18+
20 МАЯ, 2016 // Фестивали

Канны-2016: Это не любовь

Ожидаемые новости с набережной Круазетт: Николас Виндинг Рефн окончательно сошёл с ума. В Каннах показали один из последних фильмов конкурса — «Неонового демона».

«Неоновым демоном» мог бы называться и прошлый фильм Николаса Виндинга Рефна, да и позапрошлый тоже; каждый из них был шагом дальше в выбранном режиссёром направлении. «Демон» — больше дизайнерский объект, чем кинофильм. Его сюжет в подробном пересказе займёт три-четыре предложения (завязка в том, что наивная несовершеннолетняя Джесси приезжает в Лос-Анджелес, становится моделью и объектом всеобщих желаний), половина сцен происходит на каких-то глянцевых виллах в Беверли-Хиллз, покрытых золотой пылью, другая половина — в абсолютно белых или абсолютно чёрных пространствах. Дальше уже нефигуративный кинематограф: когда Джесси спит, ей снятся геометрические фигуры.

В современном кино у Рефна есть собрат — Гаспар Ноэ, ещё один режиссёр психоделического кинематографа, основанного на китче и категории B, явно тяготеющего к зрелищности в ущерб всему разумному. Кажется неслучайным, что в «Неоновом демоне» в роли второго плана занят Карл Гласман — главный герой «Любви»; кажется упущением, что фильм Рефна снят не в 3D. Это может не нравиться и действительно не всегда и не всем хорошо, но оба автора вызывают уважение как минимум тем, что развивают свой сугубо индивидуальный и при этом совершенно вопиющий стиль, хотя они, конечно, совсем разные. Это не любовь: Ноэ цитирует Кастанеду совершенно искренне, а Рефн — умник и иронист, и когда в одном из редких диалогов «Неонового демона» начинаются рассуждения со школьных уроков литературы в духе стихотворения Заболоцкого «Что есть красота» (дело при этом происходит примерно в декорациях борделя), то это сознательный китч, всё та же золотая пыль в глаза.

«Неоновый демон» — запечатлённая галлюцинация, полностью оторванная от каких-либо смыслов, от какой-либо связи с реальностью. Кажется, что молчаливый фотограф — полубог этого странного мира — представляет в кадре режиссёра: наверняка тот хотел бы тоже работать в этой белой студии, которая будто представляет собой идеальную безвоздушную пустоту. Не удивлюсь, если следующий фильм Рефна будет полностью помещён именно в такое пространство. Прежние работы датчанина относились к какому-нибудь жанру, и «Демон» заходит на территорию хоррора, но при этом он совершенно не заинтересован в том, чтобы спровоцировать у зрителя нервное возбуждение. Всё это для него — декадентские поэтические тропы, и пытливый интерес к извращённой сексуальности (такой эротической сцены, как в «Демоне», вы ещё не видели, это действительно новое слово), к крови и расчленёнке тоже относится исключительно к чистой эстетике. Что вы говорите, важна не только внешняя красота? Важно знать, что внутри? Ну, давайте посмотрим.

Ковалов
Лопушанский
Идзяк
Кесьлевский
Beat
Триер
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»