18+
9 ФЕВРАЛЯ, 2011 // Блог

Лунгин и Нусинов

В издательстве «Сеанс» вышла новая книга из серии «Библиотека кинодраматурга» — сборник сценариев Семёна Лунгина и Ильи Нусинова. Под одной обложкой собраны сценарии к девяти картинам, среди которых «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён», «Внимание, черепаха!», «Телеграмма» и «Агония». Мы публикуем шуточное письмо киноведа Неи Зоркой, написанное в 1969 году от лица учительницы литературы из Воронежа, возмущённой фрагментом сценария к фильму «Внимание, черепаха!».

Весной 1969 года, вскоре после публикации в журнале «Советский экран» фрагмента сценария «Внимание, черепаха!», Илья Нусинов вытащил из почтового ящика письмо от возмущённой читательницы. На письме была пометка: «Копия направлена в КГБ».

В конце шестидесятых, после введения советских войск в Чехословакию, когда чувствовалось уже, что времена оттепели заканчиваются, подобное письмо выглядело достаточно угрожающе. Жена Нусинова, Маргарита Милюкова, побледнела, когда муж молча показал ей конверт. Ещё свежи были в их памяти времена космополитизма, арест отца Ильи Нусинова, его собственное положение социального изгнанника, «сына врага народа», первые годы их супружеской жизни, прошедшие в ежедневном ожидании ареста — за их двойное неотречение, от отца и от мужа.

Прочитав письмо, написанное в духе «погромной рецензии», Нусинов нахмурился, а затем неожиданно махнул рукой, с облегчением рассмеялся, и со словами: «Да это ж Нея Зоркая развлекается!», стал набирать телефон приятельницы, не пожалевшей на розыгрыш времени и труда. Точно стилизованная и, увы, мало чем отличающаяся от некоторых реальных отзывов школьных работников сталинской закалки на «детские» фильмы Семёна Лунгина и Ильи Нусинова, пародия Неи Зоркой представляет собой точный документ времени — советская интеллигенция того периода освобождалась от травматизма сталинской эпохи, пытаясь шутить над собственными страхами.

Семён Лунгин и Илья Нусинов

В редакцию журнала «Советский экран»
Копия: Комитет государственной безопасности

от Авдохиной Александры Семёновны,
заслуженной учительницы РСФСР,
зав. учебной частью школы № 6 г. Воронежа,
чл. КПСС с 1967 г.,
прожив. г. Воронеж, микрорайон, 14-бис, корп. 1, кв. 295.

В журнале «Советский экран» № 5 за 1969 г. напечатана «Внимание, черепаха!», отрывок из сценария С. Лунгина и Нусинова. «Внимание, опасность!» — так я бы назвала свою критику на этот сценарий, если бы я была журналисткой и имела бы возможность писать в столичных журналах и газетах, где все места заняты своими кадрами и рецензентами.

К сожалению, я не журналистка, всего лишь скромный, «провинциальный» педагог, всю свою долгую жизнь отдавший преподаванию литературы в школе. Но я горячо люблю кино, смотрю все новые советские фильмы, посещая кинотеатры и одна, и со своими учениками, среди которых уже немало славных людей Родины: офицеров и инженеров, врачей и учителей, рабочих и служащих. В нашей школе в течение двух лет (с 3-го по 5-й класс) училась известная киноартистка Ия Саввина, исполнительница главных ролей в известных фильмах «Дама с собачкой», «Кроткая» и «Служили два товарища».

Одной из первых в моём родном городе — древнем Воронеже я ввела практику коллективных обязательных посещений кино учениками старших классов по разделу «Внеклассное чтение» курса литературы. После просмотров новых фильмов мы устраиваем обсуждения, а также мои ученики пишут сочинения на темы кино, и без ложной скромности скажу, что иные из этих сочинений не уступят (а, может быть, и больше!) рецензиям тех «знаменитых» кинокритиков и журналистов, которые печатаются на страницах журнала «Советский экран».

Я являюсь многолетней подписчицей «Советского экрана», часто пишу и обращаюсь туда по волнующим меня вопросам из жизни и творчества передового советского киноискусства. Большой для меня радостью и честью было получение от журнала «Советский экран» в дни его славной пятидесятилетней годовщины грамоты «Почётному читателю „Советского экрана“». И пусть целый ряд моих корреспонденций, заметок и статей, посланных мною в редакцию, ни разу не был напечатан, — у меня нет обиды. Мы люди не гордые. Мы заботимся не о себе, а о нашем талантливом передовом советском киноискусстве и о его правильном развитии.

Приношу извинения за то, что так долго занимаю внимание редакции словами о своей скромной личности. Но ведь надо же знать, кто пишет о таком важном деле, с которым я обращаюсь на сей раз в редакцию. Надеюсь, что сейчас мой сигнал не останется без ответа.

Евгений Евстигнеев в фильме Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» (1964)

Итак, вы уже поняли, что я — человек не чужой киноискусству и вашему журналу. Я слежу за «Советским экраном» из номера в номер, радуюсь, что журнал «хорошеет», что бережно поддерживает всё свежее и ценное, появляющееся на советском экране. Большое удовлетворение вызывает у меня то, что на страницах журнала за последние месяцы появляется всё меньше засоряющих, «эффектных» материалов, что так любовно и не жалея места журнал освещает подготовку к всенародному празднику — 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина.

Тем большее удивление и, прямо скажу, глубокое возмущение вызвала у меня с позволения сказать «Черепаха», напечатанная в № 5. Вот уж поистине «черепаха», которая безнадёжно отстала от бурной и стремительной жизни нашей Родины, осваивающей Космос, ежедневно совершающей беспримерные подвиги на лесах строек и полях пашен во славу социалистической любимой нашей Родины!

Первое, что бросалось мне в глаза и возмутило до глубины души, это напечатанное жирным шрифтом перед отрывком из сценария. Буквально не веря своим глазам я прочла там, что «умный сарказм и вполне взрослые гражданские мысли авторов, выраженные остроумно и весело, вполне годились и для вечерних сеансов». Это напечатано о комедии С. Лунгина и Нусинова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён», в своё время получившей справедливую отповедь советской общественности и paботников просвещения, как кинофильм, злобно порочащий работу пионерской организации и передовой советской школы в целом!

Что же редакция забыла об этом, не так уж давно происшедшем и не покрывшемся паутиной памяти, позорном инцинденте [sic! — ред.], столь не типичном для творчества талантливых советских кинематографистов — этого отряда верных помощников Партии в деле воспитания здоровой и идейной советской смены?

Лидия Смирнова в фильме Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» (1964)

Между прочим, позволю себе напомнить один биографический факт из собственной жизни. После выхода в свет порочной кинокомедии «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» (а по сути дела не комедии, а злобного пасквиля на нашу советскую социалистическую действительность), я от имени преподавателей средних школ г. Воронежа, Воронежского ГОРОНО и Воронежского Обкома КПСС выехала в специальную командировку в г. Москву для участия в обсуждении кинофильма С. Лунгина и Нусинова на конференции учителей и работников просвещения совместно с Союзом киноработников СССР. На этой конференции я выступала. Я чрезвычайно доказательно разобрала кинофильм «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» по его содержанию, идее, теме, форме, специфике киноискусства (сценарное мастерство, режиссёрский замысел, изобразительное решение, актёрская работа, монтаж, метафора, композиция кадра — «мизанкадр» и все остальные компоненты сложного художественного эстетического целого, каким является произведение синтетического искусства кино). Я привела десятки примеров низкого художественного качества этого фильма, обладающего пошлым юмором (хохотком), слабым артистическим исполнением (вспомните кривляние арт. Е. Евстигнеева или просто шарж хорошей артистки Лидии Смирновой, попросту неузнаваемой на экране в роли врача). Фильм режиссёрски слабый и безграмотный, оправданием чему не служит то, что режиссёр тов. Климов Э. только что закончил ВГИК (Всесоюзный Государственный Институт Киноискусства). Если тебе Родина дала диплом — будь специалистом и не оправдывайся молодостью! А как же молодой специалист инженер приезжает на Коммунистическую стройку в Дивногорск и Тайшет, в Абакан и Бюракан! Ему не делают скидок на молодость!

Но, конечно, наиважнейшее, что было в выступлении, это была забота о юных, молодых зрителях и зрителях всех возрастов. Какую пищу предлагает им киноэкран? Здесь я подробно проанализировала содержание фильма, которое, как известно, определяется сценарием — идейно-художественной основой киноискусства, тем прочным фундаментом, на котором вырастает здание фильма, создавшегося коллективными усилиями художников разных специальностей (режиссёра, оператора, художника-декоратора, звукооператора, артистов, композитора и др.). Содержание работы С. Лунгина и Нусинова — вредное, воспитывающее в юном зрителе нигилизм, звериные инстинкты буржуазного индивидуализма, неуважение к советской общественности — не буду повторять своих справедливых обвинений. Сейчас они уже ясны всем и каждому, как смена дня и ночи, как поэтический круговорот природы. С гордостью я сообщила большой аудитории конференции, что по моему сигналу кинокомедия «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» была снята с экранов г. Воронежа. И не только «с вечерних сеансов», уважаемая редакция «Советского экрана», но и с детских утренников в клубах! Да-да, с утренников, чтобы наши дети, как говорится, с самого утра не употребляли идеологически вредной пищи!

В то время, когда из-за ослабления идеологической работы в ряде руководящих организаций кино, в нашу здоровую атмосферу просачивались тлетворные влияние всяческих «измов» из-за рубежа, моё выступление не получило должной поддержки. Только персональный пенсионер, кристально честный большевик И. Южный-Горенюк (руководитель подпольного Ревкома Одессы в 1918 г., в дальнейшем бессменный руководитель Одесского ЧК) и тов. Анчуткина Лидия Ивановна — обаятельная женщина со скромно-женственной красотой и мужественно-принципиальными убеждениями, домашняя хозяйка, мать четверых детей, развили и дополнили в прениях мою ораторскую аргументацию. Остальные же участники конференции, по-видимому, поддавшись ревизионистской обстановке и приятельским отношениям, ещё не изжитым (что греха таить) в среде нашей творческой интеллигенции, безудержно захваливали кинофильм и игнорировали мою справедливую критику.

История нас рассудила!

На съёмочной площадке фильма Элема Климова «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён» (1964)

Несколько лет имена авторов С. Лунгина и Нусинова не появлялись на афишах кинотеатров и на страницах газет, журналов и книг. С радостью убеждалась я, что атмосфера творческой жизни передового советского киноискусства оздоровляется за счёт выпалывания таких вот сорняков, таких выкормышей декадентского упадничества запада, как, с позволения сказать, «кинописатели» С. Лунгин и Нусинов. И вот на страницы журнала «Советский экран», призванного Партией воспитывать эстетический вкус кинозрителей и всего многомиллионного советского народа, приползла «Черепаха».

Я перехожу к литературному разбору текста отрывка из сценария. Как специалист по литературе, я подготовлена также в области кинодраматургии (своеобразной сценарной литературы). Лучшие сценарии советского золотого фонда кинодраматургии, такие как бессмертный «Чапаев», «Ленин в 1918 году», «Большая жизнь» (1 серия) и другие являются моей настольной книгой.

Прежде всего, отрывок из так наз. «сценария» «Внимание, черепаха!» художественно и профессионально слабый, безграмотный и свидетельствует о незнании авторами, именуемыми редакцией «кинописателями», всех законов кинодраматургии (своеобразной сценарной литературы).

В этом отрывке нет коротких абзацев (монтаж), диалога, действия, динамики, затемнений и другой специфики кинодраматургии. По существу дела это рассказ без начала и без конца, написанный безграмотным, нарочито-усложнённым, примитивно-вульгарным языком с нелитературными оборотами во вред культуре русской речи, речи Пушкина и Гоголя, Горького и Чехова, Шолохова и Фадеева, Кольцова и Некрасова.

Кадр из фильма Ролана Быкова «Внимание, черепаха!» (1969)

Чтобы не быть голословной, выпишу из отрывка подряд наиболее возмутительные выражения (вообще весь рассказ написан непрофессионально и серо, с нарочитой и претенциозной броскостью):

«Отрываться нужно было немедленно» (отрываться — неприличное жаргонное словечко, обозначающее — уходить).

«Лифт взвился вверх» — всякому ясно, что взвиться может ракета, реактивный самолёт, знамя (метафора), но никак не лифт.

«Затопал тапочками» — вульгарность, ибо затопать можно только ногами (см. Словарь русского языка Ушакова).

«Чёртова макулатура» — здесь вульгарность выражения уже перерастает в грубую идеологическую ошибку, в провокацию против такой важной кампании, как сбор школьниками средних и старших классов бумажной макулатуры для нужд советской бумажной промышленности — однако, об этом ниже!

«Два румба влево! Два румба вправо! Полный вперёд!» — эта абракадабра выдаётся за типичную речь советских школьников.

«Черепаха всё время шевелила конечностями, норовя оцарапать голое Вовкино пузо» — неужели вы не видите здесь типичную парнографию [sic! — ред.], уважаемые т. т. из «Советского экрана»??? Парнографию, к которой уже давно склонны гр. гр. С. Лунгин и Нусинов!!!

«Хрипит, как припадочный» — вы тянете на страницы журнала речь хулиганов из подворотни и учите этой речи советского читателя.

«Сцепились мизинчиками» — опять парнография! И весьма грязная!

Если бы я не боялась утомить ваше внимание, я бы выписала весь текст рассказа, в которой нет буквально ни одного печатного слова, достойного великого языка нашей великой Родины, о котором ещё выдающийся писатель-реалист И. С. Тургенев с гордостью патриота написал «О, великий и могучий русский язык».

Кадр из фильма Ролана Быкова «Внимание, черепаха!» (1969)

Перехожу к содержанию образов-характеров, темы и идеи рассказа. Образы-характеры героев рассказа представлены в типичном кривом зеркале, искажающем образы советских школьников, учителей, интеллигенции, простых и героических советских трудящихся. Наши лучшие в мире советские дети показаны прогульщиками, не готовящими домашние задания, неопрятными, короче сказать — беспризорниками. Где пионерская организация? Где Совет отряда? Где вожатые? Где родительский комитет? Где директор школы? Эти тревожные «Где» можно продолжать очень долго, закончив их одним огромным «Где»: где наша советская действительность, господа С. Лунгин и Нусинов, и попустительствующие им редактора «Советского экрана»???

Я уже не говорю о той подлинной каррикотуре [sic! — ред.], на уважаемого советского интеллигента, который авторы подают читателю в так называемом «дедушке» Тани. Весь облик этого отвратительного персонажа, предстающего перед школьниками младших классов в неприлично-полуголом виде, а потом одетым в какое-то ультро-модное американского покроя одеяние, не соответствует характеру номенклатурного уважаемого музейного работника, каким он сложился в подлинной советской действительности.

Наибольшее возражение вызывает изображение авторами советских педагогов, самоотверженных деятелей советской средней школы. Лунгин и Ко не разоружились! Они продолжают подрыв основ нашего социалистического строя через школу. В какой момент появляются перед читателями учительницы Анна Сергеевна, Марианна Стефановна (Может быть, всё-таки «Степановна» — у нас есть русское имя Степан, имя Нашего героя-революционера Степана Разина!) и Зинаида Дмитриевна? В момент, когда они только что совершили грязную сделку, перепродав друг другу по спекулятивной цене японскую вязаную кофту-джерси! И это выдаётся за типичное поведение советских педагогов.

Да, у нас есть ещё временные трудности с товарами лёгкой промышленности. Да, в связи с огромным ростом благосостояния и покупательной способности ещё не все женщины нашей страны обеспечены красивой и изящной одеждой, достойной их героического труда, морального облика и женственности. Но отдельные факты так называемой «продажи из под полы» нельзя же выдавать за типичное, за характеристику советской школы?!

Кадр из фильма Ролана Быкова «Внимание, черепаха!» (1969)

Однако, все эти печальные факты, которые свидетельствуют о низком уровне идеологической работы среди киноискусства, выразившемся в опубликовании насквозь порочного рассказа «Внимание, черепаха!», уже, к сожалению, не новость, и можно было бы ограничиться административными мерами взыскания к тем, кто проглядел такой с позволения сказать «литературный шедевр». Но каждый советский патриот и просто честный советский человек разглядит за серыми, полными злобы и модничанья клеветническими писаниями лунгиных и нусиновых политическую диверсию.

Что такое черепаха? Что это за образ (метафора) такая, которую желают бросить под танк, которая «и в огне не горит, и в воде не тонет», как об этом, даже не маскируясь, нагло распоясавшись, пишут «кинописатели»? «Броню под танком испытывать» — это уже, товарищи, дурно пахнет, ох, как дурно! Это заставляет ясно увидеть, что здесь уже дело зашло в сферы, далёкие от литературной компитенции [sic! — ред.]. Сама буква «Ч» разве не разоблачает врага, пробравшегося в творческие союзы, окопавшегося под крылышком «добрых дядей» от литературы и кинематографии. Черепаха — Чехословакия!

Как только эта догадка ярким светом, подобно научному открытию или подлинному творческому вдохновению, озарила мою мысль, всё встало на свои места. Вова Деденко — это Министр обороны СССР, Маршал Гречко. Черепаха — чехословацкий ревизионизм и правый оппортунизм. А советские школьники, видите ли, обливают слезами и спасают черепаху (Чехословакию).

Мне хочется закончить статью вдохновившими меня словами Секретаря Союза кинематографистов СССР, Л. В. Кулиджанова: «Создадим произведения, достойные нашего Народа». Нусиновым-лунгиным и их покровителям нет места в советском, киноискусстве. Пусть убираются к себе в Израиль — там их поймут!

С уважением,
Авдохина А. С.

Communists
Июльский дождь
Предвидение
Solaris
Соловьев
Петербургская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»