18+
15 ФЕВРАЛЯ, 2016 // Рецензии / Фестивали

Берлин-2016: Авраам наоборот

В программе «Форум» Берлинского кинофестиваля показали новый фильм Эжена Грина «Сын Иосифа». Как понятно из названия, американо-француз добрался и до Библии, — и снял комедию. Наталья Серебрякова утверждает, что при этом остался верен себе.

«Сын Иосифа». Реж. Эжен Грин. 2016«Сын Иосифа». Реж. Эжен Грин. 2016

Авраам! Авраам! <…> не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. (Быт.22:11-12)

Венсан (Виктор Эзенфис) — подросток лет пятнадцати. Только что он отказался продавать сперму через интернет. «Этот парень никогда не научится вести бизнес», — обреченно вздыхает друг, который ему это дело предложил. Венсан придет домой и найдет давнее письмо своей матери (Наташа Ренье) к его отцу, которого он не знает. Отец — издатель Оскар (Матье Амальрик), требовавший аборт, — как был ублюдком, так и остался. Публикует писателей вроде Бегбедера, спит с секретаршей на фрейдовской кушетке, не помнит, сколько у него детей. Но по счастливой случайности Венсан встретит Иосифа (Фабрицио Ронджоне), брата Оскара, и обретет семью.

Эжен Грин не изменяет своей манере с первого фильма: все те же изящные съемки обуви, барочные хоралы, отстраненные диалоги. В новой картине он продолжает тему символического отцовства, начатую в «Мудрости» два года назад. На божественную пародию денег, кстати, опять дали братья Дарденн. Однако изменился тон повествования: в этот раз Грин отчаянно смешит, ни разу не впадая в свойственный ему пафос. Сцены встречи Венсана и Оскара — едкая сатира, а эпизод знакомства матери Венсана Марии (sic!) и Иосифа откровенно юмористичен:
— Иосиф.
— Мария.

«Сын Иосифа». Реж. Эжен Грин. 2016«Сын Иосифа». Реж. Эжен Грин. 2016

Не забывает Грин и о своем любимом занятии — вставлять в фильм как можно больше произведений искусства. Так, в ночных кошмарах Венсану не дает покоя полотно Караваджо — висящее у него в комнате «Жертвоприношение Исаака», на которой Авраам держит нож у шеи своего сына. Раздобыв раскладной нож и надев белую рубашку, Венсан идет убивать своего отца — Грин повторяет сцену, изображенную Караваджо, с точностью наоборот. Когда на экране кипят такие страсти, зритель, впрочем, остается спокоен. Он знает: Грин — добрый и мудрый отец, который не будет мучить своих детей, зрителей, зрелищем крови. Как и его Иосиф, прихорашивающий библейскую историю, чтобы успокоить свежеприобретенного сына:
— Как ты думаешь, Бог приказал Аврааму убить Исаака?
— Нет. Бог этого не делал.

И хотя в Ветхом Завете вместо сына в жертву был принесен баран, даже его у Грина не убивают. Торжествуют любовь, мудрость и справедливость. И Мария, восседая на осле, отправляется в путь с Иосифом и с сыном своим. Нет, не Иисусом.

Русская симфония
3D
3D
Полночь в Париже
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»