18+

Канны-2018: «Диамантино» и пекинесы в розовом

Помимо больших конкурсных премьер за внимание на Круазетт соревнуются фильмы параллельных программ «Двухнедельник режиссеров» и «Неделя критики». Одна из самых безумных работ в ней — «Диамантино» Габриэля Абрантеша и Дэниела Шмидта — была показана вчера. Мы поговорили с авторами фильма о футболе и прогнозах на победу, шоу-бизнесе, силе смеха и Кирилле Серебренникове.

«Диамантино». 2018. Реж. Габриэль Абрантеш и Дэниел Шмидт

Главный герой Диамантино — великая португальская звезда: в ушах сияют бриллианты, на лице выражение блаженной глупости. Микеланджело футбольного поля живет с сестрами-близняшками и отцом, который когда-то превратил его в чемпиона. Но что-то не так с добрым молодцем. Надвигающийся финал футбольного чемпионата мира в России погружает суперфорварда в задумчивость. Не спасают ни прогулка на яхте, ни газировка и вафли с «нутеллой» и взбитыми сливками, которые он так обожает. Меланхолия оборачивается роковым пенальти. Португалия терпит поражение. Кажется, все против героя: умирает мудрый отец, газеты начинают коллективную травлю, а сестры планируют против брата заговор — хотят продать его ученым, которые клонируют футболиста на радость подпольной партии португальских ультраконсерваторов. Те, придя к власти на волне народного восторга, мечтают продвинуть референдум, что покинуть Евросоюз. Спасти знаменитого футболиста от депрессии сможет только усыновленный беженец, который оказывается переодетой в мужское сотрудницей секретной службы под прикрытием.

Если вам этого мало, добавим: талант форварда Диамантино связан с тем, что вместо игроков на поле он видит щенков, а вместо газона — розовую пену.

«Диамантино». 2018. Реж. Габриэль Абрантеш и Дэниел Шмидт

Таким мы футбол еще не видели: гигантские щенки-пекинесы на поле. У вас с ними что-то связано?

Габриэль Абрантеш: Нет, чистая игра воображения. Хотя мы любим животных и еще больше любим их снимать.

Раз уж я из России, спрошу: в московском финале возможно повторение вашего сценария — Португалия и Швеция?

Г.А.: Не терпится уже это увидеть. Хотя бы по телевизору. Надеюсь, все будет именно так, как мы показали. За одним исключением: Португалия победит.

Дэниэл Шмидт: А если Швеция победит…

Г.А.: То мне после наших предсказаний придется уехать обратно в Нью-Йорк.

Я не великий специалист в футболе, но даже мне было понятно, что ваш главный герой — это пародия на Криштиану Рональду. Бриллиантовые сережки, забавное выражение лица, гениальность на поле и дичь в обычной жизни…

Г.А.: Просто мы хотели поработать с Карлото [Котта, исполнитель главной роли — Примеч. ред.], и это многое за собой повлекло. Мы решили снять фильм в Португалии, и начали думать о том, что это будет за герой. Это должна была буть суперзвезда. Публичная фигура, икона. И, конечно, нам сразу пришла идея сделать эту суперзвезду футболистом. Какие еще суперзвезды в Португалии? Но мне кажется, что образ Диамантино шире. Он мифологическая фигура. Чистый, невинный герой, таких спортсменов, наверно, не существует в природе. А может и существуют… Я почему-то думаю о Лэнсе Арсмтронге, велосипедисте, которого поймали на допинге, Майке Тайсоне, Майкле Джордане, пловце Майкле Фелпсе. Их черты тоже отчасти вошли в наш образ Диамантино. Его диета (вафли с кремом), скажем, основана на предпочтениях Бритни Спирс. Семья Кардашьян тоже очень сильно повлияла на замысел…

Злые сестры?

Д.Ш.: Да, нет. Просто семья Кардашьян формирует образ Америки сегодня. Это очень показательный случай для Америки XXI века. То, как они выстраивают отношения с реальным миром… Как они ездят в Тайланд, и Ким Карадшьян, например, во время визита в сиротский приют смотрит детей и тут же решает кого-то усыновить. Ее, конечно, тут же кто-то одергивает, посвящает в то, что невозможно так просто кого-то усыновлять, что этот конкретный ребенок — не для усыновления. То есть, конечно, тут есть и хорошее: Ким Кардашьян привлекает внимание к проблеме сирот в Тайланде. Но есть и плохое: то, как без всякого стеснения, демонстрирует свою крайнюю наивность. Наивность — это круто, с одной стороны, а с другой, как-то совсем тупо. Все сложно. И нам нравится эта сложность.

«Диамантино». 2018. Реж. Габриэль Абрантеш и Дэниел Шмидт

Г.А.: Мы любим футбол, но мы не футбольные болельщики. Мы хотели бы говорить о более широких феноменах. Если вернуться к Карлото и его роли в выборе персонажа, то многое зависело от него: это он навел нас на мысль о футболе. И тело его хорошо соответствовало это задаче.

Он тренировался специально для роли?

Г.А.: Да, Карлото умеет более-менее пинать мяч. По крайней мере, делает это лучше, чем я. А еще он тренировался, чтобы подтянуть мышцы.

Вообще, трудно было снимать футбол? Это кажется затратным.

Д.Ш.: А вам как показалось, у нас футбол на уровне выглядит или все-таки не очень?

Ну, малость по-дурацки, если честно… Хотя, я бы сказал, что это часть языка.

Г.А.: То есть, не хуже, чем первый сезон "Игры престолов«?Там такие жуткие компьютерные фоны! Нам, конечно, нравится немного любительский подход к искусству. Я сам закончил художественную школу. Занимался живописью. Потом переключился на кино, купил 16-мм камеру, научился заряжать пленку. Но у меня даже кофра для нее нормального нет. Хотя я получаю от партизанского кино огромное количество удовольствия. Я самостоятельно изучаю эффекты, работу с цифровыми фонами. Очень много графики я нарисовал для этого фильма сам. Что касается футбольных сцен, то мы сначала снимали игру с реальными футболистами, потом были съемки на стадионе без зрителей. У нас были дублеры. Какие-то 18-летние парни, которые выглядели, как будто им по 15 лет на самом деле. Так что мы почти все это забраковали. И после уже прибегли к помощи эффектов. Все стало таким, как есть. Но пекинесы у нас совершенно реальные!

Дэниел Шмидт

В своем диком подходе вы на кого-нибудь ориентировались? Есть какие-то режиссеры и работы, которые вас вдохновляют?

Д. Ш.: Огромное впечатление на нас произвел фильм о Зинедине Зидане — «Зидан: Портрет 21-го века». Это просто потрясающий фильм. Не нужно быть футбольным фанатом, чтобы его полюбить. Режиссер просто следит за главным героем на протяжении одного матча. 54 камеры. Мы видим, как он думает, играет, злится, потеет, как летят эти капли пота… Но кроме этого нас, конечно, вдохновлеют классический голливудский screwball типа «Воспитания крошки»…

А Джона Уотерса в вашем списке нет?

Г.А.: Мы его любим, конечно. Но не думаю, что в данном случае мы как-то на него ориентировались. Я лично даже больше ценю его как критика. Его список лучшего в конце года — мое любимое чтение. А с режиссерской точки зрения мне ближе Кеннет Энгер, Энди Уорхол, экспериментальные фильмы нью-йоркского андерграунда. Я бы еще Любитча вспомнил, «Быть или не быть».

Можно ли сказать, что вы из тех людей, которые стараются упаковать серьезные вопросы и проблемы в не очень-то серьезные формы?

Г.А.: Думаю, что сегодня большие фильмы, касаясь важных проблем, многое сглаживают, в отличие от фильмов категории B, которые часто не воспринимаются серьезно. Вспомните, например, «Подполье» Кустурицы. Смешной, сильный фильм, страшный и бэшный…

Для вас вообще важно говорить на серьезные темы? Политика, гендерные вопросы, обратная сторона шоу-бизнеса…

Д.Ш.: Мне кажется, то, что сегодня происходит по всей планете, многих пугает. Взлет экстремистских идеологий, нетерпимость всякого рода. Скажем, ку-клус-клановский марш в Чарльзвиле. Наше оружие — комедия. Часто великие режиссеры работали именно в комическом жанре. Не сейчас это началось. Еще при Аристофане. Вот его комедии были по-настоящему скандальными.

Габриэль Абрантеш

Сейчас по-вашему такого подхода не хватает?

Г.А.: Ну, почему же, есть Колберт и другие телешоу.

Д.Ш.: Но это же не в кино. На телевидении действительно очень много острых историй и проектов, но не в кино. Думаю, что телевидение сегодня обладает возможность гораздо быстрее отвечать на вызовы общества. Там другой темп. Фильмы делают медленно. Пока напишешь, пока соберешь финансирование, а тут и повестка уже сменится…

Сами вы хотели бы на телевидении поработать?

Д.Ш.: Я бы хотел. Но там тоже такое творится, вы не представляете. Хотя скорость реакции и возможность попробовать себя в другом формате, конечно, очень привлекают. Есть еще такой фактор: зритель обычно предельно хорошо знает героев комедийного сериала. И можно сразу переходить к высказыванию, пренебрегая представлением героя. То есть, нам, конечно, приятно разъяснить нашего героя, Диамантино, зрителям, которые видят его в первый раз, но это серьезно замедляет историю.

«Диамантино». 2018. Реж. Габриэль Абрантеш и Дэниел Шмидт

Г.А.: А я бы хотел поработать с видеоиграми. Кстати, а в России есть, комедийные шоу и сериалы?

Да, безусловно. Не всегда очень острые. Но есть и скандальные проекты. Комедийная продукция очень востребована. Я был бы счастлив, если бы «Диамантино» добрался до проката в России. Российские зрители смогли бы сравнить его с большим местным хитом под названием «Тренер». В нем начало практически как у вас: звезда футбола не забивает роковой пенальти, и у него тотально меняется жизнь.

Г.А.: Да? Интересно. Слушайте, а раз уж вы из России, не объясните нам, что происходит с режиссером фильма «Лето»? Почему он не приехал?

Хм… в двух словах? Он сейчас под домашним арестом. Идет суд.

Г.А.: Но это же не может быть из-за фильма «Лето»?

Нет, конечно. Процесс связан с театральными проектами. Формально обвинения экономические, но поверить в справедливость этих обвинений и российского суда в целом почти невозможно.

Пылающий
Киносцена
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»