18+

Подписка на журнал «Сеанс»

10 СЕНТЯБРЯ, 2017 // Рецензии

«Оно»: Глазами клоуна

В кинотеатрах на этой неделе много замечательных премьер, но на абсолютный зрительский успех обречен только один фильм — «Оно» Андреса Мускетти по роману Стивена Кинга. Это первая часть дилогии. О том, чего бояться в новом фильме про клоуна, рассказывает Андрей Гореликов.

«Оно». Реж. Андрес Мускетти. 2017

Кто не знает этот сюжет: семеро смелых против зла?

Шесть мальчиков и одна девочка проводят жаркое американское лето уже не в детских играх. Надо влюбиться, постоять за себя перед гопотой и еще убить питающееся их страхами чудище, с непонятной тягой к клоунскому костюму и макияжу. Монстр вышел на охоту за детьми и забрал брата Заики Билла, главного героя. Долг Билла и его друзей по Клубу Неудачников — разгадать тайну исчезновения малыша и отомстить.

На дворе — 1989-й, ностальгический саундтрек мягко аранжирует сгустившуюся тьму. Город полон призраков, которых призвал живущий в вонючей канализационной тьме Клоун. Есть только дети и их враг — взрослые на стороне зла или бездействуют в своей извечной слепоте. У героев нет ни учителей, ни ролевых моделей.

Андрес Мускетти снимает так, что, когда должно быть страшно, делается страшно до тошноты. Страх усиливает нечеловеческая пластика чудовища и кружащая непредсказуемыми траекториями камера. Если вы из тех, кто не привык видеть, как Рональд Макдональд достает из акульего рта отгрызенную детскую ручонку, то придется прикрывать глаза. Страх всегда по соседству с нервным смехом и глупыми шуточками Ричи Тозиера про «твою мамашу». Всегда есть время выдохнуть и подготовиться. Мускетти, впрочем, удается не только пугать, но и рассказывать о детстве — времени страхов, тревожной сексуальности, травм и сомнений.

«Оно». Реж. Андрес Мускетти. 2017

Трудно сделать стремительный, на одном дыхании фильм из путаного, неподъемного романа с миллионом персонажей. Будет, конечно, вторая часть, ведь Оно, если его не добить, просыпается раз в 27 лет, и герои обещали вернуться. Но пока им 12. И для них Оно — лишь худшее среди остальных зол: жестоких или отчужденных родителей, школьной шпаны, местечковых предрассудков, подростковых обид и лишений. Оно до того отвратительно, что не просто кооперируется со вздорными старухами и старшеклассниками, но и питает их ненависть, чтобы отравить все хорошее в городе. Традиционная для Кинга тема ненависти, таящейся за белым провинциальным заборчиком сплетается с темой памяти. Побеждая, герои не просто уничтожают сердце зла, но прощаются с невинным детством, забывают совместно пережитые беды и пронзительную, неразрывную дружбу.

Рассказы о призраках — а Оно — повелитель призраков, воплощающий порожденные бессознательным фантомы, — нередко являются метафорой личной или всеобщей истории с ее скелетами в шкафах и скрытыми движущими силами. Кинг почти всегда об этом. Но удивительно, что в данном случае о страхе и ненависти архетипического североамериканского городка рассказывает аргентинский режиссер.

«Оно». Реж. Андрес Мускетти. 2017

Мускетти пришел из латиноамериканского мира, где, по Маркесу, забывание мгновенно окутывает прошлое. В этом тумане бессмысленно рыскать, ведь ничего принципиально отличного от настоящего не найдешь. Латинская Америка, в отличие от северных соседей, не участвовала в модернизационной гонке, не выбивалась из пределов, упираясь в океан, а осталась провинциальным (хоть и беспокойным) придатком Старого света. Из Старого света в проект приплыл клоун Пеннивайз — сын Стеллана Скарсгарда Билл. Он исчез под гримом, превратившись в насекомоподобное иррациональное зло, холодный ужас, в котором можно увидеть и отголоски кровожадных скандинавских легенд, и бергмановских «нечеловеческих» персонажей, у которых маска приросла к лицу или превратилась в лицо. Еще один яркий «неамериканец» — звезда «Странных дел» Финн Вулфард, сыгравший Ричи Тозиера — приехал из Канады. «Оно» — взгляд на американский миф со стороны, и взгляд принципиально недетальный, ностальгически размытый.

«Оно». Реж. Андрес Мускетти. 2017

Испанец Ортега-и-Гассет писал об утрате «исторической культуры», которая превращает цивилизацию в проблему. «Сейчас “истинному европейцу” предстоит решать задачу, над которой бьются австралийские штаты, — как помешать диким кактусам захватить землю и сбросить людей в море». «Америку создали европейские излишки», — замечает он в другом месте. Помня это, можно предположить, что исторический элемент исчез из киновоплощения романа не случайно.

У Кинга в книге есть завиральное, но исчерпывающее объяснение того, что такое Оно, откуда явилось и почему предстает в тех или иных обличиях. У Мускетти (в первой части, оговоримся на всякий случай) нет даже повода задать такой вопрос. Монстр — иррациональный ужас, возникающий из ниоткуда и пожирающий все, что ему поддастся. Точно также, кстати, главный хулиган Генри Бауэрс в книге изначально имеет «причину» злиться на толстяка Бена и тыкать его ножом, а в фильме он с самого начала уже вполне безумен.

«Личной истории» нет не только у адского клоуна, но и у тех, кто противостоит ему. Да, детская дружба показана трогательно, но что слепляет этих детей вместе? Элемент бэкграунда есть у девочки Беверли — отец-педофил, — и у взращенного деспотичной матерью ипохондрика Эдди. Это прошлое, от которого можно бежать, не оглядываясь, что дети и делают. Их неизбежное возвращение к обозленным родителям остается где-то в неинтересном будущем за кадром. Прошлое чернокожего мальчика Майка — его семья, погибшая в подожженном расистами доме, он живой персонаж истории города. Для протагониста Билла оставлен только намек на идиллическое вчера с полной семьей, навсегда уничтоженное вторжением Оно. Но и этот намек исполнен сомнений: мама в самом начале наигрывает на пианино слишком тягостную мелодию, чтобы поверить в идиллию. Остальные… Стэн сын раввина — ну и что? Почему Бен в двенадцать лет весит почти центнер?

«Оно». Реж. Андрес Мускетти. 2017

Мирок маленькой Америки восемьдесят девятого года обозначен второпях, деталями знакомыми по фильмам Спилберга. Дети из подробно воссозданного Кингом 1958-го отправлены режиссером на тридцать лет позже, чтобы вернуться уже в 2016-й. Интересное время.

Прошлым летом провинциальные американские СМИ захлестнули сообщения о клоунах, которые заманивали детей в лес. Уже тогда кто-то предположил, что это промо-компания грядущей экранизации Кинга. А к выходу фильма вдруг вся жизнь, в частности — американская, или медийная ее сторона, превратилась в инфернальную клоунаду, озлобленную битву всех со всеми, где не видно светлой стороны. Как тут не питать зло своим страхом? Новая реальность отторгает историю, даже в собственном доме уже небезопасно. Крупный план Билли из фильма: «Мне легче пойти туда, к Нему в пасть, чем вернуться домой». Но даже если одолеть Оно, возвращаться будет некуда.

Есть ли у сорокалетних персонажей второй части шансы в нашем мире? Нужно ли будет спасать маленький американский город? В детстве только — сумасшедшие родители, школьная травля, маньяк-каннибал, велосипед да прощальный поцелуй, размазывающий кровь по щеке. Есть что спасать? Хочется верить, что да, но кажется, что нет.

Gilliam
Beat
Gilliam
Проводник
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»