18+
// Интервью

Горилла-стайл

С Джоэлом Потрикусом и Джошуа Берджем беседует Наталья Серебрякова

В российский прокат выходит фильма «Обезьяна» американского режиссера Джоэла Потрикуса. Это история о комике-пироманьяке, который заключил сделку с дьяволом и которого преследует обезьяна. Фильм был снят за крошечные деньги партизанским методом. «Сеанс» поговорил с режиссером и исполнителем главной роли.

Джоэл Потрикус на фестивале в Локарно, 2012

Джоэл Потрикус: «Кино не нуждается в спасении»

Вы побывали в апреле в Москве. Как вам Россия?

В России было отлично. Немного сюрреалистично для чувака, который рос на «Рокки IV» и «Красном рассвете» и, наконец, собственными глазами увидел страну, которой так боялся в детстве.

А с российским кино вы знакомы?

Как и большинство режиссеров, мое знакомство с русскими кино началось с Эйзенштейна. Позже я открыл для себя Тарковского. Я смотрел его фильмы как домашнее задание. Там есть, чему поучиться, но, честно, не всегда легко высидеть. Он работал на другом уровне понимания.

Как вам удается соединять реализм и сюрреализм, при этом не фальшивя?

Я всегда стремлюсь к наибольшей реалистичности, при этом странные вещи, которые происходят, впечатляют больше. Одно дело показывать драконов и летающие тарелки, а другое — сделать вдруг человека невидимым после того, как 80 минут подряд показывал его тяжелый труд на заводе. Вот этот сюрреализм. Как последний кадр в «Будучи там». Это настолько мощно, потому что Эшби держался до самого конца. Ну и, в конце концов, это же мой фильм, что хочу, то и делаю.

Откуда берется это ощущение правдивости, может от малого бюджета? Можете, кстати, обнародовать цифры?

С таким бюджетов у нас нет никаких ограничений со стороны продюсеров, которые обычно вмешиваются в процесс. Это наша история и наш стиль, и мы можем нарушить все правила, если захотим. «Обезьяна» снята за несколько тысяч долларов, хотя кинопроизводство одно из самых расточительных искусств. Наша же кинокомпания Sob Noisse больше похожа на инди-рок-группу, чем компанию.

А вот эта история о том, что вы сдавали пивные бутылки и потратили потом эти деньги на озвучивание «Обезьяны», правда?

Да, в Мичигане можно вернуть пустую бутылку из-под пива или другого напитка в магазин и заработать за это целых десять центов. Я примерно месяц просил людей на фейсбуке, чтобы сдавали нам бутылки, а затем провел неделю, загружая их в машину и обналичивая.

Вы панк?

Конечно. Панк — это просто история про изменение системы и изменения человеческого восприятия музыки и музыкального бизнеса. Мы делаем то же самое, я надеюсь.

Ваш герой Тревор — комик и пироманьяк. Это что-то личное, раз вы задумали его таким?

Я был стэндап-комиком в Нью-Йорке на протяжении года. Все шутки Тревора отражают именно этот период моей жизни. Это скучная и часто унизительная работа. Я чувствовал, что она точно передает лицо Америки. Это была метафора для нашего фильма. Тревога Тревора выражается через его пироманию. Он злится, но не знает, как это показать. Он поджигает, чтобы чувствовать себя лучше. То же самое можно сказать и о Джордже Буше.

Трудно снимать «партизанским» способом?

Два человека на разных концах квартала, как правило, дежурили, чтобы предупредить нас, если поедет полиция. Особенно, когда мы что-нибудь поджигали в общественных местах. Выбирая места для съемки, мы обычно долго ездили вокруг, пока не находили подходящее, а потом просто выходили из машины и сразу снимали сцену. Не было никаких разрешений. Мы работаем быстро, без света, без большой камеры. Минимализм — это наш ответ на все вопросы.

Вам удалось попасть с фильмом «Обезьяна» в Локарно и даже победить в номинации «лучший дебют». Вы знаете какой-то секрет?

Нам повезло, мы знали человека, который отбирал фильмы на фестиваль за два года до этого. Он замолвил за нас словечко, к счастью, директор фестиваля влюбился в наш фильм, и особенно в игру Джошуа. Удача и настойчивость в этом бизнесе без них нельзя.

Критики очень хорошо отзываются об «Обезьяне», сравнивая ее с ранним Джармушем или Линчем. А вам кто ближе из режиссеров?

Я думаю, это сравнение имеет смысл. Я всегда был их поклонником. Но я все же думаю, что правильней было бы меня сравнивать с британским режиссером Аланом Кларком.

Вы же еще и критик. Как вам эта профессия?

Люди всегда критикуют искусство. Это такая игра. Но большинству критиков негде писать, такова жизнь. Я пишу о текущих фильмах в ежегодный гид.

Где вы работали, пока не начали снимать?

Во время съемок я работал учителем в Мичигане. После успеха «Обезьяны» ушел. Теперь вот скучаю по детям.

Почему вы все время работаете с Джошуа Берджем? В вашем следующем фильме вы опять его снимаете.

Да, Джошуа будет в моем следующем фильме — Buzzard. Мы понимаем друг друга. Я могу просто на него посмотреть, и он понимает, что нужно делать. У Джошуа есть определенные качества, которым нельзя научиться. У него есть душа. Мы — одна команда.

Что это за фильм?

Это будет фильм о человеке, который борется с мошенничеством крупных корпораций, таких, как Walmart и McDonalds. Он чувствует себя героем, который бьется за все общество. В конце концов, неприятности заставляют его бежать. «Обезьяна» была историей о ярости и воображении, а это будет параноидальный кошмар.

Говорят даже, что ваш способ кинопроизводства — выход для всего поколения нового американского кино. Хотите спасать кинематограф?

Кино не нуждается в спасении. Это нормально. Я один из многих. В конце концов, независимые режиссеры преодолеют студийную систему. Это просто очень заманчиво для большинства режиссеров переехать в Лос-Анджелесе и погрузиться в этот мир. Я слышал, там много денег.

«Обезьяна». Реж. Джоэл Потрикус, 2012

Джошуа Бердж: «Обезьяна готова выйти наружу»

Как так получилось, что вы стали сниматься у Потрикуса?

Подростком я был музыкантом, давал концерты. Несколько лет назад создал группу, на этой почве мы случайно с Джоэлом и познакомились. Джоэл хорошо знал друзей, с которыми я играл. И вот я посмотрел его фильм «Гордон», который был снят на Super 8 и очень впечатлился. Через год Джоэл искал непрофессиональных актеров для своего нового фильма. Он хотел кого-то харизматичного, кто умеет держаться на публике. На вечеринке он спросил меня, интересно ли мне это, и я согласился. Этот была короткометражка «Койот».

Вы непрофессиональный актер. Чем занимаетесь?

Я как любой «свободный художник» занимаюсь всем, чем только можно. Начиная от музыки и кино и заканчивая дизайном. Даже шью обувь иногда.

Вам говорили, что вы очень пластичный актер? Как это у вас получается?

Я не совсем понимаю, что это значит. Нет, у меня не было пластических операций. Шучу. Мне кажется, что я играю по принципу «лучше меньше да лучше». Есть какие-то тонкости, когда ты как фокусник. На экране все движения преувеличены, ты как будто под микроскопом. Поэтому я всегда стараюсь играть осторожно.

Какие актеры вам нравятся?

О, многие. Мне нравится американское кино 1970-ых, это мой любимый период. Особенно в то время были хороши Джек Николсон, Роберт Де Ниро, Джин Хэкмен, Дастин Хоффман и Аль Пачино. Еще мне нравятся старые комики — Чаплин и Граучо Маркс. Когда я был в Локарно, я стал поклонником Дени Лавана. Он необыкновенно талантлив. Еще я поклонник Джеймса Франко, не только как актера, но как человека, который всегда делает что-то новое — фотографирует, записывает рок-пластинки. Мне нравится, когда люди не ограничивают себя.

Чем вам близки герои, которых вы играете: наркоман-оборотень, комик-пироманьяк?

Сам я не комик и не пироман, это все из жизни Джоэла. Ну, и не наркозависимый оборотень. Хотя что-то есть в этих двоих, что есть и у меня. «Койот» — это монстр, которым может стать каждый. Ведь каждый человек за что-то себя ненавидит. В «Обезьяне», наоборот, Тревор — это чувак, который, в отличие от окружающих, в порядке. Он пытается пробиться в одиночку, несмотря на кучу препятствий. Джоэл сам был комиком. Он вложил это все в свой сценарий, а я сыграл, вспомнив как все было.

Что вы думаете о партизанском способе съемки? Трудно пришлось?

Это было весело, мы должны были работать очень быстро. Поджоги, которые мы снимали, естественно, незаконны. Это всегда было приключением.

В фильмах Потрикуса так много кассетных магнитофонов. В США на них сейчас мода?

Мода на виниловые пластинки. Магнитофоны канали, когда мы с Джоэлом были моложе, и я всегда думал, что он их показывает в своих фильмах, потому что ностальгирует.

А вам нравится вся та музыка, которую слушает ваш герой?

Она идеально подходит для фильмов Джоэла. Но это не совсем то, что я обычно слушаю (кроме, пожалуй, хип-хопа). Я старомодный. Мне нравится The Beatles, Motown, Боб Дилан и старый джаз.

Вам самому шутки Тревора кажутся смешными?

А как же. Джоэл — один из самых забавных людей на свете, а это все его шутки.

А что вот символизирует обезьяна? Это альтер-эго Тревора?

Я думаю, что это животное внутри Тревора. Есть разница между тем, как мы ведем себя и тем, как хотим себя вести. Обезьяна внутри Тревора готова выйти наружу.

Пылающий
Киносцена
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»