18+

Подписка на журнал «Сеанс»

39-40

Скругленные углы и вечная молодость

С прошлого понедельника муж уволен, в перспективе работы нет, соответственно, денег тоже… Запасы средств медленно, но нервно тают… жаль… очень хотелось Нинтендо Вии на новый год.

— Из блогов.

История цивилизации — это история превращения человека в кидалта (от англ. kid — ребенок и adult — взрослый), совершеннолетнего, не желающего взрослеть. Восьмичасовой рабочий день; не ходить в церковь по воскресеньям; ходить в церковь по воскресеньям; избирательное право для женщин; гей-прайд; чернокожий президент — и вот, наконец, многовековая война части с целым, индивидуума с косностью человеческой стаи, увенчалась самой важной и самой последней победой: обретением полной свободы от ответственности.

В системе, которая стала слишком сложна, в которой люди многократно дублируют функции друг друга, где чрезмерное превалирует над необходимым, цена небрежности одного настолько невелика, что можно вовсе не вставать с дивана. К началу нового века мир принял форму комфортной утробы, из которой больше не обязательно появляться на свет.

Кидалт, как дурак у Тэффи, — зародыш конца мира. Он — предельная, критическая для популяции точка человеческого эгоизма. Его инфантилизм — сознательный, если угодно, зрелый выбор. И это не вечный ребенок, из каких вербуют пушечное мясо при диктатурах. Кидалта не загонишь в строй, он выскользнет из любых неудобных объятий — прочь к своему айфону, макбуку и прочим предметам со скругленными углами. Отсутствие острых углов — еще один признак цивилизации кидалтов. Другие признаки — исчезновение понятия нормы и принятых ранее мотивировок, поведенческие бифуркации, постмодернистское восприятие мира. В обществе, пусть нехотя, но принявшем новые правила игры, кидалт (в отличие от инфантила), социально и финансово успешен. И он всеми силами осуществляет на практике все представления ребенка о жизни взрослого.

Кидалт может не поехать в командировку, потому что не знает, где берут авиабилеты. Если ему принести билет, он полетит в Токио на выходные, два дня просидит в гостинице, чтобы походить на героев Софии Копполы, и улетит обратно, набив чемодан плюшевыми поросятами. Он не ездит на машине, но ходит на курсы вождения мотоцикла, потому что хочет «веспу», которую никогда не купит. Он может быть партнером в юридической фирме, но все свое свободное время посвящать пейнтболу. Он фонтанирует идеями, но не дает себе труда подписать необходимую бумажку. Он может курить марихуану напротив полицейского участка в чужой стране, в присутствии собственных детей, это по-настоящему весело. Да, у него могут быть дети, потому что с ними удобно играть в компьютерные игры. Но кидалт никогда не бывает женат надолго, потому что все на свете амортизируется, даже жены, но только не он. Ему всегда не больше двадцати четырех. Иногда ему даже трудно решить, какого он пола, потому что пол — тоже социальная ответственность, минус 50 процентов увлекательных возможностей. Детский садизм он переносит во взрослые отношения, потому что психологические игры порой интереснее, чем «нинтендо».

Профессия кинокритика, заметим в скобках, оказалась идеальным занятием для кидалта, по крайней мере, в текущем ее изводе, в виде глубокомысленных спекуляций на тему заведомо детских фильмов (а других почти не снимают): Бодрийяр и «Матрица», война в Ираке и «300 спартанцев», христианство и «Человек-паук», левый поворот и «Хранители» — kid&adult, полная гармония субъекта с объектом.

Кидалт появился слишком недавно, никто не знает, что будет с ним в пятьдесят. Возможно, он-таки станет взрослым, все вздохнут с облегчением и официальное совершеннолетие передвинут поближе к тридцати (в показательно инфантильной Италии «молодежные» льготы, например, и так уже существуют до двадцати шести).

Цивилизованный мир принял форму комфортной утробы, но в этом мире у России, как всегда, свой путь. Питательной средой для русских кидалтов стала пресловутая «плесень на нефтяной трубе». Нефть, в числе прочего, оплатила айподы, поездки в Токио и снаряжение для пейнтбола.

Отечественные психологи с недавних пор полюбили рассуждать на тему: они представляют кидалта этаким деревенским дурачком, несознательным элементом, который айподом загораживается от страха смерти. Но история с каналом «2×2» неожиданно вскрыла подоплеку русского кидалтизма и обнаружила абсолютную осознанность этого выбора — нам просто не оставили другого. Нас силой загнали в этот скругленный угол. Мы любим мультфильмы, потому что нарисованные уродцы вызывают меньше отвращения, чем дикторы новостей на других каналах, далее везде. Нежелание взрослеть стало единственно возможной формой протеста для людей обычного темперамента и умеренного идеализма.

Кидалт — предельная точка человеческого эгоизма, и в нашем случае это то самое «человеческое, слишком человеческое», которое можно сохранить, наверно, только ценой ухода от реальности. Быть взрослым здесь и сейчас — это значит бороться с приступами постоянной тошноты. Жить по понятиям. Вступать в «Единую Россию». Трястись над собственностью. Тащить на себе неподъемную ипотеку. Давать взятки. Брать взятки. Нанимать таджиков. Увольнять рабочих. Лоббировать повышение тарифов на иномарки. Разгонять демонстрации. Жениться по справке, потом изменять жене. Ходить с мужиками в баню. Пить с ментами. Нанимать детям охранников. «Мы все понимаем, но вы же знаете».

Что случится с русским кидалтом в пятьдесят — взросление или рак, представляется надуманным вопросом. Чрезмерное имеет свойство исчезать, когда приходит время необходимого. Надолго отложивший свою взрослую жизнь кидалт — зародыш конца мира, и мир, каким мы его знали, так или иначе, подходит к концу.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»