18+
37-38

Счастье мое
Фрагмент литературного сценария

Фотография Марины Врода

32. /НАТУРА /ПОЛЕ /ЛЕТО /НОЧЬ

В лунном свете по полю шли три фигуры.

Скорее, даже не шли, плелись, лениво перебирая ногами землю.

Один был в шинели, другой без правой руки, а третий, все время отстававший от первых двух, невысокого роста, со странным взглядом раскосых глаз.

Шинель: Может, почудилось?

Однорукий: Ничего не почудилось. Я хорошо слышал.

Сначала звук был, а потом заглох. Раз — и обрубило. А звук точно как у грузовика. И Немой дернулся. Он против меня сидел. И потом вздрогнул. У него знаешь какой слух?

Шинель: А где он?

Однорукий: Да вон плетется.

Однорукий и Шинель остановились.

Немой немного отстал и прихрамывал сзади.

Однорукий: Не отставай, калека… раз уж с нами пошел.

Однорукий и Шинель пошли дальше.

Шинель: Да зачем он тебе сдался?

Однорукий: Ну, во-первых, еще одни руки никогда не помешают. Вдруг там столько, что вдвоем не утянем. А во-вторых, он, в отличии от тебя, никому сказать не сможет.

Шинель остановился.

Шинель: Да ты что? Да я тебя! Спятил, что-ли?

Шинель схватил Однорукого за шкирку и стал трясти.

Однорукий схватил единственной рукой Шинель за лицо и оттолкнул его в сторону.

Однорукий: Охренел, что ли? Я теоретически говорю… А он драться…

Шинель: То-то. Смотри у меня, теоретик.

Тем временем подошел Немой.

Он просто стоял рядом и следил за потасовкой.

Шинель заметил Немого.

Шинель: Ну чего уставился? Пошли!

И они снова пошли по полю.

Они прошли еще немного, и Шинель заметил силуэт машины.

Шинель: Точно. Грузовик. Вон, смотри, с лесом сливается.

И троица направилась к грузовику.

Фотография Марины Врода

33. /НАТУРА /ПОЛЕ /ЛЕТО /НОЧЬ

Луна в облаках отражалась в лобовом стекле грузовика.

Облако закрыло Луну, и на ее месте показалась голова Однорукого.

Однорукий заглянул в кабину и тихонько отошел в сторону.

Шинель: Ну что там?

Однорукий: Да спит вроде. Гарью там пахнет. Что-то там перегорело в машине.

Шинель: Ага, значит, не уедет.

Однорукий: Ладно, давай только тихо, чтоб человека не тревожить.

Втроем подошли к кузову, и Шинель стал расшнуровывать тент.

Узел долго не поддавался. Шинель сопел, пыхтел.

Однорукий: Да ты здесь тяни.

Шинель: Так я тут уже тянул. Надо вот это.

Однорукий и Шинель взялись за веревки и кряхтели в три руки.

И тут раздался голос.

Голос: Э, мужики, а что это вы делаете?

Втроем обернулись.

В метрах двух от них стоял Георгий с куском железной трубы в руках.

34. /НАТУРА /ПОЛЕ /ЛЕТО /НОЧЬ

Огонь костра поедал сухие сучья дереьев.

Кто-то прутом поковырялся в углях. Расчистил огонь и выкатил печеную картофелину. Потыкал картофелину. Закатил ее обратно в огонь.

У костра сидели Шинель, Однорукий и Немой.

Шинель: Пусть еще немножко пропечется… Эх, не повезло… Счастье наше куриное: кто не поймает, тот в жопе пальцем ковыряет.

Однорукий: Ну пальцем — это ты сам ковырять будешь.

Шинель: Только сначала слегка вздрогну.

Шинель достал из кармана шинели уже начатую бутылку мутной жидкости.

Однорукий: Э-э-э… не торопись.

Шинель: А чего ждать-то?

Однорукий: Есть чего. Вон пусть картошка пропечется сначала.

Шинель недовольно поставил бутылку на землю, рядом с собой.

Из темноты появился Немой с ворохом веток. Стал ломать ветки и подбрасывать их в огонь.

Однорукий: Э-э-э, дай мне эту дубину.

Немой достал из вороха увесистое полено и протянул Однорукому.

Однорукий попробовал полено на весу. Махнул им. 

Отложил за спину.

Шинель: Это тебе зачем?

Однорукий: А пусть полежит.

Однорукий подмигнул, и оба засмеялись.

Фотография Марины Врода

35. /НАТУРА /КАБИНА АВТОМОБИЛЯ / ЛЕТО /НОЧЬ

Георгий полулежал в кабине грузовика.

В окно ему было видно, как немного в стороне три фигуры сидели возле костра.

Затем одна фигура поднялась и медленно стала приближаться к машине.

Георгий приподнялся и сел.

К окну подошел Однорукий и постучал пальцем по стеклу.

Георгий опустил стекло.

Однорукий: Слушай, ты это… ты не сердись, что ли… Нас это… черт попутал. Смотрим, машина ничья в поле стоит… Тут такое нечасто случается… Вот и решили посмотреть, может, и правда ничья… А тебя мы это… не заметили…

Георгий: Ну, а сейчас что нужно?

Однорукий: Ты, может, это… с нами посидишь? У нас там тепло, картошечка подоспела… А то как-то неловко получается. Мы вроде как виноватые… Вот картошечку сделали… Пойдем а?

36. /НАТУРА /ПОЛЕ /ЛЕТО /НОЧЬ

Костер горел едва-едва. Иногда вспыхивали недогоревшие ветки.

Тихо потрескивали угли, отливая красным.

Кто-то снова прутом поковырялся в углях. Расчистил дорожку и выкатил печеную картофелину. Потыкал картофелину прутиком. Прутик легко вошел в нее.

Затем по дорожке выкатили еще одну картофелину. Затем еще.

Вокруг огня сидели уже вчетвером.

Немой выкатывал из костра и раздавал картошку.

Протянул Георгию.

Однорукий: Он немой, с детства. Г лупый немножко, хотя кто знает. Рассказывали, у него батю убили, а он видел.

Вот и перемкнуло в голове. А может, и вранье все это. Э-э-э, как дело было? Было дело или врут?

Немой не обратил внимания на вопрос Однорукого.

Шинель: Эй, оставь его в покое. Тут всякое было… Кто теперь скажет?

Шинель поднял бутылку. Вытянул зубами пробку из клочка газеты. Выплюнул ее в огонь. Сделал глоток.

Шинель: Эх, хороша…

Шинель занюхал глоток картошкой и протянул бутылку Г еоргию.

Фотография Марины Врода

Георгий показал головой, что пить не будет.

Шинель: Что так?

Георгий: Я вообще-то за рулем.

Шинель: Да брось, здесь ментов отродясь не бывало. А первач-то хороший. Так как?

Георгий снова махнул головой.

Шинель: Ну как знаешь.

Шинель протянул бутылку Однорукому.

Тот сделал глоток и отдал бутылку обратно.

Шинель: Вон Немой тоже не пьет. А то он совсем дурной становится, когда выпьет. Слушай, если ты не пьешь, может, у тебя хоть соль есть. Картошечки-то мы накопали, а вот соль здесь не растет.

Георгий махнул головой, мол, нет соли.

Шинель: Нет, так нет. И так пойдет. А?

Шинель ткнул палкой Немого.

Немой достал все картофелины и подбросил еще веток вогонь.

Огонь запылал с новой силой.

Некоторое время сидели и ели молча.

Георгий: А дорога эта куда?

Шинель: Какая дорога?

Георгий: Да здесь где-то, через лес. Я из лесу выехал и сбился.

Шинель: А эта? Это не дорога, это направление.

Георгий: Ну и куда это направление?

Шинель: А никуда.

Георгий: Как это никуда?

Шинель: А так, никуда. Тупик это. Тупик нечистой силы.

И Шинель засмеялся, оголяя редкие гнилые зубы.

Георгий: Но куда-то же оно ведет.

Шинель: Вот туда и ведет.

Шинель снова захихикал.

Тем временем Однорукий тихо встал и отошел в темноту.

Георгий: Хорошо, если мне нужно отсюда выбраться, я еду назад через лес. Потом деревня, там развилка. Дальше мне куда ехать?

Шинель: Ну, я так не понимаю. Ты нарисуй на земле хотя бы, а то мне так сложно.

Георгий отломал от ветки палочку, склонился и начал рисовать.

Георгий: Вот поле. Вот машина. Вот лес. Это — дорога. Она через лес к деревне. А вот это развилка…

В воздухе просвистела дубина, и раздался глухой звук.

Георгий упал рядом с костром лицом в землю.

Однорукий: Подсоби.

Фотография Марины Врода

Шинель и Однорукий оттащили Георгия в сторону, чтобы не подгорел.

Шинель: Отрубился вроде. Вот тебе и развилка…

Однорукий взял бутылку, допил ее и отбросил в сторону.

Обратился к Немому.

Однорукий: Э-э-э… ты присмотри за ним. Однорукий и Шинель направились к грузовику.

Немой подсел к Георгию. Достал из своего кармана грязную тряпочку.

Положил тряпочку Георгию под голову.

В небе пролетел самолет. Летел, видно, невысоко — хорошо был слышен удаляющийся шум двигателей. Немой сидел рядом с Георгием и раскачивался.

37. /НАТУРА/ ПОЛЕ/ ЛЕТО/ НОЧЬ

Шинель и Однорукий стояли у грузовика.

Однорукий открыл складной нож.

Вонзил нож в брезент кузова. Вырезал дыру.

Ухватился за кузов рукой.

Однорукий: Ну-ка…

Шинель приподнял Однорукого и протолкнул в кузов.

И подтянулся к кузову сам.

Однорукий: Тьфу ты, мешки… кажется, с мукой.

Шинель: А ты что, золото ожидал?

Однорукий: Молчи, дурак.

Однорукий от досады начал зло протыкать ножом мешки.

Натыкавшись, он выпрыгнул из машины.

Сунул нож в карман и пошел прочь.

Шинель побежал за ним.

Шинель: Ну и на хрена тебе сдались эти мешки? Напрасно только парня побеспокоили. Э-э-э, ты куда? А Немой как?

Однорукий: Да никуда он не денется. Сам дойдет.

Фотография Марины Врода

38. /НАТУРА/ ПОЛЕ/ У КОСТРА/ НОЧЬ

Еще какое-то время слышались голоса Однорукого и Шинели. Слов было не разобрать.

Потом они затихли.

Немой по-прежнему сидел рядом с Георгием.

Костер постепенно затухал. Силуэты были почти не видны.

В небе пролетел самолет.

В костре что-то щелкнуло, и вверх, к небу, поднялись искры.

Немой закачался и начал мычать в такт раскачиваниям.

Затемнение.

Мертвец Каро
Докер Каро
3D
Lendoc
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»