18+
23 ДЕКАБРЯ, 2014 // Интервью

Арт-кино в российском прокате: «Во-первых, нам всем конец»

Независимые прокатчики и организаторы кинофестивалей отвечают «Сеансу», что станет с дистрибуцией авторского кино в России.

 

 

Сэм Клебанов, arthouse.ru

Арт-прокат, конечно, останется, но в очень маргинальном виде. Сейчас мы видим, что большое количество фильмов на Россию не продано, другие проданы, но за них не заплатят: фильмы покупались ещё на докризисные деньги. Посещаемость снизится.

Есть ещё несколько факторов. Очень мейнстримными стали телеканалы, сократив закупки, даже канал «Культура». Конечно, когда государство испытывает сложности, оно экономит на культуре, а не обороне. По платному телевидению тоже наносится серьёзный удар в виде запрета на рекламу: останутся премиальные каналы типа НТВ+, а те, которые показывают фильмы и живут за счёт рекламы между ними, уйдут. Всё то время, что я занимался прокатом, я надеялся, что удастся расширить артхаусные сети. Немного они расширились, но они не выходят за рамки двух столиц: за пределами Москвы и Петербурга в лучшем случае работает арт-мейнстрим типа «Опасного метода», но даже новый Ханеке или Рой Андерссон — это только Москва и Петербург. Может быть, от проката останется выжженная земля, на которой будут существовать только мейджоры. Я надеюсь, что этого не произойдёт, но выживут только те, кто сможет ещё чем-то себя поддерживать. Все будут сокращать расходы. Мы стараемся остаться, но сократились уже так, что дальше некуда.

 

Максим Кузьмин, Utopia Pictures

Во-первых, нам всем конец. Есть глобальные последствия того, что растут доллар и евро: если раньше мы могли купить фильм за десять тысяч долларов, то сейчас эти деньги в прокате просто не отбить. Могу сказать, что на последнем большом рынке AFM почти не было сделок. Во-вторых, увеличивается дистанция между независимым кино и блокбастерами. У мейджоров останутся пакеты, Warner Brothers так и будет снимать. А наше сообщество независимых дитрибьюторов последние несколько лет фактически инвестировало в независимое кино, приучало зрителя к авторскому кино на экране. Уже сейчас идёт отток аудитории: первые маячки появились в августе-сентябре. У фильмов «Кинотавра», например, никогда не было такого провала: посмотреть хотя бы на сборы «Испытания» и «Велкам хом». Понятно, что аудитория стала меньше тратить на развлечения. Но в Москве и Петербурге раньше хорошо работали так называемые «события» — фестивали или специальные показы, а сейчас и этого не происходит.

 

Марина Штауденманн, фестивальное агентство Tour de Film

Таких агентств, как наше, и так было немного, а сейчас их станет меньше. Маленькие негосударственные фестивали и кинопроекты перестанут приносить и без того небольшой доход из-за девальвации рубля и оттока зрителей на какое-то время. Быстрее всего сегодняшняя ситуация ударит по провинции, там скоро вообще только ура-патриотические фестивали и останутся. Выход на зарубежные гранты практически закрыт, все меньше стран заинтересованны в нашем рынке на данном этапе. Фандрайзинг тоже становится неактуальным, тем более пиарщиков скоро подсократят. В общем, выживут только крупнейшие. В сфере государственных проектов тоже будут сокращения бюджетов: культура всегда финансируется по остаточному принципу. Но даже если деньги на фестивали и удастся получить, проводить их будет не так приятно из-за бюрократии, идеологического прессинга, цензуры. Хотя формально цензуры у нас нет, мы все стали свидетелями беспрецедентного отказа в финансировании «Артдокфеста», например.

Но первый шок проходит, а посещение кинотеатра было и остается самым дешевым. Поэтому тем, кто не видит себя вне кино, ничего другого не остается, как активизироваться именно сейчас: придумывать проекты, привлекать партнеров, договариваться и убеждать, заниматься активно крауфандингом, проявлять чудеса в привлечении зрителей, заинтересовывать кинотеатры, приобретать новые навыки и знания, что и нужно делать в любые времена, особенно в самые интересные.

 

Алёна Бочарова, Beat Films

Мы не пользуемся термином арт-кино, и наши маркировки зрителя в этом смысле существенно отличаются от кинотеатральных, что может приводить к самым разным результатам — от довольно сюрреалистичного опыта с Beat Weekend, региональной версии Beat Film Festival, которая в этом году состоялась в 30 городах и была пограничным форматом между фестивалем и дистрибуцией (невозможно сейчас объяснить, как мы могли предположить, что в Брянске или Рязани на фильм о группе «Pulp» может прийти 100 человек) и супер-успешным опытом «Здорово и вечно», который строился на том, что зрители вне Москвы и Петербурга выступали символическими со-прокатчиками фильма и мы находились с ними в самой тесной коммуникации (они звонили в кинотеатры, создавали группы вконтакте и т. п., по итогам на сейчас фильм посмотрело в кинотеатрах страны более 15 000 человек). Тот факт, что нам удалось показать «Здорово и вечно» в кинотеатрах, где параллельно вовсю шли практически проклятые нами «Пингвины Мадагаскара», мы рассматриваем как состоявшуюся культурную диверсию, ну и в общем планируем продолжать в том же духе. И есть еще одно направление, работать с которым приятно и где можно обойтись без тяжелой артиллерии. Это обретающая контуры сеть культурных городских институтов по всей стране, где кино сосуществует с театром, книгами, искусством. Для нас это единомышленники и стратегические союзники, зачастую даже в большей степени, чем кинотеатры. Из тех, с кем мы последнее время работаем на постоянной основе, — это Центр современной культуры «Заря» во Владивостоке, Музей современного искусства «Эрарта» в Петербурге; ждем открытия «Арсенала» в Нижнем Новгороде после реконструкции, чтобы возобновить наш культурный обмен.

 

Тамара Ларина, OpenCinema, арт-центр «Берег»

Арт-кино, которое практически не имело и не имеет проката в стране, жило и сохранялось в фестивальном пространстве. Теперь и здесь ему сложно выживать. С одной стороны — агония законодателей: то они нацепляют духовные скрепы (а скорее цепи) на творцов, цензурируя фильмы под предлогом выкройки обсценной лексики, то пытаются ограничивать прокат зарубежных фильмов, уменьшая и без того узкий сектор арт-кино до позиции зеро. С другой стороны — жесткая экономика фестивального процесса. В эпоху навязчивой патриотической пропаганды фестивалям становится вредно зависеть от финансирования госструктур — они теряют свою независимость, свой творческий профиль и свою смысловую нагрузку. Надежды же на финансовые потоки от меценатов и спонсоров в такое кризисное время, как сейчас, бесперспективны. Получается, что фестивали независимого кино могут рассчитывать исключительно на горизонтальные связи — пожертвования зрителей-доброхотов, как это случилось с «Артдокфестом» в этом году. Расширение географии показов в этом смысле дает бóльшие возможности для привлечение средств от публики на местах. Каковы же перспективы для зрителя? Видимо до поры до времени выход для активного интеллектуального зрителя будет таков: хочешь смотреть другое кино — голосуй рублем. Дальше, если ситуация в стране не изменится, мы все перейдем в интернет и будем смотреть на экранах своих ноутбуков кино, откатавшее уже по фестивалям, кино годичной (или больше) давности. Будем собираться в клубах и библиотеках, будем наслаждаться просмотром с чаепитием, как в девяностые: в видеосалонах и на квартирниках для киноманов. Времена заставляют объединяться тех, кто обычно этого бежит. Индивидуальность и инакомыслие могут сохранить себя в консолидации. Что ж, значит, нам нужно не упустить шанс, освоить эти новые «старые» социальные практики.

 

Ангелина Никонова, фестиваль 2morrow/Завтра

Сейчас киноиндустрия находится в глубоком кризисе, выход из которого я вижу в создании альтернативной формы проката авторских фильмов — интернет-кинотеатров. Мы с фестивалем 2morrow начали разрабатывать интернет-платформу 2morrowScreen, на которую продюсеры смогут выкладывать свои фильмы, а зрители — платить за их просмотры. И пусть плата за просмотр фильма будет невысокой, зато расчёт будет честным: большинство будет идти в карман продюсеру. Борьба с пиратством — не единственный способ осуществления этой цивилизованной формы кинопросмотров. Зрителю нужно предоставить возможность легального просмотра разнообразного авторского кино: пока эти фильмы можно найти только в торрентах в некорректном качестве изображения и перевода. Фестиваль 2morrow совместно с новым проектом 2morrow FilmSchool нацелен организовать выездные фестивальные уикенды с мастер-классами по городам России и странам СНГ. Надеяться на то, что в ближайшем будущем в нашей большой стране будет создано достаточное количество кинотеатров, которые будут охотно брать интеллигентное кино в свой репертуар, — бессмысленно. Поэтому важно приобщать регионального зрителя к современному мировому кинематографу посредством фестивального формата, сочетающего в себе кинопоказы, встречи с авторами и образовательную программу.

Мертвец Каро
Докер Каро
3D
Lendoc
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»