронова», снимался в кино в эпизодических ролях в фильмах Александра Сокурова «Молох», «Телец», «Русский ковчег» и Алексея Германа «Хрусталёв, машину», «Трудно быть богом». Гражданская панихида пройдет 30 июня в 11.00 в Доме Кочневой («Петербургконцерт», наб. Фонтанки д. 41). О замечательном актере и человеке говорит Александр Сокуров.

Для меня как для человека и режиссера это очень личная потеря. Ведь я хотел, чтобы он сыграл одну из важных ролей в картине, к которой я готовлюсь сейчас. Вчера я узнал о произошедшем, и сердце сжалось. Горькое чувство.

Я сочувствую его близким, тем, кто был с ним рядом. Это был скромный, удивительно деликатный человек, настоящий большой мастер в истории российской театральной традиции, безукоризненный актер, человек совершенный в своей профессии. К сожалению, его способности не были в полной мере использованы. Для него не находилось ролей главных, ролей крупных. И в моих фильмах он играл только в эпизодах. Но я всегда чувствовал, что это актер большого формата. Я жалею, что не нашлось режиссера, который бы сделал для него большую серьезную картину. Это печальная участь. Так бывает в актерской жизни: очень важно найти своего режиссера и быть с ним, работать с ним.

Он работал со мной на очень трудных картинах, и меня всегда поражала его способность вписываться в любую эстетическую и драматургическую форму. Я знал, что его талант — огромного диапазона, знал, что он великолепный жанровый актер, который мог работать и в музыкальной комедии. Особенное уважение во мне вызывало то, что он всегда был готов к работе. Какой бы сложной ни была ситуация на площадке, как бы ни складывались производственные обстоятельства (а они всегда разные и подчас совсем неблагоприятные для актера), в любой момент он был готов работать. Когда я смотрел на него, то неизбежно вспоминал о столь же универсальных в своих возможностях японских актерах. Но, что выше профессиональных качеств — это личность; личности в этом человеке было намного больше, чем актерского дарования. Это высочайший показатель: все великие актеры — это люди, в которых личность — больше актерского дарования. И он был таким актером.

Чапаев
Kansk
3D
Форсайт
Синяя птица
3D
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»