18+
37-38

Я тебя люблю
Фрагмент литературного сценария

Эпизод 1. ВИТРИНА

Почти бытовую камеру ставят в витрину магазина радиотоваров. Монтировщик подсказывает напарнику, который, по-видимому, находится за кадром, возле камеры, как правильно установить поворотный механизм. Камера начинает сначала нелепо, а затем все правильнее панорамировать из стороны в сторону.

Она видит то кусок старого города со стеклянной новостройкой посредине, то стоящий в пробке перекресток.

Она видит, как гопник украл барсетку у гражданина, как пацанва хотела угнать машину, как измученная жена тащит пьяного мужа домой, как тринадцатилетние графитчики разрисовывают стекло витрины перед ней. Видит состоявшиеся и несостоявшиеся свидания. Видит идущую в гору цыганскую лошадь, везущую гроб.

Камера видит девчонку с синяком под глазом, которая оттирает граффити с витрины. Она видит cтрашнейшую метель. Ураганный ветер. Град и потоки дождя.

Она видит циничного парнягу, который плюет в ее глаз, она видит объявление, трепещущее отрывными телефонными номерами. Видит двух малолеток, что, умирая от смеха, ссут на витрину. Видит, плачущую старушку, которая показывает камере фотографию пропавшего сына, и ведет, и ведет неслышную речь.

Она видит мощный салют в стеклах провинциального небоскребчика. Видит, как из старенькой «Оки», заглохшей впробке, выкатываются пять огроменных амбалов и развеселая деваха: на раз-два-три компания поднимает свою машину, ставит к обочине — и, не потеряв настроения, отправляется по своим делам.

Камера видит, как подростки обматывают друг друга туалетной бумагой и поджигают себя, приплясывая. Видит, что в глухую полночь какой-то здоровяк в одних трусах вышел освежиться под летящий снег и заодно выгулять собаку.

Она видит девчонку, которая разбивает кирпичом стекло витрины.

Эпизод 2. КРАЖА

Врывается ночной остывший шум города. Рука выхватывает камеру через дыру в стекле. Бегут ноги. Асфальт, лужи.

В подворотне девушка подносит камеру к своему лицу, запыхавшись, говорит:

— Ваня! Я сделала ЭТО для тебя! Для нас… Теперь ты видишь — я готова на все! И все могу! Я загадала: если смогу, то мы будем вместе долго-долго, всегда…

Эпизод 3. ДОМ ВАНИ

Парень заглядывает в объектив:

— Ух, ты! Крутая игрушка!

Это камера вместе с девушкой, уже оказалась у ВАНИ дома.

Безумный интерьер говорит о ВАНЕ: он — художник.

Они занимаются сексом. Они смеются, они пьют чай, они едят мандарины, они спят.

— Во сне я стал львом, потом жирафом и моргал ресницами из бабочек… — целует ей живот.

— Иногда мне кажется, к земле мою голову привязывает только провод от наушников, — признается ВАНЯ.

Голый ВАНЯ в сомбреро ищет на полке подарок. Оттуда на него пристально глядит сердитая кошачья морда.

Когда ВАНЯ ушел делать чай, девушке №1, звонит подруга.

Громкая связь современного коммуникатора:

— Я украла камеру…

— В «Меге», что ли?

— В «Вавилоне».

— Ты что, дура? Ты разбила витрину? Ты знаешь, что после тебя там полмагазина разнесли? Ты — идиотка? Давай, срочно ко мне!

Эпизод 4. ДЕТСКАЯ КОМНАТА МИЛИЦИИ.

Толстенькая ХРЮША, в погонах, лежит животом на столе и из последних сил тянет за галстук мента, чтоб наклонить его голову для поцелуя. Появление подруги ее нисколько не смущает. Мент ретируется, а ХРЮША, оправив форму, командует:

— Так, коза! Пока оставляешь камеру у меня. И неделю сидишь аккуратно — дома.

— А че? — запинаясь. — А че?..

— Не высовываясь.

ХРЮША прячет камеру в сейф. Камера подсматривает в замочную скважину.

За дверцей пьяненький девчоночий голос:

— Мы вели себя прекрасно, но нас почему-то приняли за проституток!

ХРЮША смеется:

Мальчишеский голос:

— Это что за фотографии?

ХРЮША:

— Преступников.

— Чьи?

— Преступников! Губа, говорю, зажила?

Дверца сейфа открылась. ХРЮША достала бланк протокола из-под камеры. Подросток-пубертат за столом перед ХРЮШЕЙ. На внутренней стороне сейфовой дверцы — смешная фотография Хрюшиного Кабанчика. Дверца прикрылась.

Раздался телефонный звонок. ХРЮША уцокала за дверь.

Сейф воровски открыл оставшийся без присмотра долговязый подросток. Схватил камеру. Сбежал. […]

Эпизод 6. ШКОЛЬНЫЙ КЛАСС

Занятие ОБЖ в школьном классе. Маленький, смешной отставной КАПИТАНЧИК рассказывает о своем запатентованном изобретении — военных потайных карманах в штатской одежде.

— Допустим, на улице две тысячи тридцать пятый год! На вас налет — бандиты, террористы! Но вы спокойны, потому что правильно одеты! Даже незначительное, малозаметное движение приводит вас куда? Правильно! В спасительный карман! А тут у вас что? — Нож, отвертка, ключ!

— Гаечный! — стебется кто-то.

— Кольт, маузер, револьвер! — раздается из заднего ряда.

— То есть что? Средство самозащиты! Предположим, вы упали — велика опасность сломать хрупкую ключицу!

Но карман и тут спешит вам на помощь. Правильно расположенные паспорт, водительские права, пропуск, другие удостоверения личности надежно предохраняют ваши косточки.

Общий пацанячий глум.

— Дуплс, — дает имя учителю ДОЛГОВЯЗЫЙ и падает на стол в конвульсиях смеха.

Коленки одноклассниц. Подробно.

Беготня с камерой в школьном дворе. МЕЛКИЙ друг ДОЛГОВЯЗОГО ест пирожок и плюется. Спускает штаны и бегает по спортплощадке, сверкая ягодицами.

Эпизод 7. ДОМ С БАБУШКОЙ

Друзья заходят в дом. ДОЛГОВЯЗЫЙ кричит в дальнюю комнату:

— Бабуль! Я пришел. Сейчас тебя покормлю. Ты как там?

И сразу же — МЕЛКОМУ:

— Сейчас будем клип снимать. Подключай камеру к телевизору. Выхожу на рэпак!

Камера видит руки МЕЛКОГО. Видит на заднем плане ДОЛГОВЯЗОГО, который сначала несет в дальнюю комнату тарелку с едой. Потом выносит из комнаты судно.

ДОЛГОВЯЗЫЙ и МЕЛКИЙ самозабвенно читают на камеру рэп. Музыка и ритм сипло звучат с телефона.

В дом хозяйски вваливаются два мента, ПРЫЩ и КЛОУН ЛЮСЯ. КЛОУН ЛЮСЯ робокопски двигается, металлическим голосом робота говорит:

— Об-на-ру-же-но видеоустройство и прес-туп-ни-ки. При-сту-па-ю к лик-ви-да-ци-и.

— Люся, давай не вые… Везем их. Будем вас наказывать.

— Пах-нет е-дой…

— Кому едой, кому бедой… В отделении пожрешь.

[…]

Эпизод 17. КАНЦТОВАРЫ

У ВАНИ какой-то срочный дизайнерско-оформительский заказ. Он в запарке вбегает в магазин канцтоваров. Судорожно и торопливо выбирает-покупает какую-то цветную бумагу, маркеры и прочую оформительскую утварь. Расплатился и убежал, забыв камеру в магазине.

Продавщица ВИКА бежит за ним, не догоняет. Вернулась, стала рассматривать камеру. К ней приходит ее парень — АРТЕМ.

— Ой, кто это у нас такой моднявый? — встречает его ВИКА. — Зацени мой кулек, — подвигает ему камеру. — Я прямо блондинка!

АРТЕМ поражен:

— Оба-на!

Он тоже играет с камерой, снимает ВИКУ и себя.

Эпизод 18. АРТЕМ, ВИКА, СНЕГ

После работы они снимают друг друга в заснеженном парке. Кувыркаются в сугробах. Поцелуйчики и любовный флирт.

ВИКА:

— Пальто у меня чистое?

АРТЕМ, со сбитым дыханием:

— Чистое, но слегка помятое.

ВИКА:

— Вот мой любимый автомагазин «Мазератти», с моей маленькой красной крошкой, которую я мечтаю приобрести!

Прелесть, романтика: месяц, звезды!

И опять веселая кутерьма в снегу.

ВИКА:

— Блин, а! Все равно, Ростов — большая деревня! Центр только, потому что здесь ходит много народа. На Западном — тишина. На Северном — тишина.

АРТЕМ:

— Любовь надо постоянно разжигать!

ВИКА:

— Я, вообще, не плакала бы из-за наших отношений. Смысл плакать — надо действовать!

Эпизод 19. АРТЕМ, ВИКА, НОВЫЙ ГОД

ВИКА по дороге инструктирует АРТЕМА, как себя вести с ее родителями на новогоднем ужине:

— Так, повторяем, мама…

АРТЕМ:

— Г алина Николаевна!

— Папа?

— Валентин Митрофанович!

— Брат?

— Максим.

ВИКА:

— Ну, все, кавалер! Выдохни…

Звонит в дверь.

Открывает МАМА (в бигудях, с пылесосом), разыгрывая:

— Вы ошиблись! В следующем дворе — ваша мама. Вы калядовать пришли?

АРТЕМ, забыв все наставления, молча протягивает цветы.

МАМА:

— Цветы надо было в газету завернуть!

Эпизод 20. УТРО ПОСЛЕ НОВОГОДНЕГО УЖИНА

АРТЕМ и ВИКА шепчутся в Викиной комнате.

АРТЕМ:

— … значит, я — неплохой человек! Нет, я — охуенный человек, иначе я обесцениваю тебя!

ВИКА, с напором:

— Вот ты меня любишь — и все! Тебе больше ниче не надо! Ты не думаешь, где мы будем жить? Че мы будем есть? Тебе кроме меня, ниче не надо! Но на одной любви всю жизнь не протянешь!

АРТЕМ занудствует, плетет заумные упреки, высказывает обиды.

ВИКА:

— Я в двенадцать лет вагон с вениками за день разгружала, чтобы нам с мамой было что покушать. А ты у меня на маршрутку денег просишь каждый день.

ВИКА ушла мыть посуду. АРТЕМ возится с камерой, со шлемом, к которому она была приделана. Находит внутри шлема надпись с контактными данными ВАНИ (сделанными, видимо, на случай велосипедной аварии). Звонит по найденному номеру. Предлагает встретиться.

Эпизод 21. АРТЕМ, ВАНЯ, ТОРГ

На встрече АРТЕМ выторговывает крупную денежную благодарность за возвращаемую камеру. У ВАНИ денег нет, но он клянется отдать потом, попозже.

[…]

Эпизод 24. ВАНЯ и ШПОТА

Десятилетний скейтбордист ШПОТА принес ВАНЕ свой скейт, чтобы тот сделал на нем аэрографию. Они с ВАНЕЙ живут на одной улице. ВАНЯ разрисовывает скейт. Г оворят «за жизнь», пока ВАНЯ приделывает камеру к скейту ШПОТЫ:

— Она сказала, что мой папа — первый человек, который ее достоин! Ее фотки в журнале.

ШПОТА становится в позу, выпятив грудь, и, гримасничая, объявляет: «Мисс — БИКИНИ Черной металлургии!» — и комично виляет тощим задом под короткой курточкой.

ВАНЯ смеется.

Эпизод 25. ТУСНЯК СКЕЙТЕРОВ

ШПОТА едет кататься с друзьями. Камера снимает, привинченная намертво к скейту. Скейт летит. Скейт болтается в руках.

Эпизод 26. ПОХОД К ПАПЕ

Потом куда-то идет. Поднимается по лестнице.

Звонит в дверь. Из-за двери противный женский голос объявляет, что папы сейчас нет. Выходит лицо в сметанной маске и заканчивает:

— …И чтобы ты сам и твоя мама сюда больше не ходили!

ШПОТА колотит ногами в дверь. Спускается.

Скейтом бьет фары красненькой машины. От ударов по машине камера делает своеобразные видеоглюки, уносясь в давно отснятый материал (например, зимние кадры из витрины)….

ШПОТА проламывает лобовое стекло. Убегает.

Эпизод 27. СКЕЙТЕРЫ И ОТЕЦ

ШПОТА опять катается с друзьями. Видит, как подъезжает побитая им машина. Видит ОТЦА, который идет к нему с грозным видом. Пытается убежать. ОТЕЦ догоняет, просит остановиться — поговорить. ШПОТА отбивается скейтом с примотанной к нему камерой. Убегает. Скейт с камерой остается в руках ОТЦА.

Эпизод 28. ОТЕЦ И МАТЬ И ДВЕРЬ

ОТЕЦ звонит, потом долго стучит в дверь. Дверь открывает заплаканная ЖЕНЩИНА, тут же закрывает. ОТЕЦ опять стучит-звонит. Кричит через дверь, что хочет вернуть сыну скейт. ЖЕНЩИНА открывает и хочет забрать скейт, ОТЕЦ не отдает, продолжая говорить и оправдываться. ЖЕНЩИНА наконец выдергивает скейт и захлопывает дверь. За углом рядом с дверью стоит и хлюпает носом ШПОТА.

[…]

Эпизод 36. ЭЛЕКТРИЧКА

Кастинг к фильму «Я тебя люблю»

ВАНЯ и девушка № 3 куда-то навсегда уезжают в электричке.

В дороге — игра: придумать историю жизни попутчика.

Озвучить его внутренний монолог.

ВАНЯ придумывает внутренний монолог собачки.

[…]

Эпизод 39. САМОЛЕТ

ВАНЯ снимает садящиеся над ним самолеты. — Дай мне на день камеру, — просит девушка № 4. — Хочу снять свидание, которого ждала двенадцать лет!

Эпизод 40. ВСТРЕЧА

В укромно стоящем автомобиле двое: за рулем — МУЖЧИНА лет сорока и рядом девушка № 4 

ОНА:

— Скажи, тебе никогда-никогда не хотелось меня увидеть?

МУЖЧИНА растерянно улыбается и мелко-мелко, часто-часто кивает.

— Но ты не мог … У тебя были дела…

Он опять кивает.

— У тебя были проблемы с работой. Денег не было…

Он жалко улыбается и кивает.

ОНА отворачивается и смотрит в лобовое стекло.

— Знаешь, в детстве у меня была фобия: боялась газа! Была уверена, что он непременно взорвется — и меня НЕ СПАСУТ! Когда мама уходила, я собирала вещи и, одетая, часами стояла у запертой двери, со своими детскими сумками… Мама с этим ничего не могла поделать. Однажды, глядя ей в спину, я так ревела и дергала окно, что рама вывалилась и упала на меня. Мама тогда сказала, что я упрямая, как ты… От обиды я раскидала по всей комнате рафинад из красной коробочки.

— На лето меня увезли в деревню. У деда была лошадь, а у лошади — жеребенок. Я думала, что его зовут Жери. Жери- ребенок. Я подсовывала Жери дедовы сапоги — и ему почему-то понравилось в них ходить. Стоило деду разуться, как он уже не находил своих сапог! Что толку кричать на жеребенка — дед кричал на меня: «Чокнутая!» А я думала: он думает, что я — чокнутая, как ты… Но у меня была и собственная о тебе память. Помнишь тот день, когда ты катал меня на «КамАЗе»?.. — снова смотрит на него. — Пап, у тебя совсем не было времени, да? И чертовых денег не хватало?

ОТЕЦ молча глядит перед собой. — Тебе не хотелось меня увидеть? Положить руку на лоб, когда я болела? Купить чулки всеточку! Отругать за то, что начала курить! Поговорить с тем, кто меня обидел… И вот что еще! Ты мне снился…

ОТЕЦ:

— А мне… много раз… снился этот разговор…

№ 4 возвращает ВАНЕ камеру со злыми словами:

— Козлы, козлы! Почему вы все — козлы?!

[…]

Эпизод 42. МАТИЛЬДА

МАТИЛЬДА, крепко сбитая блондинка бальзаковского возраста, выглядывает из своего салона:

— Мальчик мой! Это ты делал?

ВАНЯ только что закончил аэрографию ее поцарапанного автомобиля, усталый, замерзший, в сердцах: — Целый день эту херню рисовал, у меня уже рука с этой штукой срослась…

— Да? А ну давай пойдем! — заводит в Модный дом. — Придумай, как расписать этот пиджак.

ВАНЯ рисует, одним движением, не отрывая руки от бумаги. Протягивает рисунок МАТИЛЬДЕ. Та разглядывает мгновенную Ванину импровизацию.

— Пожалуй, что да, мне нравится! — Откладывает листок. — А че ты такой мятый? — смеется. — Ну, ничего! Я сделаю из тебя человека… А правда, ну че ты такой зачуханный?

— Саша! — зовет старшую дочь. — Купи ему сто пар носков!

— Зачем ему сто пар? — делает большие глаза еще больше САША. И тихо: — У нас кредит не выплачен.

— Хорошо! Купи ему пятьдесят пар. Не жмись!

— Мальчик мой! Как тебя зовут? Ваня? Иди сюда! Возьми кашемировый джемпер и норковую куртку, померяй!.. Стоп! Отменяется! Иди в ванную — там шампунь, пенка, все — помойся! Чтоб от тебя краской не пахло…

— О! Какой! Видишь? Видишь! — Подводит она к зеркалу ВАНЮ после душа. — Дай я тебя поглажу! Какие мягкие волосы! Как у девочки. Алиса! (младшей дочери) Погладь! Если я тебя полюблю, я одену тебя, твою жену, твою любовницу…

За спиной МАТИЛЬДЫ маячит красивый, дорого одетый молодой человек, подобно прикроватному мопсу он бдительно охраняет свою территорию. Все «понюхал» аккуратно. Взъерошенный и слишком «простой» ВАНЯ не вызывает особой тревоги АЛЬФОНСА.

— Ваня, я сделаю тебя своим директором. Мы все время будем заниматься настоящим искусством. Мы оденем этого… Ну, как его…. Эй, сучки! Кого я там люблю?

Дочери кричат с верхнего этажа:

— Пореченкова!

— Вот его оденем. Я так его люблю. Он такой мужчина — с плечами… Со всем…

ВАНЯ жадно поел и сбежал навсегда.

[…]

Эпизод 44. АВАРИЯ

ВАНЯ едет на велосипеде сквозь безумную метель, постоянно рискуя попасть под колеса ревущих автомобилей. На одном из поворотов — лязг, скрежет. Камера заваливается. Через мгновение в ее объективе мелькают два типа.

— Ты что наделал? Новая машина! — вне себя орет один.

— Я не видел, — пробует объясниться Ваня.

— Не интересует, не ебет, блядь! Плати!

— Он мне зуб выбил, падла! — растерянно говорит другой, беспрерывно трогая место, где был зуб.

— Тварь, он еще снимает! Всё: едешь с нами, там разберемся!

Эпизод 45. КУЗЯ и БУБА

Тесное помещение охраны оптового рынка: скособоченный стол, крошечный телевизор. Часть этого затхлого пространства зарешечена под самодельный обезьянник, в котором постоянно кто-то томится. На сей раз это ВАНЯ.

БУБА, повернувшись к КУЗЕ:

— Есть шкряба. Ты скурил в подъезде?

КУЗЯ, не услышав, сосредоточенно:

— Камера серьезная, охуенная!

Кто-то из-за его спины:

— Нету товара ни хуя!

КУЗЯ:

— Займи денег, пятого числа отдам! За пятьдесят рублей подвез — хотдог купил. — Возвращаясь к камере: — Как бы ее, суку, установить? У меня ж кредит, мне «десятку» надо!

ГЛОТ подступает к решетке:

— Узник, как себя чувствуешь?

ВАНЯ:

— Ну, я уже чуть-чуть Буддой стал.

— Дурачка не включай! С деньгами расставаться думаешь?

— Их нет у меня!

БУБА, веско:

— Или подкатываешь бабло, или получишь по самое «не балуй!»… Я жрачку привез. Будешь?

ВАНЯ:

— Скушаю селедки и хлеб натру чесноком, — ест. — У меня дома тысячи улиток, сотни тараканов, рыбы, кошка. Они два дня без еды. Они все умрут. То, что вы делаете, все равно, как если бы на них упал самолет…

БУБА, с усмешкой:

— Кошка съест рыб, тараканы сожрут улиток. И все будет правильно: выживают сильнейшие. Кризис… Ладно, хуеплет, дозревай!

БУБА уходит. Двое охранников, уставившись в телевизор, остаются.

[…]

Эпизод 48. ДОМА У ВАНИ

Задворки города. Скрипучий снег.

Причудливый дом ВАНИ.

— Я же говорил, пахана нет, — дрогнувшим от волнения голосом говорит ВАНЯ.

Парни ржут — над кроватью Ваниного отца плакат: «Наука сна».

Одичалая кошка кидается наверх по крутым и узким деревянным ступеням.

— Они ведь тоже… живут же, — говорит ВАНЯ, бросая улиткам в аквариум разрезанный пополам свежий огурец. — За полчаса схавают.

Парни оглядывают Ванин невероятный скворешник, нищенский и роскошный одновременно. Каждый клочок небольшого пространства — под самой крышей старого дома — художнически обжит: от необычного потолка, с которого свисает гамак (как будто тут Африка или Латинская Америка!), до крошечного окна и входной двери.

Заметив, что КУЗЯ пристально изучает какой-то рисунок, ВАНЯ немедленно срезает его со стены и протягивает гостю.

— Отступное? — проясняет БУБА, с трудом отрывая взгляд от тараканопровода — запаянной стеклянной трубки с неостановимым, завораживающим бегом диковинных, нездешних насекомых.

— Кубинские, — подсказывает ВАНЯ.

— Сколько я ебал себе мозг, как это грамотно устроить! — восклицает БУБА. — Наладим наконец настоящий бизнес.

Будешь нам шарики разукрашивать…

КУЗЯ:

— Зачем шарики? Надо сразу рисовать деньги!

ВАНЯ расширяет глаза:

— Ну, можно экспериментнуть! Интересно, как опыт…

КУЗЯ:

— А камера твоя пока будет у нас, вообще-то…

[…]

Эпизод 57. ТРАВА

КУЗЯ и БУБА с братвой едут на пустырь к картонным домам. Отдают камеру цыгану в обмен на газетный сверток.

Эпизод 58. ЦЫГАНСКАЯ СВАДЬБА

ЦЫГАН снимает свадьбу. Шумную, нелепую, грязную… Все время дышит в объектив.

Эпизод 59. БУБА ЗАБРАЛ КАМЕРУ

Братва, недовольная слабой травой, забирает камеру прямо со свадьбы из рук цыгана-оператора.

[…]

Эпизод 61. ВАНЯ И №5

ВАНЯ и девушка №5. Она пришла брать интервью для модного местного журнальчика. Она слушает его. Она бесится от его самовлюбленности. Она говорит:

— Я люблю бить мужчин и смотреть, что получается!

Она бьет ВАНЮ, называет его сосунком и плесенью. Она плачет.

Потом утром, уже счастливая, она моет Ване холодильник. Он показывает ей своих домашних улиток. Свои сто миллионов картинок про стрекоз. Потом показывает восприниматор — картонную коробку с прорезями для глаз. Прорези заклеены мутными кристаллами, свилевыми цветными стеклами. ВАНЯ читает №5 стихи.

Я бегу по проводам дрожью муравья,

Телефонным письмом — через облака,

Сквозь туман — солнечным лучом.

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!

Вдруг спрашивает:

— Как ты думаешь, а плиту долго отмывать?

Лопушанский
Идзяк
Кесьлевский
Beat
Austerlitz
Триер
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»