18+
37-38

Режиссер представляет проект

Николай Хомерики. Родился в 1975-ем году в Москве. В 1996-ом году окончил экономический факультет Международного университета. В 1996-ом году работал бухгалтером на заводе «Coca Cola». В 1997-ом — президент фирмы по импорту бытовой химии. В 2000-ом году окончил ВКСР (мастерская В. Хотиненко, П. Финна, В. Фенченко). В 2005-ом году окончил режиссерский факультет школы La Fémis (Франция). В 2004-ом — ассистент режиссера на кинокартине Филиппа Гарреля «Постоянные любовники». В 2006-ом году как режиссер полнометражного игрового кино дебютировал фильмом «977». В 2007-ом году запустился с картиной «Беляев», съемки которой на данный момент приостановлены. В 2009-ом году снял фильм «Сказка про темноту», отобранный в программу «Особый взгляд» МКФ в Канне.

Николай Хомерики — фотография Никиты Павлова

Читая чужой сценарий, ищу себя. Что за история, кто главный герой — не так важно: следователь прокуратуры, научный работник или инспектор по делам несовершеннолетних. Мужчина или женщина. Я проецирую на героя свое состояние. Если совпадаем — буду снимать, невзирая на бюджет и сроки. С «Беляевым» так и произошло: в упаковке приключенческого фильма, триллера я увидел историю потерянной любви и одиночества.

Главный герой — рядовой следователь прокуратуры, немолодой человек. Одинокий, крепко пьющий. В городе происходит череда загадочных самоубийств, ему поручают вести дело. Начинается история, настраивается сюжет, разгоняется триллер.

Мне предложили сценарий «Беляева» после фильма «977», который проходил по разряду «фестивального кино». Заодно и на меня повесили бирку «артхаусный режиссер». Захотелось пойти поперек: снять фильм не в условиях авторского кино, где ты наедине с самим собой, со своим замыслом, а донести те же смыслы, вывести ту же линию трагического одиночества на первый план в зрительском фильме.

Да, отказаться от длинных планов по десять минут. Да, работать с известными артистами (только не использовать их в том же амплуа, в котором они уже снимались). Да, снимать в декорациях.

В жанровом кино все — и способ съемки, и сценарий, и дорогие эффекты держат зрителя на поверхности, на первом плане восприятия, мешают ему погрузиться, пойти дальше. Слишком много информации, зритель должен следить за развитием сюжета и часто «теряет» героя, не попадает в его состояние. А быстрый монтаж часто вынуждает «зарезать» атмосферу. При таких входящих выбор актера на главную роль — едва ли не ключевая задача. Мне нужен был тот, кто расскажет историю не текстом — глазами.

Текст нужен и интересен как предлог, как повод. Как поверхность, от которой можно оттолкнуться. А точка сборки — это взгляд.

За Ефремовым долго наблюдал со стороны — гуляет человек, веселится, показывает смешно. А глаза живут отдельно, своей жизнью живут. Усталые, но живые. Настоящие. Волк из мультфильма «Жил-был пес», состояние — «щас спою».

Задача для актера: думать не о тексте, а о том, что, находясь в кадре, он становится старше — на минуту, две-три. Только так можно вытянуть из актера человека, который здесь и сейчас, не играет — живет. Перевести его состояние на пленку. Как в детстве переводные картинки, съемки — это процесс перевода: миска с водой, замачивание, аккуратное перенесение на поверхность.

Все мои фильмы — про близость и одиночество. Других тем нет. Остальное — декорации.

Мертвец Каро
Докер Каро
3D
Lendoc
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»