18+

Подписка на журнал «Сеанс»

25 МАРТА, 2016 // Интервью / Хроника

Глеб Алейников: «Все вышли из МИРа»

С Глебом Алейниковым беседует Анисья Казакова

Продолжаем говорить о «Сине фантоме» в связи с новым открытием клуба на площадке «Электротеатра» и завтрашней премьерой «Эликсира» в петербургской «Родине». Анисья Казакова задала несколько вопросов Глебу Алейникову.

Борис Юхананов, Евгений Кондратьев, Глеб Алейников. Фото: Ленка КабанковаБорис Юхананов, Евгений Кондратьев, Глеб Алейников. Фото: Ленка Кабанкова

— Последние показы «Сине фантома» были несколько лет назад в кинотеатре «Пионер». Почему вы решили опять открыть клуб?

— Зрители в «Пионер» не очень ходили. А нам обсуждения были нужны.

— Думаешь, зритель снова готов ходить и обсуждать экспериментальное кино?

— Тут важно наличие «Электротеатра». Это мультикультурное пространство, и показы наши будут в общем контексте, да и изначально было задумано, что клуб будет здесь существовать. Что зрители идут в «Электротеатр» и к нам. В театр территория эксперимента и творческой свободы привнесена Борей Юханановым, а он один из активных деятелей движения клуба «Сине фантом». И потом мы вовсе не клуб экспериментального кино, мы показываем самое разное кино и обсуждаем все мировые тенденции.

— Что и как часто вы планируете показывать?

— Пока показы будут происходить в фойе. Мы откроемся фильмом «Язабылдебил» Ленки Кабанковой 29 марта. До августа (в августе театр закрыт) будет два или три показа в месяц. Будет премьера документального по сути фильма Игоря Волошина, где главный герой — Леня Федоров. В апреле покажем «Эликсир», и я бы хотел «Тимур Новиков. Ноль объект» Александра Шейна показать, он мне нравится. Дальше не знаю, будем импровизировать.

— Как вы жили и выживали все это время, начиная с момента создания клуба?

— Мы на телеке много были.

— Андрей не захотел говорить о том, что вы там все взорвали…

— Это вопрос. Я бы не стал таких заявлений делать. Мы с маркетингом работали. И влияние наше было связано в первую очередь не с эстетикой, а с сознанием людей, которые попали, в частности, на СТС. Ведь люди, обученные свободному мышлению, могут достичь большего результатов. Если говорить о современной культуре и о современном кинематографе, знание маркетинга — это одно из основных знаний. Как подать? Как заинтересовать, чтобы поняли? Любой авангардный художник для успеха, для популяризации использует технологию маркетинга.

— Тебе самому интересно, к чему пришло за эти годы экспериментальное кино?

— Могу рассказать, какие я вижу тенденции и возможности развития. Документальная база как технологичное и более доступное на данный момент средство будет основой в первую очередь для новаторского кино. Фильм, которым мы открываем клуб, с точки зрения формальной так и устроен. Это вроде документ, а начинаешь разглядывать, понимаешь, что это художественное произведение, которое говорит на документальном языке. И «Ноль объект» преодолевает «документалистику», ищет смысл во времени, за счет этого возникает размышление и обретается метафорический язык. Этот язык свойственен документалистике; если брать истоки Эйзенштейна или Вертова — один из путей — брать камеру и идти на улицу. Нынешние средства больше располагают к такой форме существования: не создавать реальность, не строить декорации, не загружать компьютерной графикой пространство, а идти снимать на улицу. В перспективе это будет определять эстетику. Андрей Сильвестров уже такие технологии активно использовал, начиная с фильма «Мозг». Реальные съемки, а на экране — метафора.

— А где сейчас рождается новое-интересное? Как его найти?

— Это просто. Это круг общения. Все определяется личными контактами. Скажем, общим культурным контекстом и образованием. Это те, кто вышли из контркультуры, а также в первую очередь студенты МИРа, основные поставщики соратников и союзников. Важен момент образования и общие практики.

Ведь все вышли из МИРа: Саша Дулерайн, Ольга Столповская, Андрей Сильвестров. Из последних — Алексей Ковальчук («Владимир Великий»). Это люди, которые этой средой окучены и выращены. Есть кто-то и со стороны. А как иначе? Возьми «новую волну» любую — французскую, немецкую. Все базируется на общих коммуникативных ресурсах. Люди общаются между собой и вырабатывают ценности, которые они продвигают.

— И делают это на голом энтузиазме с помощью личных связей?

— У тебя есть альтернатива? Энтузиазм слово правильное. Но я все-таки говорю о художественной миссии. Когда человек себя ощущает художником, для него важно заниматься творчеством, а не торговлей и медициной. Это двигатель, а средства, на мой взгляд, вторичны. Хотя нет ни одного фильма, который снят без денег. Это все иллюзия.

Также читайте:

Интервью с Андреем Сильверстовым

Арсений Жиляев о фильме «Эликсир»
Декларация продюсеров малобюджетного кино

поддержать
seance
Чапаев
Библио
Потенциал
СОфичка
Осколки
БокОБок
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»