18+

Подписка на журнал «Сеанс»

7 ФЕВРАЛЯ, 2014 // Чтение

Олимпиада как мультфильм

По случаю сами-знаете-чего публикуем материал из нашего номера 55-57, о советской анимации, посвященной Мишке, бобру и Олимпиаде-80.

Разработка типажа Миши Олимпийского по заказу Олимпийского комитета СССР. Худ. Евгении? Мигунов, 1979. Из архива Е. Т. МигуноваРазработка типажа Миши Олимпийского по заказу Олимпийского комитета СССР. Худ. Евгении? Мигунов, 1979. Из архива Е. Т. Мигунова

Для советской мультипликации умение учитывать конъюнктуру (в том числе политическую) и использовать продиктованный ею материал для выражения собственных творческих идей и задач было явлением естественным. Большей частью по инициативе сверху (но иногда и по собственной воле) аниматоры откликались на юбилеи Пушкина, Чехова, Некрасова, Вашингтона Ирвинга, кончину Пабло Неруды, 800-летие Москвы, юбилеи комсомола и пионерской организации, плана ГОЭЛРО, Куликовской битвы, АСИФА, 20-летие советского кино, 100-летие Ленина, 150-летие Энгельса и почти на каждый юбилей Октябрьской революции. Подобные темы резервировались в темплане, чтобы не свалиться как снег на голову сотрудникам киностудий. Кроме того, надо вспомнить, что в истории советской мультипликации было три периода, когда она была насквозь «конъюнктурна», публицистична и пыталась откликаться «на злобу дня», порой — буквально на каждый «чих» политической и общественной жизни. Когда подобные фильмы или мотивы доминировали среди анимационных произведений? Это 1923–1935 годы, 1941–1943 годы и перестройка. Причем если первые два периода отразились в мультипликации, скорее, прямолинейно — плакатно или карикатурно, то события перестройки отражало уже зрелое искусство, умеющее пользоваться сложным образным языком. Но и в промежутках между этими периодами мультипликаторы откликались на: подвиг папанинцев, полет Гризодубовой, Расковой и Осипенко, события на Дальнем Востоке, войну в Испании, оккупацию Германией Чехословакии, присоединение к СССР Западной Украины, Западной Белоруссии и части Финляндии, постановление 1940 года об усилении производственной дисциплины, «великий сталинский план преобразования природы», достижения в производстве хлопка, добыче угля и металла, «план Маршалла», борьбу с космополитизмом, «кукурузную» кампанию, Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, планы химизации промышленности, запуск первого спутника, полеты Гагарина и Титова, денежную реформу 1961 года, XXII съезд КПСС и принятие новой партийной программы, хрущевскую антирелигиозную кампанию, борьбу с абстракционизмом, с додекафонией и конкретной музыкой, освобождение народов Африки от колониализма, идеологию «народного капитализма», достижения советских атомщиков, войну во Вьетнаме, подписание договора между СССР и ФРГ, политику «разрядки», освоение Нечерноземья, сибирские стройки — и многое другое… Были и более масштабные правительственные заказы — мультоформление доклада Куйбышева о планах первой пятилетки, для которого были мобилизованы мультипликаторы всех московских студий, или хрущевские заказы на создание мультипликации для панорамных и кругорамных фильмов, чтобы «догнать и перегнать Америку». Вот разве что к тематике Великой Отечественной войны аниматоры обращались почти всегда не «к дате», а по другим, более существенным и глубоким причинам. Так что подобные проекты 1990–2000-х годов (фильмы к юбилеям Москвы, Пушкина, Гоголя, Чехова и др.) имеют богатую предысторию. Даже экранизации фольклора народов «братских стран» очень часто диктовались сиюминутными политическими соображениями. В результате по мультипликационным фильмам, как и по карикатурам, можно писать историю страны. И одной из важнейших страниц в этой «истории» является участие мультипликаторов в подготовке к московской Олимпиаде 1980 года.

Разработка типажа Миши Олимпийского по заказу Олимпийского комитета СССР. Худ. Евгении? Мигунов, 1979. Из архива Е. Т. МигуноваРазработка типажа Миши Олимпийского по заказу Олимпийского комитета СССР. Худ. Евгении? Мигунов, 1979. Из архива Е. Т. Мигунова

Грандиозная кампания по ее организации и пропагандированию затронула и многих советских художников. По итогам Олимпиады в 1984 году была выпущена книга Кронида Ческидова «Художник и олимпийская Москва». Из нее можно узнать, что помимо художественных выставок на спортивную тематику, прошедших во всех крупных городах страны, советские художники занимались разработкой олимпийской эмблематики, шрифтов, пиктограмм, вымпелов и медалей, плакатов и стендов, оформлением площадей, магистралей и трасс, улиц и проспектов, стадионов и парков Москвы и других олимпийских городов. Художники изготавливали панно и барельефы для строящихся олимпийских объектов, участвовали в подготовке церемоний открытия и закрытия Игр, разрабатывали эскизы сувенирной продукции с олимпийской символикой (марок, открыток, конвертов, значков, календарей, брелков, головоломок и многого другого), дизайн товаров и их упаковки. Наконец, много работы было и у художников книжной и журнальной графики — ведь обложки всех советских журналов за июль 1980 года были посвящены Олимпиаде, а многие издания за этот месяц (в т. ч. детские) были целиком отданы олимпийской тематике.

К сожалению, в той книге не нашлось места для оценки того вклада, который внесли в проведение Олимпийских игр режиссеры и художники советского мультипликационного кино. А ведь в отличие от других мероприятий, дат, юбилеев и кампаний, на которые мультипликаторы откликались максимум одной-двумя работами, Олимпиаде-80 было посвящено несколько десятков фильмов различной тематики, метража и направленности. Акций подобного масштаба советская мультипликация не знала никогда. Разумеется, от программы такого размаха трудно было бы ждать гарантированного высокого художественного качества. Однако мультипликаторы взялись за ее реализацию и сделали свою работу по большей части достойно и добросовестно.

Разработка типажа Миши Олимпийского по заказу Олимпийского комитета СССР. Худ. Евгении? Мигунов, 1979. Из архива Е. Т. МигуноваРазработка типажа Миши Олимпийского по заказу Олимпийского комитета СССР. Худ. Евгении? Мигунов, 1979. Из архива Е. Т. Мигунова

«Олимпийская» мультипликация разрабатывала несколько тем: история олимпийского движения, реклама товаров и услуг для гостей Игр, пропаганда спорта, физкультуры и здорового образа жизни, а также вклада Олимпиады в дело борьбы за мир и дружбы народов. Часты были обращения к пародированию «древнегреческого» материала и, разумеется, к образу Миши Олимпийского, созданному В. А. Чижиковым.v

Важно отметить, что почти во всех случаях обращения аниматоров к олимпийской тематике инициатива исходила снизу. Масштабное производство мультипликационных фильмов на сей раз не было госзаказом.

Первыми на событие откликнулись киевские мультипликаторы. Группа режиссера Владимира Дахно раньше других задумалась о том, как отразить олимпийскую тему в рисованном фильме. Как рассказал художник-постановщик Эдуард Кирич, очень быстро пришла идея использовать уже давно разработанные и «надежные», заслужившие зрительскую симпатию образы казаков (Тура, Око и Грая). Так было принято решение сделать «олимпийский» фильм «казацкого» цикла. Придумывать сюжет было легко: почти сразу нашлась идея погрузить казаков в перипетии античных мифов, противопоставив миролюбивым намерениям Зевса агрессивные и разрушительные планы Марса (Ареса). Разумеется, по ходу развития сюжета именно запорожские казаки оказывались главным препятствием на пути реализации зловещих планов Марса и, проявив сноровку во многих видах спорта, побеждали бога войны в боксерском поединке. Таким образом, украинские мультипликаторы первыми взяли на вооружение античный колорит и выразили миротворческий характер олимпийского движения.

 

«Как казаки олимпийцами стали», 1978

Фильм «Как казаки олимпийцами стали» был закончен уже в 1978 году. Но еще раньше в темплане студии «Союзмультфильм» на этот год появилась первая заявка на картину, рассказывающую об истории олимпиад. Она называлась «Между жатвой и сбором винограда», и режиссером будущего фильма должен был стать Владимир Морозов. В том же 1978 году на студии был выпущен первый мультипликационный рекламный ролик, приуроченный к московской Олимпиаде. О судьбе этих двух работ будет рассказано ниже. А 14 февраля того же года директор «Союзмультфильма» М. М. Вальков направил заместителю председателя оргкомитета Олимпиады-80 И. Ф. Денисову письмо с предложением выпуска ряда мультипликационных фильмов с участием медвежонка Миши Олимпийского — талисмана московских Игр. В письме испрашивалось разрешение на использование этого персонажа в мультипликации и в случае согласия высказывалась просьба выделить консультанта для совместной работы.

Как отмечалось позже, в частности, в сценарии телепередачи, посвященной проекту, желание отразить олимпийскую проблематику у работников студии возникло именно после знакомства с типажом Миши Олимпийского, созданным Чижиковым. Этот герой, с его лучезарным обаянием, буквально просился на анимационный экран. Желание оживить Мишу, сделать его участником сказочного сюжета, придумать ему «биографию» и было основным стимулом для этой инициативы. К сожалению, ни Олимпийский комитет, ни руководство студии не только не привлекли Виктора Александровича к совместной работе, но даже не проинформировали его об этой идее.

28 февраля 1978 года заместитель начальника управления пропаганды оргкомитета московской Олимпиады Н. И. Любомудров в ответном письме поддержал предложение студии и рекомендовал в качестве консультанта В. Г. Шевченко — начальника управления. Вскоре были определены основные темы будущего пакета фильмов и составлен первоначальный список из восьми названий с аннотациями. Хотя не все проекты из этого списка были реализованы, в итоге «Союзмультфильм» выпустил на экран даже больше восьми «олимпийских» фильмов.

«Кто получит приз?», 1979

Первой была запущена и снята лента В. М. Котеночкина «Кто получит приз?» — запуск состоялся в сентябре 1978 года, плановая сдача была назначена на март 1979-го (прокатное удостоверение фильм получил 16 апреля). В сценарии В. Г. Сутеева рассказывалась «предыстория» Миши Олимпийского, объяснялось, как и за что он стал олимпийским талисманом. В сюжете особо подчеркивалось, что высокую честь Миша заслужил не столько своими спортивными успехами, сколько моральными качествами: честностью, взаимовыручкой, жертвенностью, сочувствием к окружающим. Миша формально проигрывал лесные соревнования, но тем не менее был признан их победителем за проявление истинной спортивной доблести. Художник-постановщик Н. С. Ерыкалов первым из мультипликаторов выполнил задачу превращения эскиза Чижикова в мультипликационный типаж, декорационная часть фильма была выполнена его партнером — одним из лучших живописцев студии А. В. Винокуровым. При запуске картины «Кто получит приз?» на заседании сценарно-редакционной коллегии обсуждалась возможность сделать Мишу «пушистым», применяя для этого различные способы (в частности, торцовку). Впрочем, на студии было принято решение, что в каждом фильме режиссеры и художники-постановщики будут самостоятельно трактовать внешний облик мультипликационного Миши, и единого подхода к типажу не возникло.

Разумеется, в «олимпийском проекте» невозможно было не задействовать Б. П. Дёжкина — виртуозного мультипликатора; режиссера, заработавшего известность картинами на спортивную тематику. Однако к 1979 году он находился уже не в лучшей творческой и физической форме. Мешали возраст и прогрессирующая потеря зрения. Хотя на стадии написания сценария (авторы — С. В. Рунге и сам Дёжкин) будущий фильм не вызывал серьезных опасений. Рабочее название сценария — «Друзей на свете много» (или «Два сувенира»), и темой его была преемственность олимпийских традиций. Фильм рассказывал о дружбе Миши Олимпийского с талисманом предыдущей, монреальской Олимпиады — бобром Амиком. Более того, предполагалось, что у этого фильма будет и продолжение — с условным названием «Мы — олимпийцы!». В первом фильме Миша и Амик должны были познакомиться, подружиться и отправиться в путешествие по Сибири, в олимпийскую Москву. Во втором фильме они должны были дать своеобразный шуточный концерт на московском стадионе. Фильм-концерт — еще один излюбленный жанр Дёжкина, концертные номера он часто вставлял и в свои картины иной тематики. Сохранились рукописные наброски Дёжкина, свидетельствующие, что он уже начинал разработку сюжета второй «серии». Выпуск первого фильма был запланирован на октябрь 1979 года, но работа над лентой затянулась, и он остался единственной воплощенной частью дилогии.

Эскиз к фильму «Кто получит приз?». Реж. Вячеслав Котеночкин, худ. Александр Винокуров и Николаи? Ерыкалов, 1979. Из фондов Государственного центрального музея киноЭскиз к фильму «Кто получит приз?». Реж. Вячеслав Котеночкин, худ. Александр Винокуров и Николаи? Ерыкалов, 1979. Из фондов Государственного центрального музея кино

Литературный сценарий начинался с лесного ажиотажа из-за избрания Миши представителем на Олимпиаде. В этот момент на вертолете в лес прибывает Амик, находит медвежье жилище, просит познакомить его с Мишей, но не узнает его, перепачканного медом и малиной. Когда Мишу отмывают, Амик торжественно передает ему олимпийский пояс. Заяц-марафонец доставляет в лес радиограмму с вызовом в Москву, и Амик с Мишей отправляются в путь, по дороге наблюдая животных, занимающихся различными видами спорта. Финал в разных вариантах сценария (литературном и двух режиссерских) отличался: в одном случае фильм должен был кончаться отправлением талисманов в путешествие, в другом — приключением на реке, когда Амик отставал от Миши, уплывшего на надувной лодке, догонял его на каноэ, и они чудом спасались после кораблекрушения. В литературном же сценарии Миша и Амик благополучно проплывали по сибирской реке (причем Миша рассказывал Амику о новых стройках, плотинах, заводах, нефтяных вышках), и последним эпизодом было их путешествие по шоссе в кабине грузовика. Миша засыпал на плече у Амика, а перед ветровым стеклом на нитке уже висела фигурка маленького сувенирного Миши. Третий вариант финала из еще одного экземпляра литературного сценария, сохранившегося в личном архиве Дёжкина, рассказывал о встрече Миши и Амика в тайге с тигром, который, увидев на Мише пояс с олимпийской символикой, подвозил на своей спине медвежонка и бобра до трассы БАМа.

«Первый автограф», 1980

Фильм был запущен в подготовительный период в марте 1979 года. Уже в процессе работы над режиссерским сценарием он приобрел окончательное название — «Первый автограф», утратил эпизод с передачей олимпийского пояса, и причиной встречи Амика с Мишей стало желание бобра получить у Миши автограф, осуществленное только в финале, на реке, после крушения. Тем не менее в рабочих раскадровках режиссера сцена передачи пояса присутствует. Раскадровку и эскизы (художники-постановщики Б. П. Дёжкин и А. В. Винокуров) худсовет оценил очень высоко (есть сведения, что на том этапе художником-постановщиком фильма был Ю. В. Мещеряков), раскритиковав лишь музыку. Судя по рабочим записям Дёжкина, в качестве кандидатур композиторов он рассматривал Алексея Рыбникова и Игоря Ефремова, однако остановился на Викторе Лебедеве, хотя от этого выбора и предостерегал худсовет. Однако в процессе производства начались сложности. Из-за длительной болезни режиссера сроки неоднократно переносились, и закончен он был лишь в конце января 1980 года. В процессе работы фильм очень сильно изменился, потерял множество выписанных в сценарии остроумных деталей (хотя еще во время приема подготовительных работ Святослав Рунге пожелал, «чтобы Дёжкин придерживался того хорошего, что было им самим найдено»), сценарно-редакционная коллегия студии неоднократно признавала необходимость внесения в рабочий материал поправок. В довершение всего, исправлений потребовала и редакционная коллегия Госкино, для чего фильм был отправлен на переработку и окончательно принят только 26 февраля. В архиве режиссера, например, сохранились целлулоидные фазы, на которых Амик и Миша пьют, соответственно, кока-колу и квас (в картине этого эпизода нет).

Несмотря на многочисленные рисунки Миши и Амика в резиновой лодке в раскадровках и эскизных рисунках, сохранившихся в режиссерском архиве, из разнообразных вариантов финала Дёжкин выбрал встречу Миши и Амика с тигром, тоже охотящимся за Мишиным автографом (однако, в отличие от рабочих раскадровок и компоновок, в фильме отсутствует заключительный план, где бобер с медвежонком должны были ехать на тигре верхом). Кроме того, вместе с другими деталями из картины исчезла почти вся олимпийская и национальная символика, из-за чего сюжет окончательно перестал читаться, а значение фигуры бобра стало вовсе туманным — никаких намеков на связь этого героя с монреальской Олимпиадой, и вообще с Канадой, не осталось. Очевидно, что это было связано с международными политическими осложнениями начала 1980 года, с массовым бойкотом Олимпийских игр, одним из инициаторов которого выступила Канада. Инициатива эта была обнародована в январе 1980 года, практически одновременно с завершением работ над первой редакцией фильма. И хотя впоследствии Канада в бойкоте участия не приняла, на тот момент появление ее символики рядом с символикой московской Олимпиады было неприемлемым. Это предположение объясняет многие метаморфозы, которые претерпела картина. В частности, по сравнению с эскизными рисунками Дёжкина сильно изменилась внешность бобра — он утратил одежду (вместе с эмблемой монреальской Олимпиады), сохранив при этом первоначальные пропорции и строение корпуса. Исчезла и реплика Амика, приветствующего медвежью семью: «Хеллоу! Я — Монреаль, Канада!», и многие другие, хотя и в диалоговом листе, заготовленном для озвучания, и в режиссерских разработках мимики бобра подобные фразы фигурировали. Вполне вероятно, что эти детали были удалены из фильма уже в процессе переработки, вызванной требованиями Госкино. В любом случае, «Первый автограф» в итоговом варианте может считаться одной из наименее удачных работ «олимпийского проекта».

И. А. Ковалевская, взявшись за олимпийскую тему, осталась верна своему излюбленному жанру — детскому музыкальному фильму. Ее картина «Салют, Олимпиада!», законченная в октябре 1979 года, представляет собой рисованное ревю из трех песен на стихи Михаила Пляцковского, исполняемых музыкальным ансамблем животных под руководством Миши Олимпийского. Предполагалось, что композитором фильма станет В. Я. Шаинский, однако в итоге музыку писал Анатолий Быканов, с которым ранее Ковалевская уже сделала мюзикл «Сказка о попе и о работнике его Балде» и фильм «Горный мастер». Художником-постановщиком картины был Александр Волков, а все вокальные партии исполнил Владимир Винокур. Несколько песен, звучащих в фильме, впоследствии тиражировались на пластинках из детского звукового журнала «Колобок».

«Салют, Олимпиада», 1979

В том же 1979 году по заказу Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами Л. Л. Каюков снял фильм «Где же медвежонок?». Эта работа преследовала сразу несколько рекламных целей: во-первых, рассказывала иностранным гостям Олимпиады о некоторых достопримечательностях Москвы (цирке, зоопарке, театре зверей и др.), во-вторых, рекламировала типичные русские сувениры (матрешек, самовары, богородские или дымковские игрушки и т. п.), в-третьих, пропагандировала удобства и быстроту перемещения по олимпийским городам Советского Союза во время проведения Игр. Сценарист М. Ф. Липскеров с виртуозной изобретательностью соединил эти разнообразные темы в едином сюжете (поисках медвежонка Миши его друзьями-сувенирами), украсив его целым рядом остроумных деталей. Художником-постановщиком картины выступила Валентина Гилярова. Работа, по-видимому, была завершена в самом конце 1979 года, прокатное разрешение было выдано в конце января 1980-го.

«Баба Яга против», 1-я серия, 1979

Самой масштабной работой «Союзмультфильма», приуроченной к Олимпиаде-80, стал цикл из трех картин под общим названием «Баба-Яга против!» (авторы сценария А. Е. Курляндский, Г. Б. Остер, Э. Н. Успенский, режиссер В. И. Пекарь, художник-постановщик Т. В. Колюшева), первый фильм которого был завершен уже в 1979 году, в конце июня; а второй и третий — в 1980-м, в феврале и июне соответственно. Причем киносценарий второго выпуска начал разрабатываться только после завершения первого, в июле 1979-го, а работа над киносценарием третьего выпуска началась уже в ноябре 1979-го, когда второй фильм еще не был закончен. Фильм был построен по принципу цикла «Ну, погоди!» — как погоня отрицательных героев (Бабы-Яги, Кощея Бессмертного и Змея Горыныча) за положительным (Мишей Олимпийским), в ходе которой преследователи попадают в ими самими расставленные ловушки, а Миша, как и Заяц в первых выпусках «Ну, погоди!», даже не замечает нависшей над ним опасности. Каждый фильм представлял собой цепочку трюков, объединенных общей задачей и «слоганом» «А Баба-Яга против!» (аналогом реплик «Ну, погоди!» в одноименном цикле и «Ребята, давайте жить дружно!» в серии фильмов А. И. Резникова о коте Леопольде). Группой была проделана серьезная работа, фильм был непростым по изобразительному решению (об этом можно судить даже по нетрадиционному характеру контура). Хотя Пекарь в своей режиссерской деятельности больше не брался за эксцентрические сюжеты, этот необычный для него фильм не лишен определенных достоинств. Очень своеобразно цветовое решение, типажи отрицательных героев, созданные Татьяной Колюшевой, предельно осовременены. Достаточно вспомнить Бабу-Ягу с маникюром, в пиджаке-жакете и женских сапогах, и Кощея в плаще, брюках и с короной-бейсболкой. Особенно хороши миниатюрный «одомашненный» Змей Горыныч и избушка на курьих ножках, в пластике которой Пекарь использовал опыт работы над их с В. И. Поповым фильмом «Сокровища затонувших кораблей» (там схожим образом был сконструирован и двигался подводный научно-исследовательский аппарат «Нептун»).

Первоначально, в ходе разработки идеи, три фильма цикла имели индивидуальные названия: первый — «Талисман», второй — «Самоходная избушка», третий — «Мы — чемпионы!». Причем сюжеты двух первых выпусков в целом остались без изменения — в первом фильме Баба-Яга хочет задержать Мишу Олимпийского на его пути в Москву, во втором — похитить памятные сувениры для гостей Олимпиады. Что касается третьего фильма, то его тема в ходе работы над сценарием менялась: в первом варианте, обсуждавшемся в апреле 1978 года, предлагалось сделать двигателем сюжета желание Бабы-Яги погасить олимпийский огонь, но это было воспринято некоторыми членами сценарно-редакционной коллегии студии (в частности, Ф. С. Хитруком) как изображение некоей диверсии на грядущей Олимпиаде. Члены коллегии настаивали также на том, чтобы акценты в будущем цикле были расставлены правильно, и отрицательные персонажи были не врагами олимпийского движения, а противниками Миши Олимпийского (персонально), чтобы их конфликт строился не на вражде, а на конкуренции (что отразилось в репликах Бабы-Яги: «Почему он, а не я?» в адрес Миши). Эти пожелания были учтены, и сюжетом третьего выпуска стало исправление отрицательных героев, которые должны были участвовать в спортивных состязаниях, используя свои традиционные атрибуты — метлу, ступу и т. п. Таким замысел выглядел и в конце 1978 года, когда первый выпуск запускался в производство. Однако впоследствии авторы вернулись к первоначальной теме третьего фильма, только заменили желание погасить Олимпийский огонь на стремление зажечь его раньше Миши.

Уже неоднократно предпринимались попытки трактовать сюжет цикла как аллегорию бойкота московской Олимпиады западными державами, однако такое прочтение не выдерживает критики. Решение о бойкоте Олимпийских игр принималось уже в 1980 году, после вторжения советских войск в Афганистан, к этому времени первый фильм был давно закончен, работа над вторым близилась к завершению, а третий был уже в производстве. Что же касается идеи серии, то, как видно из изложенного выше, она разрабатывалась еще в 1978 году.

Еще один фильм «олимпийского пакета» был сделан в жанре киноплаката. Это «Большая эстафета» И. С. Аксенчука, который очень часто брался за съемки фильмов подобного жанра. Фильм рассказывает об истории зарождения идеи олимпийских игр в античном мире, о забвении олимпийских идеалов на много веков и о возрождении их в Новое время. Почти вся вторая половина картины повествует об истории современных Олимпиад и завершается приглашением в гостеприимную олимпийскую Москву. При этом некоторые деликатные моменты олимпийской истории в фильме опущены (например, Берлинская Олимпиада 1936 года).

«Большая эстафета», 1979

Первоначально, как уже рассказывалось выше, студия планировала снять одночастевый фильм «Между жатвой и сбором винограда», выпуск которого планировался уже в 1978 году. Его сценарий писали лауреат конкурса на лучшую спортивную книгу В. Кукушкин и лауреат конкурса на лучший спортивный фильм В. Штейнбах, режиссером должен был стать В. И. Морозов. Согласно аннотации, «в занимательной форме фильм рассказывает об истории олимпийских игр, о служении спорта делу мира и сближения народов». Однако запуск этой работы в производство был отложен, а замысел видоизменился, и позже, в 1978 году, на «Союзмультфильме» предполагалось снять уже три фильма об истории олимпийских игр — «Между жатвой и сбором винограда» (об олимпиадах античности), «Возрождение» и «Олимпийская эстафета» (о современной олимпийской истории). Были подписаны договоры с авторами на написание сценариев этих картин, в сценарную группу вошли режиссер Ф. С. Хитрук и художник-постановщик В. Н. Зуйков. Однако выяснилось, что на «Мосфильме» Юрий Озеров по заказу Международного олимпийского комитета замышляет большой художественно-публицистический фильм об Олимпиаде, в который предполагается включить мультипликационные вставки аналогичного содержания. Поэтому выпуск анимационных фильмов на том же материале был сочтен нецелесообразным, и работа над сценариями была приостановлена. «Союзмультфильм» вел переговоры с «Мосфильмом», предлагая приобрести уже заключенные договоры на сценарии, однако «Мосфильм» отказался от этого предложения. В результате рисованные вставки в фильм Ю. Н. Озерова и Б. Н. Рычкова «О спорт, ты — мир» в 1980 году сняла группа Ф. С. Хитрука (об этом пойдет речь чуть ниже), причем они рассказывали только об истории олимпиад древности. Очевидно, тема третьего задуманного фильма («Олимпийская эстафета») осталась невостребованной, и именно она легла в основу ленты Аксенчука. Литературный сценарий был закончен и утвержден в августе 1978-го, подготовительные работы начались в мае 1979-го, а готовность фильма была заактирована в последний день того же года (прокатное удостоверение получено уже в январе 1980-го).

«Ну, погоди!», 13-я серия, 1980

И наконец, к Олимпиаде-80 был приурочен выход тринадцатого выпуска самого популярного советского мультипликационного цикла — «Ну, погоди!» (1980, режиссер В. М. Котеночкин, авторы сценария А. Е. Курляндский и А. И. Хайт, художник-постановщик С. К. Русаков). К сожалению, этот выпуск в какой-то мере оправдал свой номер и стал одной из наименее удачных работ серии. Возможно, сказались спешка и сценарная «обязаловка». На этот раз в качестве сюжетной основы использовалась «международная» тема — фабула строилась на том, что Волк постоянно путает Зайца с его «родичами» — спортсменами с разных континентов. Как и во многих других выпусках «Ну, погоди!», литературный сценарий был длиннее на целый эпизод и завершался очередной спортивной погоней (в форме спортивной ходьбы), но Котеночкин сократил окончание. Тем не менее Волк и Заяц вслед за казаками Владимира Дахно тоже стали олимпийскими чемпионами. Эта работа была разрешена к выходу на экраны в начале апреля 1980 года.

Не все сценарии олимпийской тематики пошли в работу на «Союзмультфильме», некоторые из них остались невоплощенными. Так, в архивах сохранился литературный сценарий Владимира Аленикова и Александра Мостового «Приключения олимпийского медвежонка». Он состоит из семи сюжетов, в каждом из которых Миша Олимпийский помогает спортсменам выиграть соревнование или установить рекорд каким-либо комичным и парадоксальным способом. Вероятно, он был забракован, и теперь хранится в рукописном отделе Государственного центрального музея кино.

Позже всех в «предолимпийский марафон» включилась студия «Мульттелефильм», входившая в Творческое объединение «Экран» Центрального телевидения. Здесь инициатива создания мультфильмов олимпийской тематики исходила от главного редактора Э. И. Бабахиной. К сожалению, большинство «олимпийских» лент этой студии отличает довольно низкое художественное и техническое качество, что объясняется, видимо, не только худшей отлаженностью производственных процессов, чем на «Союзмультфильме», но и чрезвычайно сжатыми сроками, в которые эти фильмы создавались.

Компоновка к фильму «Ну, погоди! Тринадцатыи? выпуск». Реж. Вячеслав Котеночкин, худ. Светозар Русаков, 1980. Из личного архива Г. Н. БородинаКомпоновка к фильму «Ну, погоди! Тринадцатыи? выпуск». Реж. Вячеслав Котеночкин, худ. Светозар Русаков, 1980. Из личного архива Г. Н. Бородина

Самой своеобразной продукцией «Мульттелефильма» олимпийского года стал целый «пакет» короткометражных фильмов длиной преимущественно от одной до двух с половиной минут. В каждом из них два клоуна разыгрывают короткую пантомиму-репризу на тему одной из олимпийских дисциплин. Название вида спорта почти автоматически становилось названием картины. Такие фильмы оказались весьма удобны для заполнения промежутков между телепередачами, особенно учитывая отсутствие на советском телевидении рекламных пауз (для рекламных роликов отводилось специальное время, обозначенное в программе). Именно эти фильмы, можно сказать, дали начало специфическому формату, характерному для «Мульттелефильма» и ставшему очень распространенным на телевидении в 1980-е годы — «микрофильму» (ранее мультфильмы длиной в несколько минут, не носившие рекламного или служебного характера, были большой редкостью даже на советском ТВ). Сценарии цикла микрофильмов «Олимпиада-80» писали ведущие советские юмористы (Аркадий Хайт, которому принадлежит наибольшее количество сюжетов этих роликов, Эдуард Успенский, Михаил Липскеров, Ирина Марголина, Григорий Остер, Александр Курляндский, Александр Семенов, Борис Ларин, Леонид Лиходеев, Анатолий Тараскин и другие). Режиссерами были А. И. Резников, О. Д. Чуркин, Р. А. Страутмане, Ю. А. Бутырин, Б. А. Акулиничев, В. Б. Меджибовский, В. А. Самсонов, К. Г. Малянтович, Н. О. Лернер, К. Е. Романенко и Д. Н. Бабиченко. Всего в 1980 году было выпущено двадцать пять микрофильмов, однако еще восемь короткометражных лент с теми же героями и аналогичным содержанием, снятых режиссером Олегом Чуркиным, датированы 1981 годом и выделены в отдельный цикл — «Спорт». Очевидно, это связано с тем, что часть сценариев, приобретенных студией у авторов и оплаченных, осталась невостребованной и была запущена в производство уже после завершения Олимпиады. А возможно, на 1981 год были отложены сюжеты, обыгрывающие виды спорта, не входившие в олимпийскую программу. Для кого-то из авторов эти маленькие фильмы стали первой (а иногда — и единственной) режиссерской работой, для кого-то (Д. Н. Бабиченко) — наоборот, завершали творческий путь.

Более крупными по метражу работами в 1980 году дебютировали в режиссуре два молодых на тот момент мультипликатора — А. И. Федулов и Б. Д. Тузанович. Они сняли по одному фильму с участием Миши Олимпийского длиной в четыре — четыре с половиной минуты каждый, оба — по сценариям А. В. Тимма. В «Нокауте» Бориса Тузановича Миша защищает малышей от хулигана и курильщика Барбоса, в «Метаморфозе» Александра Федулова — заставляет ленивого быка заняться спортом. Хотя фильмы эти почти не представляют интереса, но авторы, для которых они явились «путевкой в режиссуру», оставили весьма заметный след в мультипликационном кино.

Еще более крупный — почти девятиминутный — фильм снял в 1979 году Б. А. Акулиничев. Это была первая картина олимпийской тематики на «Мульттелефильме» — «Олимпийский характер» (авторы сценария Э. Успенский, В. Винницкий, Ю. Шмалько, художник-постановщик С. П. Тюнин). В ней, как и в ленте «Кто получит приз?», изображались соревнования животных с участием Миши Олимпийского. Но, в отличие от работы В. М. Котеночкина, действие в «Олимпийском характере» было перенесено в условное пространство газетных страниц, что позволило авторам применить прием «оживших слов», обозначающих предметы или явления. Комментировал соревнования репортер-воробей, которого в первой редакции очень ярко озвучил Роман Карцев (перед выпуском на телеэкраны его реплики были переписаны, и интонационная окраска поблекла). Интересно, что в этой картине поднималась редкая для советского кино тема допинга — он был представлен в виде летающего слова «оса», которое пыталось ужалить одного из участников соревнования. Для ясности пришлось растолковать в одной из реплик, что допинг — это «наркотик такой, запрещенное средство».

«Олимпийский характер», 1980

Единственную крупную кукольную ленту к Олимпиаде снял в 1980 году К. Г. Малянтович. Это «Топчумба», экранизация одноименной сказки Б. В. Заходера (художник-постановщик И. В. Дегтярева). Авторы вовремя заметили сходство главного героя заходеровского сюжета с медвежонком Мишей. Учитывая спортивную тематику сказки, такой фильм пришелся очень кстати в олимпийский год.

Но самой крупной по метражу (почти 17 минут) и, пожалуй, наиболее удачной «олимпийской» работой «Мульттелефильма» является фильм А. И. Солина «Колесо Фортуны» (1980, автор сценария Л. И. Лиходеев, художник-постановщик И. А. Пшеничная). Сценарий Леонида Лиходеева изначально требовал серьезной переработки, которая и была произведена режиссером. Однако из-за временных затрат на переделку сценария сроки производства фильма были сильно сжаты. Это подтолкнуло Солина и Пшеничную к отказу от фонов и целлулоида и выбору необычной технологии: весь фильм снят на листах «кальки» (контур нанесен ручкой и раскрашен цветными карандашами), при этом декорационное решение упрощено до минимума и сведено к нескольким деталям, которые рисовались заново на каждой фазе движения. Содержанием работы вновь стала фантазия на древнегреческие темы, как и в фильме Дахно «Как казаки олимпийцами стали». Однако с Аресом на сей раз соревновался Геракл, олицетворяющий спортивную доблесть и честность. В пародийном поединке героев, как и в картине Дахно, изображались многие современные виды спорта. История создания этой ленты изобилует любопытными деталями. Это и попытка привлечения к работе Ю. И. Визбора (к сожалению, песня, написанная им для фильма, не пригодилась, но их отношений с режиссером это не испортило), и неожиданное предложение композитора фильма Ш. Э. Каллоша Солину продирижировать хором во время записи музыки (с чем Анатолий Иванович с честью справился, имея за плечами опыт выступления, в том числе сольного, в детском хоре). Трудоемкий фильм был сдан в срок и демонстрировался во время Олимпиады. До сих пор эта картина смотрится с интересом, несмотря на несколько замедленный темп действия.

«Раз ковбой, два ковбой», 1981

Мало кто знает, что весьма популярный фильм А. И. Резникова «Раз — ковбой, два — ковбой» изначально тоже задумывался как «олимпийский». По первоначальному варианту сценария пародийные ковбойские драки, стычки и погони происходили ради выигрыша билета на Олимпийские игры в Москву. Именно возможность попасть на Олимпиаду была пружиной конфликта. Литературный сценарий уже был принят, и Резников, не будучи формально в запуске, набрасывал эскизы героев, придумывал мизансцены и вел подобную подготовительную работу. Однако выяснилось, что сроки не позволят завершить эту картину к Олимпиаде, и работа была законсервирована. Позже Резников с Аркадием Хайтом переписали сценарий, изменив сюжет и исключив из него «олимпийские» мотивы. Фильм был возобновлен и вышел на экран в 1981 году. Режиссер был даже рад этой метаморфозе — благодаря ей лента стала долговечнее. Рассказ о вкладе мультипликаторов в подготовку к Олимпиаде был бы неполон, если бы осталось неупомянутым их участие в разработке самого олимпийского талисмана — Миши. Здесь необходимо особо отметить участие двух деятелей мультипликационного кино: мастера-изготовителя кукол Павла Павловича Гусева и художника-постановщика и режиссера Евгения Тихоновича Мигунова.

П. П. Гусев контактировал с автором Миши Олимпийского — В. А. Чижиковым — еще в процессе создания образа. Он был привлечен к этой работе как скульптор и участвовал в обсуждениях и корректировке эскизов. В частности, по словам П. П. Гусева, именно он порекомендовал Чижикову поместить олимпийскую эмблему на пояс талисману, когда художник бился над проблемой размещения этой символики на эскизе. Гусев в это время работал над образом куклы с аналогичным поясом. Позже, когда рисунок Миши уже был готов и опубликован в «Правде» (и не только там), Гусев получил от ЦК ВЛКСМ заказ на изготовление объемной, скульптурной фигуры этого героя. По рисункам Чижикова, позаимствованным в редакции «Правды», Гусев сделал два скульптурных изображения медвежонка — величиной 7 и 16–18 сантиметров. В изготовлении фигур принимала участие узбекская организация «Италпласт». Гусев сдал эту работу заказчику и больше не интересовался ее дальнейшей судьбой. Не исключено, что именно по этим образцам тиражировались многочисленные объемные фигуры Миши Олимпийского, и возможно, был сделан даже тот резиновый медвежонок, который участвовал в легендарной церемонии закрытия Игр. По этим же образцам Гусевым была создана мультипликационная шарнирная кукла Миши Олимпийского, обшитая мехом (величиной 22–25 сантиметров), которая участвовала в единственном объемном фильме на олимпийскую тематику, снятом на «Союзмультфильме», — небольшом рекламном ролике «Первый олимпийский рекорд», над которым работал режиссер И. Я. Боярский по заказу «Главспортлото». Ролик рекламировал Международную олимпийскую лотерею «Спортлото», его главный герой выигрывал деньги («до 10 000 рублей») и путевку на московскую Олимпиаду, причем и то и другое получал из лап медвежонка Миши. Вместе с другим рекламным роликом — «6 из 49», в котором действовал тот же главный герой, — «Первый олимпийский рекорд» составил небольшой фильм «Играйте в Спортлото». Общий хронометраж обоих роликов — 112 метров, из них 32,4 метра пришлись на долю олимпийского сюжета. Авторами сценария выступили В. Б. Ливанов и М. Ф. Липскеров, художником-постановщиком — Н. Г. Титов, композитором — М. А. Меерович. Лента «Играйте в Спортлото» была запущена в производство в мае, а разрешена к выпуску на экраны в сентябре 1978 года, задолго до завершения съемок фильма «Кто получит приз?», так что, строго говоря, именно этот короткий сюжет стал первой «олимпийской» работой «Союзмультфильма». Долгое время он считался утраченным, но совсем недавно в студийной фильмотеке были обнаружены его исходные материалы и позитивная копия.

Баба-Яга. Эскиз персонажа из фильма «Баба-Яга против! Второи? выпуск». Реж. Владимир Пекарь, худ. Татьяна Колюшева, 1980. Из фондов Государственного центрального музея киноБаба-Яга. Эскиз персонажа из фильма «Баба-Яга против! Второи? выпуск». Реж. Владимир Пекарь, худ. Татьяна Колюшева, 1980. Из фондов Государственного центрального музея кино

Вклад Е. Т. Мигунова в создание образа Миши был не менее значительным. После того как В. А. Чижиков создал основной эскиз Миши — в единственном ракурсе и «канонической» позе, — возникла необходимость сделать и размножить образцы изображений медвежонка для художников, которые будут заниматься праздничным оформлением Москвы и разнообразной рекламной и информационной олимпийской продукции. Эта работа легла на плечи Е. Т. Мигунова — известного к тому времени художника книжной и журнальной графики, карикатуры и диафильма. После того как Евгений Тихонович создал для октябрятского календаря «Звездочка» серию изображений Миши, занимающегося различными видами спорта, ему поступил заказ от Олимпийского комитета: повторить аналогичную работу, причем сделать каждый рисунок в нескольких экземплярах, в различной технике — в качестве пособия для художников-оформителей. Мигунов позвонил Чижикову, договорился о поддержке им этого проекта («Давай ты будешь Гагариным, а я — Титовым!» — пошутил Мигунов в телефонном разговоре) и, получив его согласие, приступил к исполнению заказа. В короткие сроки Мигуновым был сделан грандиозный объем трудоемкой работы: двадцать одна серия рисунков Миши Олимпийского в различных техниках (от гуаши до сепии и силуэта), включая образцы конструкции персонажа и рисунки с масштабной «решеткой» для соблюдения пропорций. Миша был изображен занимающимся всеми олимпийскими видами спорта, а также встречающим и провожающим гостей Олимпиады и несущим олимпийский факел. Работа была сдана Олимпийскому комитету, и именно по этим образцам и «регламентам» оформлялись многие стенды и щиты на московских улицах, фотоизображения которых попадали позже в газеты. Неудивительно, что такое специфическое задание было выполнено именно художником мультипликационного кино, знакомым с принципами конструкции киноперсонажа и с понятием компоновки. Ведь, как отметил тот же П. П. Гусев, типаж Миши не очень удобен для мультипликации: короткие «ноги», близко посаженные «руки», специфический поворот шеи на эскизе, при изменении которого искажается образ, — все это создавало большие трудности как при «обкатке» этого героя в мультипликационном кино, как и изменение ракурса и позы. Мигунов смог виртуозно преодолеть все эти сложности, не потеряв при этом обаяния чижиковского персонажа. Кстати, как и у Чижикова, у Мигунова остались серьезные претензии к оргкомитету Олимпиады как по части оплаты, так и по части соблюдения условий использования результатов их труда. К Олимпиаде рисунки Мигунова (не в полном объеме) были изданы в серии буклетов, на каждом из которых стоял «копирайт» оргкомитета Олимпиады и полностью отсутствовало упоминание фамилии Мигунова (не говоря о Чижикове). И лишь в упомянутой книге К. Г. Ческидова «Художник и олимпийская Москва» некоторые рисунки из этой серии были опубликованы с указанием авторства. В архиве же Мигунова сохранилось большое количество неопубликованных вариантов рисунков, созданных в процессе выполнения того крупного заказа.

Нельзя не упомянуть и об участии художников мультипликации в оформлении «олимпийских» выпусков периодических изданий. Издавна мультипликаторы плодотворно работали в книжной и журнальной графике, рисовали плакаты и открытки, и период подготовки к Олимпиаде не стал исключением. Аниматоры-карикатуристы участвовали в оформлении сатирического журнала «Крокодил» рисунками и текстами на спортивную тематику. Тот же Мигунов, например, создавал обложку «олимпийского» номера журнала «Радио», а И. Б. Урманче — обложку детского звукового журнала «Колобок» за июль 1980 года. А в целиком посвященном Олимпиаде июльском номере детского журнала «Веселые картинки», с которым во все времена охотно сотрудничали художники мультипликации, поучаствовала целая плеяда аниматоров — Э. В. Назаров, В. М. Угаров, Вяч. Г. Наумов, а также С. П. Тюнин, который как раз в эту пору тоже начал участвовать в создании мультипликационных фильмов.

Кощеи? Бессмертныи?. Эскиз персонажа из фильма «Баба-Яга против! Второи? выпуск». Реж. Владимир Пекарь, худ. Татьяна Колюшева, 1980. Из фондов Государственного центрального музея киноКощеи? Бессмертныи?. Эскиз персонажа из фильма «Баба-Яга против! Второи? выпуск». Реж. Владимир Пекарь, худ. Татьяна Колюшева, 1980. Из фондов Государственного центрального музея кино

…Наступил июль 1980-го, московская Олимпиада была открыта. К этому моменту все фильмы, приуроченные к этому событию, уже шли в кинопрокате и на телеэкране. Но и в ходе проведения Олимпийских игр, и после церемонии их закрытия аниматоры не бросали олимпийской темы, она продолжала оставаться для них актуальной. Как уже рассказывалось выше, в фильме Ю. Н. Озерова и Б. Н. Рычкова «О спорт, ты — мир!», посвященном проведению Олимпиады-80, присутствовали анимационные рисованные фрагменты, которые делала группа Ф. С. Хитрука (художники-постановщики Л. Ю. Кошкина и В. Н. Зуйков). Работа над мультипликационными вставками началась в марте 1980 года, длилась в течение всей Олимпиады, параллельно со съемками документальной части фильма, и была закончена уже после ее завершения — в сентябре 1980-го. Однако в готовый фильм вошел далеко не весь объем снятого Хитруком материала. Напротив, большая часть метража (из снятых 408 метров) осталась невостребованной. Поэтому у Хитрука возникла идея соединить весь отснятый метраж в самостоятельный мультипликационный фильм об истории олимпиад древности. Озеров против этой идеи не возражал, сценарно-редакционная коллегия Госкино и руководство «Союзмультфильма» — тоже. В августе 1981 года этот проект был включен в тематический план следующего года. С сентября 1981-го по май 1982-го группа занималась досъемками и перемонтажом, после чего картина вышла на экраны под названием «Олимпионики». Это — несколько иронический, но очень содержательный рассказ о зарождении, развитии и упадке традиции греческих олимпиад, изложенный с помощью закадрового комментария, прочитанного З. Е. Гердтом. В отличие от «Большой эстафеты» Аксенчука, в «Олимпиониках» нет подробной информации об олимпиадах XIX–XX веков (им уделена лишь небольшая по метражу концовка), зато античная история изложена очень детально и захватывающе. В изобразительном решении художники ориентировались на древнегреческие памятники, прежде всего — вазовые росписи, стилизуя под них и персонажей, и декорации, вплоть до имитации трещин. В картине много натурных кадров, а особенно интересен в ней покадровый монтаж фотографий барельефов Пергамского алтаря, снятый Ю. Б. Норштейном. Фильм завершается документальными кадрами открытия Олимпиады-80 в Москве. А за участие в создании картины «О спорт, ты — мир!» Хитрук получил в 1982 году свою вторую Государственную премию СССР.

Но и в 1990-е годы Миша Олимпийский вновь вернулся на мультипликационный экран. В 1996 году, в период подготовки к Олимпиаде в Атланте, на киностудии Argus International по заказу Национального олимпийского комитета России режиссер Р. Е. Митрофанов снял рисованный фильм «От Олимпа до Атланты» («Русский орешек»). Фильм был приурочен к 100-летию мирового олимпийского движения, поэтому в первой его части перед зрителем вновь прошла ретроспектива многовековой истории олимпиад, завершавшаяся легендарным отлетом Олимпийского Миши со стадиона в Лужниках. Во второй части Миша тренировал мальчика-«орешка» для соревнований в Атланте. По замыслу режиссера, фильм должен был заканчиваться показом побед «русского орешка» на Олимпиаде, однако это не было реализовано (впрочем, продюсер В. М. Репин не подтверждает этой информации и заявляет, что сюжет был воплощен в полном объеме).

«Олимпийская история» отечественной анимации не прекратилась и в XXI веке. В 2004 году, перед Олимпиадой в Афинах, когда талисманом российской олимпийской сборной стал Чебурашка, на студии «Кристмас Филмз» были сняты три 15-секундных ролика с этим персонажем. Режиссером их был В. И. Тарасов, художником-постановщиком — С. П. Тюнин. Поэтому афинская Олимпиада останется в истории российской мультипликации не только попыткой сценариста Э. Н. Успенского самовольно распоряжаться типажом Чебурашки, созданным Л. А. Шварцманом, и последовавшей волной возмущения в анимационном сообществе, но и новыми рисованными кадрами.

Миша Олимпийскии?. Эскиз персонажа из фильма «Баба-Яга против! Второи? выпуск». Реж. Владимир Пекарь, худ. Татьяна Колюшева, 1980. Из фондов Государственного центрального музея киноМиша Олимпийскии?. Эскиз персонажа из фильма «Баба-Яга против! Второи? выпуск». Реж. Владимир Пекарь, худ. Татьяна Колюшева, 1980. Из фондов Государственного центрального музея кино

Таким образом, можно смело говорить о том, что вклад отечественных мультипликаторов в олимпийское движение оказался в итоге не менее достойным, чем вклад архитекторов, скульпторов, дизайнеров, графиков, живописцев, монументалистов и художников других специальностей.

…XXII летние Олимпийские игры в Москве ушли в историю, хотя многие посвященные им фильмы живы до сих пор. Остался в памяти соотечественников и талисман той Олимпиады — Миша Олимпийский, в чем тоже есть немалая заслуга мультипликаторов. А спустя 27 лет российский город вновь был избран столицей XXII Олимпийских игр, на этот раз — зимних. В тот момент, когда писалась эта статья, до открытия Олимпиады в Сочи оставалось меньше полутора лет. Когда такой же срок оставался до московских Игр, некоторые мультипликационные картины про Олимпиаду уже были завершены, а большинство — находилось в производстве или готовилось к запуску. Отразится ли сочинская Олимпиада в искусстве анимации? Останутся ли ее талисманы в памяти россиян? На сегодня неизвестно о каких-либо анимационных проектах, посвященных грядущему спортивному событию, хотя попытки заявить эту тему в анимационном кино в 2010 году были предприняты. Возможно, к Олимпиаде-2014 будут приурочены лишь отдельные серии популярных анимационных телесериалов (например, «Смешариков») да короткие телезаставки. Неизвестно, кто от этого потеряет больше — российская анимация или история отечественного спорта…

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»