18+

Подписка на журнал «Сеанс»

28 НОЯБРЯ, 2017 // Хроника

«Что там на этих пленках?»

Продолжаем разговор о ситуации вокруг Госфильмофонда в связи с уходом старшего куратора Петра Багрова. О случившемся пишут кураторы, критики и историки кино Алексей Медведев, Андрей Плахов, Михаил Ямпольский и Юрий Цивьян.

 

Алексей Медведев
кинокритик,
программный директор фестиваля «Край света»

Стали появляться первые тексты, первая реакция на возмутительное событие — вынужденный уход Петра Багрова с постов старшего куратора Госфильмофонда и художественного руководителя фестиваля архивного кино «Белые Столбы». И вот горькая ирония — тексты наши по жанру ужасно напоминают некрологи, как будто мы оплакиваем какое-то необратимое событие. Но Петя, слава богу, жив-здоров, с ним все в порядке, и уж он-то не пропадет. В худшем (для нас) случае — уедет работать за границу. А вот мы пропадем, уже пропали, если не сумеем отстоять Госфильмофонд как центр научной деятельности и место проведения уникального кинофестиваля. Так что пока что мы пишем некрологи по себе самим — это очень странное и неприятное занятие. Пора с ним заканчивать, и надо что-то предпринять.

Даже советская система нуждалась в профессионалах и людях, бескорыстно влюбленных в кино. Таким человеком был в Госфильмофонде Владимир Юрьевич Дмитриев, один из лучших людей из всех, кого я знал. Когда мне довелось сотрудничать на одном архивном проекте с Петром, я с радостным удивлением про себя отметил, что свято место пусто не бывает и в Госфильмофонде появился достойный наследник. А без таких людей пропадет и сам Госфильмофонд, превратившись в бессмысленное хранилище никому не нужной пленки. Об этом надо сегодня напомнить чиновникам, которые делают вид, что управляют культурой.

Потому что на свете есть вещи, которыми можно и нужно управлять, а есть и такие, которые надо просто постараться не испортить. Есть вещи, которые, если очень повезет, могут произойти сами собой. Например, смена поколений в научной среде. Или, простите вольное сравнение, избрание нового ламы в буддийском монастыре.

Тут бесполезно любое администрирование, потому что, прежде всего, должен появиться призванный. Пост главного хранителя архивных киносокровищ у нас в стране, по сути, один. И человек, способный его занять, — один. Второму просто неоткуда взяться — много ли у нас в стране киноведов с такой квалификацией, таким энтузиазмом и такой бескорыстной любовью? Это пазл, в котором одно пустое место может заполнить только одна деталь. Нам повезло, это счастливое совпадение произошло. А теперь наша задача — не дать разрушить то, что уже состоялось.

Те, кто имели дело с Госфильмофондом, прекрасно знают, что это за организация. Это огромная махина, неповоротливое княжество, живущее на государственные деньги и управляющееся в лучших традициях советской бюрократии. Возможно, в этом нет ничего ужасного — обеспечить минимальный порядок в работе такого огромного хранилища непросто. И понятно, что для этого нужны «крепкие хозяйственники», которые всегда Госфильмофондом и руководили. Но помимо «хозяйственников» нужен хотя бы один человек, которому было бы интересно — что там, на этих пленках?

При участии Петра в Госфильмофонде каждый год заново открывали и атрибутировали десятки картин. Достаточно вспомнить его недавние находки — прижизненную экранизацию рассказа Андрея Платонова, новаторскую картину Евгения Червякова, финальную версию мультипликационной оперы Михаила Цехановского на музыку Шостаковича. Однажды Петр помог мне организовать небольшой просмотр советских рекламных фильмов 1960-х годов. Я совсем не удивился (но очень обрадовался!), когда он и его сотрудники остались вместе со мной в зале, и, вместо просмотра одной короткометражки, мы устроили настоящий киносеанс. Им интересно. Это неодолимое профессиональное любопытство, без которого никакая архивная работа невозможна.

 

Михаил Ямпольский
доктор искусствоведения,
профессор Нью-Йоркского университета

Увольнение Петра Багрова из Госфильмофонда вызывает возмущение и тревогу за будущее. В государстве, которое постоянно декларирует свою приверженность сохранению культурного наследия и интерес к увековечиванию отечественной истории, происходит систематическое разрушение истории российского кино. Сначала Музей кино передается под начало абсолютно некомпетентного человека, закрывается Институт истории и теории кино, практически прекращается финансовая поддержка журнала «Киноведческие записки», который внес огромный вклад в наши знания о кино России, и наконец из Госфильмофонда выдавливается наиболее компетентный знаток отечественного кинематографа.

Петр Багров — уникальный специалист, заслуги которого признаны за рубежами нашей родины. Он оживил жизнь Госфильмофонда и внес большой вклад в развитие интереса к истории отечественного кино. Курируемый им фестиваль исторических фильмов стал настоящим событием в культурной жизни. Ему удалось собрать вокруг главного российского киноархива сообщество исследователей. Но главное он абсолютно незаменим на своем посту. В России просто нет второго человека, который бы так досконально знал историю российского кино. Багров рожден руководить киноархивом, и по моему глубокому убеждению, совершенно незаменим. Эта позорная история кончится тем, что он уедет из страны и найдет работу в одном из многочисленных зарубежных киноархивов. И его действительно будет неким заменить.

Постыдность случившегося очевидна хотя бы потому, что в знак признания заслуг в этому году Петр Багров был избран вице-президентом Международной ассоциации киноархивов (FIAF). Трудно, конечно вообразить, что архив может просто попрощаться с вице-президентом международной ассоциации архивов. Это не укладывается в сознании. Пока не поздно, и мы не потеряли Багрова, эта глупая и скандальная ситуация должна быть исправлена, и ученый должен быть немедленно восстановлен в своей должности.

 

Андрей Плахов
кинокритик и киновед,
почетный президент FIPRESCI

Киноархив — священное место для всех, кто занимается кинематографом как искусством, или наукой о кино, или даже киноиндустрией. В этот храм кинематографической религии, расположенный в населенном пункте с поэтичным названием Белые Столбы, нас возили в бытность студентами ВГИКа, и это были настоящие путешествия в иную реальность, гораздо более прекрасную, чем та, что окружала нас. И хотя за истекшее с той поры время появилось множество новых носителей, а кино стало доступно на домашнем мониторе, архивное хранилище ничуть не утратило своего священного статуса. Скорее наоборот: оно обрело пронзительную ностальгическую ауру и по-прежнему хранит волнующие тайны секретного сообщества, непостижимые для большинства.

Ситуация вокруг увольнения, или вынужденного ухода Петра Багрова из ГФФ задела меня не только как профессионала, но и как человека, склонного романтически относиться к выбору профессии. При всем идеологическом маразме советская эпоха оставляла нишу для подобного романтизма. Ныне мы живем во времена унылой прагматики, когда искусством и культурой рулят люди, которым совершенно все равно, чем заниматься — кинематографом или мясомолочной промышленностью. Конечно, они предпочитают нефть, но только потому, что она приносит легкую и быструю прибыль. Плоды этого равнодушия к предмету мы пожинаем повсюду, ведь и дело «Седьмой студии» не могло бы возникнуть, если бы для жизни искусства были прописаны законы, отдельные от тех, что регулируют процессы на стройке или на заводе. Если бы те, кто у нас принимает решения, чувствовали специфику предмета и считали преданность ему главным критерием профпригодности.

Госфильмофонд с его уникальной коллекцией — одно из не так уж многих сокровищ мирового уровня в нашей стране, которое осталось неразграбленным, неприватизированным, сохранилось под опекой государства. Чтобы сохранить его в таком виде, необходимо, чтобы научно-творческую деятельность фонда направлял человек компетентный и бескорыстно любящий это дело. Такого человека киносообщество счастливо нашло в Петре Багрове. Необходимо создать условия, чтобы он мог и дальше выполнять свою миссию.

 

Юрий Цивьян
кандидат искусствоведения,
профессор Чикагского университета,
научный руководитель Национальной латвийской синематеки

Уважаемый NN,

7 ноября сего года с горечью и тревогой я узнал, что Петр Багров был вынужден освободить должность старшего куратора Госфильмофонда России. Для меня, как и для всего мирового сообщества киноведов и кинодеятелей, речь идет не только о судьбе коллеги, но и о будущем Госфильмофонда, о судьбе наследия русского и мирового кино. Я прошу найти решение, которое позволило бы Багрову продолжить работу в ГФФ. Работа с кинонаследием требует профессионалов высочайшего класса; в противном случае, оно гибнет.

ГФФ принадлежит одна из крупнейших киноколлекций в мире, в которой хранится не только история русского и советского киноискусства, но и шедевры мирового кино (нередко речь идет об единственных в мире уцелевших копиях). Кинопленка — хрупкий носитель и требует бережного обращения. Вместе с тем, как и для любого хранилища, задача ГФФ — не только хранить, но и возвращать фильмы зрителям. Эта работа требует скрупулезного знания фондов самого ГФФ, энциклопедического владения историей мирового кино, умения работать с коллегами в других архивах ради восстановления, реставрации и возвращения на экран забытых или считавшихся утраченными шедевров. Именно этой деятельностью занимался в ГФФ Багров, ученый-архивист уникальной квалификации. Всего за несколько лет Багров наладил интенсивное сотрудничество с множеством киноархивов; фильмы из коллекции ГФФ триумфально показывались на фестивалях по всему миру; курируемый им фестиваль архивного кино «Белые Столбы» привлекал в ГФФ киноведов и зрителей из России и со всего мира. Работа Багрова была оценена по достоинству экспертным сообществом: в этом году он был избран вице-президентом Международной Федерации Киноархивов (представители ГФФ не входили в Правление Федерации с 1983 г.).

Зрителям может казаться, что у фильма нет срока давности. На деле все наоборот: кинопленка намного менее долговечна, чем картина или рукопись. В процентном отношении до нас дошло больше рисунков Леонардо да Винчи, чем немых кинофильмов.

Огромное количество бесценных пленок в России и мире уже погибло из-за несоблюдения условий хранения или небрежности хранителей. Этого не случится, если в ГФФ будут продолжать работу специалисты мирового класса. Я прошу сделать все возможное для того, чтобы Петр Багров мог вернуться к работе в Госфильмофонде.

Артхаус
Party
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»