18+
65

Оттаявшие звуки

Сергей Невский — российский и германский композитор. Родился в 1972 году в Москве. Закончил училище при Московской консерватории, учился композиции в Высшей школе музыки в Дрездене и Университете искусств в Берлине у Фридриха Гольдмана. Получал заказы от Берлинской государственной оперы, Опергруппы, фестиваля Руртриеннале. Cочинения также исполнялись Ensemble Modern, Klangforum Wien, Московским ансамблем современной музыки (МАСМ), оркестром Musica Viva, дирижерами Йоханнесом Калицке и Теодором Курентзисом. Куратор направления «Музыка» в «Проекте Платформа» на «Винзаводе» (2011— 2012). Преподавал на международных мастерклассах композиции в Дармштадте, Виитассари (Финляндия), Киеве и Нижнем Новгороде. В 2006 году был удостоен Первой премии на Штутгартском конкурсе композиции, в 2014 году — премии Академии искусств Берлина (Kunstpreis Berlin). Лауреат премии «Золотая маска» (2014) за оперу «Франциск».

Сергей Невский. Фот. ClassicalMusicNews.ru, 2009

Хотя в первые годы нового века концертная жизнь была не очень насыщенной, слушателей новой музыки в интернете становится все больше. Во «ВКонтакте» и цифровую медиатеку Classic-online. ru закачивают не только аудиофайлы, но и сканы партитур новых произведений. Важнее всего то, что у новой аудитории нет филармонического бэкграунда, — но пока музыкальная критика только начинает реагировать на новые тенденции, новый дискурс постепенно складывается на форумах.

Модель музыкальной ситуации в новом десятилетии — не генеалогическое древо, а ризома; вместо эволюционного замещения одного дискурса другим — равноправие различных плейлистов в iTunes. Это упразднение иерархий кому-то может показаться произвольным, но оно создает предпосылки для возникновения совершенно новых структур и сетей, полностью меняющих и публику, и музыкантов, а значит, и музыкальный язык.

Весной 2005 года в Москве стартует несколько проектов, связанных с современным искусством и происходящих при непосредственной поддержке Федерального агентства по культуре и администрации Президента. Самый радикальный из них — международный фестиваль-школа «Территория», который на десятилетие стал одной из самых важных площадок для современного театра и музыки. Первая «Территория» открылась гастролями венского ансамбля Klangforum под руководством Теодора Курентзиса: на открытии вместе с «Четырьмя песнями» Жерара Гризе прозвучали и премьеры произведений русских композиторов, созданных специально для этого события.

После того как в Перми по инициативе губернатора Олега Чиркунова начинается масштабная программа по созданию новой культурной среды в старом промышленном районе, Пермская опера превращается в музыкальный центр мирового значения. Под художественным руководством Теодора Курентзиса она выпускает за очень короткий срок множество премьер, среди прочего — раритеты вроде незаконченной оперы Перселла (в постановке Питера Селларса). Дмитрий Курляндский при поддержке регионального министерства культуры инициирует создание Международной академии молодых композиторов. Туда будут съезжаться студенты со всего мира, чтобы учиться у самых знаменитых старших коллег.

Концерт оркестра musicAeterna под управлением дирижера Теодра Курентзиса. Фот. Антон Завьялов, 2014

В это время по всей стране появляются ансамбли и фестивали новой музыки. В Нижнем Новгороде стартует фестиваль Opus 52: новейшая музыка звучит под открытым небом для огромной аудитории. Похожие проекты добираются до Екатеринбурга, Воронежа, Ростова, Новосибирска и Томска. Характерно, что такие фестивали и концерты чаще поддерживаются центрами современного искусства или театрами, нежели филармоническими институциями. Например, крупнейший проект такого рода — «Платформа» — был запущен осенью 2011 года в ЦСИ «Винзавод» в сотрудничестве с МХТ им. А. П. Чехова (художественным руководителем стал Кирилл Серебренников). Уже в первом сезоне «Платформа» сформировала собственную аудиторию, очень живую и любознательную. Другое важное начинание связано с Центром имени Мейерхольда — композиторская лаборатория, уникальный проект, в котором ежегодно силами четырех молодых композиторов и четырех молодых режиссеров выпускается новый спектакль. Лаборатория тоже открылась в 2011 году.

Так в течение всего семи лет появляется плотная сеть энтузиастов, которые исполняют новую музыку, слушают ее и обсуждают. Эта сеть не связана ни со старыми филармоническими структурами, которые продолжают игнорировать все современное (за редкими исключениями вроде ежегодного фестиваля «Другое пространство» в Московской филармонии), ни с традиционными фестивалями современной музыки наподобие «Московского форума», которые специализируются на «классике авангарда» и студенческих работах. В то же время энтузиасты нередко находят поддержку у прогрессивных политиков, таких как бывший глава московского департамента культуры Сергей Капков или бывший министр культуры Александр Авдеев. Новая музыка звучит в заброшенных индустриальных зданиях, перестроенных в центры искусства, в музеях, популярных ночных клубах и даже парках (сразу несколько мини-фестивалей, посвященных Кейджу, Фелдману и Ксенакису, проходит в Парке Горького в Москве). Благодаря предпринимателю Сергею Красину в России появляется лейбл грамзаписи Fancy Music, целиком посвященный современной музыке и джазу, — своеобразный аналог знаменитой ECM.

Итак, новая музыка опять в моде. Возникает живая импровизационная сцена, напоминающая Берлин рубежа тысячелетий. Молодые радикальные композиторы вдруг становятся медийными фигурами, дают интервью и публикуют книги. Все чаще говорится, что новая музыка помогает постичь сложность мира и быстро меняющееся общество.

Cкрипач Влад Песин и композитор Дмитрий Курляндский на премьере пьесы «Карты несуществующих городов. Санкт-Петербург» в электротеатре «Станиславский». Фот. Олимпия Орлова, 2015

С возвращением Владимира Путина к власти в марте 2012 года широкомасштабная господдержка современного искусства быстро сворачивается вместе с идеями модернизации и инноваций, которые пропагандировал Дмитрий Медведев. Закрываются Пермский музей современного искусства и фестиваль «Белые ночи Перми». Сворачивается проект «Платформа». Опергруппа Василия Бархатова, созданная для продвижения новой оперы в традиционных оперных домах, практически прекращает свою деятельность. Новый министр культуры Владимир Мединский объявляет, что государство будет поддерживать только то искусство, которое сочтет полезным. Правда, новая музыка ничем не компрометирует себя перед националистами и мракобесами в правительстве (она слишком абстрактна, чтобы считаться пророссийской или антироссийской), и это отчасти продлевает ее шансы на выживание. Но понятно, что в обществе, где любая инаковость и любая свобода подавляются, искусству, каков бы ни был его словарь, может отводиться лишь декоративная роль. Новая общественная реальность означает возврат к локальным сетям, уютным нишам, существующим параллельно или вопреки общей ситуации и не имеющим институциональной поддержки. То, что было типично для интернета в начале нулевых — маленькие обменные платформы для весьма ограниченного числа слушателей, — будет, по всей вероятности, определять музыкальную жизнь следующих лет, за исключением старых академических структур (которые, конечно, останутся и будут неспешно эволюционировать).

Будущее русской музыки туманно. Динамика последних лет не позволяет сделать однозначных прогнозов. Конечно, следует признать, что грядет самобытное и очень сильное поколение композиторов, которые принадлежат к очень разным контекстам у себя дома и привыкли работать как в России, так и в Европе и Северной Америке. Если присмотреться к тем авторам, которые родились в девяностые, можно заметить, что почти все они определяют себя как композиторов и исполнителей одновременно. Этому есть несколько причин. Во-первых, все чаще для звукоизвлечения используются «найденные объекты», а игра на них не требует специального образования. Во-вторых, молодым композиторам просто не хватает исполнителей, и приходится брать дело в свои руки. Но, несмотря на внешнюю аскетичность, музыка этого поколения — к нему относятся Кирилл Широков, Марк Булошников, Елена Рыкова и Денис Хоров, Даниил Пильчен, Дарья Звездина и другие — сама выстраивает свою аудиторию и площадки. Трудно подвести всех этих музыкантов под единую эстетику; их объединяет интерес к редукции, тихим звучаниям и отказ от традиционной драматургии. Характерная для поколения форма организации — передвижные ансамбли и импровизационные группы, как на рубеже тысячелетий в берлинской и венской сцене свободной импровизации.

В то же время короткий интерес общества к современной музыке, возникший в начале 2010-х годов, не решил некоторых базовых проблем. Отсутствие институций, системы заказов, взаимодействия с филармоническими музыкантами и, прежде всего, крайне некомпетентная, невежественная и агрессивная политика государства в области культуры вынуждают композиторов либо искать работу за рубежом, либо существовать в независимых нишах, за пределами капиталистических отношений и институций, что крайне ограничивает их возможности. Попытка же официального минкульта возродить старые советские структуры вроде Союза композиторов может поддержать только музыку столь же архаичную, как и сами эти структуры.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»