18+

Подписка на журнал «Сеанс»

14 АВГУСТА, 2017 // Фестивали

Выборг-2017: Кругом, возможно, морг

В Выборге завершился фестиваль «Окно в Европу», на котором со свойственным ей профессионализмом смотрела фильмы Лидия Маслова. Во втором своем репортаже корреспондент «Сеанса» рассказывает о том, что нам ждать от «Хармса», «Сына» и «Карпа отмороженного», если они доберутся до проката.

«Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов». Реж. Александр Хант. 2017

XXV фестиваль российского кино «Окно в Европу», выбравший в этом году своей эмблемой Сергея Бодрова-младшего, как бы присягнул на верность 1990-м, осыпав наградами фильм «Как Витька Чеснок вёз Леху Штыря в дом инвалидов». Об этом фильме в моем прошлом обзоре было сгоряча замечено, что режиссер Александр Хант «ностальгирует» по 1990-м. И хотя вряд ли он может по ним со знанием дела ностальгировать, будучи сам рожден в 1985-м, с романтизацией этого десятилетия он справляется вполне успешно. Его картина победила в основном конкурсе игрового кино «Осенние премьеры», принесла специальный приз жюри за лучшую мужскую роль исполнителю роли Витьки Евгению Ткачуку, а автору сценария Алексею Бородачеву — приз Медиаконгресса «Содружество журналистов» и Союза журналистов России.

Кроме того, Витька и Леха заняли третье место в конкурсе зрительских симпатий «Выборгский счет», уступив «Бабушке легкого поведения» (с которой и правда тяжело конкурировать, как с любым произведением, задействующим резидентов Comedy Club, а в данном случае кинематограф эксплуатирует бессмертный образ бабушки, созданный Александром Реввой) и занявшей второе место «Аритмией» Бориса Хлебникова.

«Карп отмороженный». Реж. Владимир Котт. 2017

Тему аритмии, от которой грозит гибель героине Марины Неёловой, подхватывает «Карп отмороженный» Владимира Котта, получивший приз зрительских симпатий на Московском международном кинофестивале. Выборгская публика, не вполне прониклась тем, как смело и по-самурайски мужественно авторы обращаются с темой смерти, в сущности, главной для любого настоящего поэта. Например, такого, как Марина Цветаева, которую цитирует героиня, учительница литературы: «Разлюбите меня, все разлюбите!» Жестокая правда в том, что разлюблять одинокую деревенскую старушку особенно и некому, включая успешного городского сына (Евгений Миронов), которого мать решает максимально избавить от хлопот в преддверии приближающейся аритмической смерти: получает справку в морге, где работает ее ученик (Сергей Пускепалис), оформляет свидетельство о смерти, затаривается продуктами для поминок, покупает гроб в стиле «бюджетная классика», который нахваливает продавец в инфернальном исполнении Александра Баширова.

Он же украшает своими краткими появлениями и байопик «Хармс» Ивана Болотникова в эпизодической роли соседа, периодически выпадающего из окна в халате, будто хармсовская старуха, и эта гротесковая деталь направляет фильм в нужное русло, так же, как и выступление самого Баширова перед показом, справедливо заметившего: «Мы все умрем, дело не в этом». В чем конкретно дело с высококультурным и интеллигентным фильмом «Хармс», сразу и не скажешь, но смотреть его томительно. Вероятно, для человека, внимательно рассматривавшего фотографии Даниила Ивановича Хармса, с которых он глядит волком, и немного знающего мизантропское хармсовское творчество за пределами литературных анекдотов и детских стишков о том, как Иван Топорышкин пошел на охоту, трогательный Войтек Урбаньски в заглавной роли — не совсем очевидный кастинговый выбор, создающий некий когнитивный диссонанс.

 

 

Этот добрый, даже нежный Хармс всем своим видом как бы извиняется за то, что вообще родился, хотя для характеристики отношений проклятого поэта Хармса с мирозданием скорей подходит слово «троллинг» (и порой довольно жестокий). Тем не менее болотниковский «Хармс отмороженный» был награжден в Выборге специальным призом «За высокий уровень визуально-музыкального решения», хотя стоило бы наградить не столько авторов фильма, сколько его персонажей посмертно, за радикальность поэтических решений. Что-то обэриутское иногда все-таки отсвечивает в фильме, например, когда играющий Александра Введенского Григорий Чабан читает отрывок из поэмы «Кругом, возможно, бог». Читает твердо, как говорится, с выражением — точнее, почти без всякого специального выражения, что в данном случае и обеспечивает максимальный художественный эффект, особенно в сочетании с тревожной фразой поэта, вдруг обрывающего декламацию вопросом: «А что, водка кончилась? Надо сходить».

По железной логике абсурда именно в «хармсовские» бюллетени для голосования в зрительском конкурсе «Выборгский счет» вкралась опечатка — в графе, где нужно обозначить степень своей близости к киноискусству, было напечатано «кинематогрофисты». Обнаружив непорядок, два пожилых и потому грамотных зрителя одолжили у меня ручку и гневно переправили лишнее «О». Но мне почему-то кажется, что против этой опечатки не возражали бы сами обэриуты, вставившие в аббревиатуру ОБЭРИУ (Объединение реального искусства) лишнюю букву «У» просто по приколу. Еще лучше было бы написать  «кине-мото-графист»: чтобы слог «мото» перекликался с «кине-мото-графистом» Гариком Сукачевым, с самого начала задавшим «Окну в Европу» возвышенный тон.

 

 

Кинокомпания Amalgama, которой мы должны быть благодарны за мотоциклетный фильм открытия «То, что во мне», подарила выборгскому фестивалю и фильм закрытия «Сын» Славы Росса, тоже сделанный под вполне прозрачным патриотическим девизом «Слава России!» В интерпретации авторов «Сына» Россия страна хоть и жестокая, но искренняя, в отличие от лицемерной Европы, где могут отнять сына у обожающей и обожаемой матери просто потому, что соседи видели случайную слезинку ребенка и стуканули куда следует. Но слава Богу, и в Хельсинки, куда имела неосторожность выйти замуж героиня Марии Мироновой, обнаруживается священник отец Владимир, благословляющий мать на похищение собственной кровиночки почти что любимым афоризмом Никиты Михалкова: «Делай, что должно, а там Господь упромыслит». Следя за почти детективными перипетиями переправки малютки в Россию, так и тянет в качестве своего рода эпиграфа (бывают же эпиграфы, которым самое место в конце произведения) увенчать «Сына» цитатой в духе Данилы Багрова: «Мальчик, водочки нам принеси, мы домой летим».

поддержать
seance
Чапаев
Библио
Потенциал
СОфичка
Осколки
БокОБок
Malick
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»