18+
21 ДЕКАБРЯ, 2018 // НОВОСТИ

Альфонсо Куарон – оператору Любецки: «Буду ли пересматривать Roma? Нет»

Альфонсо Куарон – оператору Любецки: «Буду ли пересматривать Roma? Нет»

«Рома» Альфонсо Куарона — один из главных фильмов уходящего года. Побеседовать с режиссером пришел его постоянный оператор Эммануэль Любецки — «Рому» Куарон снимал без него, и взял камеру в свои руки. Любецки называет Куарона «Альфонсито», тот в свою очередь обращается к нему не иначе как «Чиво», что с испанского переводится как «козел». Оскароносный оператор не возражает и иногда говорит о своем друге и коллеге в третьем лице. Вот фрагменты их беседы.

Эммануэль Любецки: Альфонсито, у меня много вопросов. После того, как мы закончили «Гравитацию», Альфонсо прошептал, что у него есть идея для другого фильма. Затем он исчез и прислал сценарий, над которым мы начали работать. Он чем-то похож на рептилию, сбрасывающую кожу — каждый его фильм полностью отличается от предыдущего. Этот фильм был совсем другим, и я с воодушевлением принялся за работу. Но он снова исчез, отправился в Канны, где сообщил: «Я не хочу заниматься этим фильмом». Затем позвонил: «Не хочешь ли приехать в Мексику?». И это была «Рома». Как так получилось?

Альфонсо Куарон: Я готовился, отправлял фотографии, искал локации в Южной Африке и пустыне. А затем случилась «Рома». Вообще это началось еще после «Дитя человеческого», мы тогда это обсуждали. Но я боялся — а теперь был готов, во многом из-за возраста. Я словно сказал себе: «Хорошо, я старею. Я хочу понять кто я, кем я был в прошлом». Коммерческий успех «Гравитации» также сыграл свою роль. Мы постоянно повторяли во время съемок: «Дело в оборудовании, а во времени. Я хочу сделать фильм так, как я люблю».

Э. Л: Почему черно-белый?

А. К.: Я не хотел, чтобы фильм выглядел винтажным, старым. Я хотел снять современный фильм, который смотрел бы в прошлое.

 

 

Э. Л.: Заметно, что ты дал всем указание двигаться медленнее. Это действительно производит такое чувство… трудно описать… камера превращается в сознание, рассматривающее историю. Камера знает то, чего не знают актеры. Это сильно. Другая вещь, отличающая фильм от наших с тобой прежних работ — сцена перпендикулярна объективу. Когда камера едет, актеры движутся параллельно. Будь я там, сказал бы: «Альфонсо, это плоско, мы должны компоновать по оси C, а не оси X». Почему ты так сделал?

А. К.: Будем честны. У нас не было бы тележек, позволяющих перемещаться из интерьера в экстерьер, так что мы приняли бы плоскостность изображения, но компенсировали заполнением кадра.

Э. Л.: Вы репетировали эти сложные движения, но некоторые из актеров явно не знали, куда двигаться. Они не читали сценарий? Они знали механику, но не понимали, куда могут привести эмоциональные повороты?

A. К.: Они знали некоторые механизмы, но не все из них. Все постоянно менялось. Я словно подавал им крученые мячи. Потом были проблемы с монтажом, так как все дубли выходили разными. В пределах сцены все могло быть замечательно, но уже в следующий момент что-то шло не так. Это как эффект домино. Приходилось возвращаться к первому дублю и менялось все: ощущение времени, информация. Еще трудностей добавляло то, что камера часто оставалась статичной в то время, как герои постоянно находились в движении. Да и когда камера двигалась, было еще сложнее… В общем, нам часто оставалось полагаться на удачу. Для сцены на пляже мы построили причал и поставили кран для поддержки нужной высоты. Но за день до съемки шторм повредил причал. Каждый раз, когда мы пытались снять сцену, камеры срывались. Я хотел сделать шесть дублей до наступления необходимого мне солнечного света. Ничего не получалось — камеры сходили с рельс спустя 45 секунд после команды «мотор!». Но нам повезло. Когда «сладкое пятно света» озарило кадр, камера не сошла с рельс и у нас получился единственный удачный дубль. И я уже не хотел продолжать. Это было бы опасно, да и свет не стоил того. Готовьтесь заранее — тогда удача придет к вам!

Куарон и Любецки на съемках фильма «И твою маму тоже»

Э. Л.: А как насчет музыки и ее отсутствия? Мы делали нечто подобное в «И твою маму тоже», но в меньшей степени.

A. К.: В «И твою маму тоже» мы следили за источником звука, выводя его на передний план. Здесь звук зависит от расстояния, иногда он едва различим. Музыка была звуком тех мест. Это часть изначального художественного замысла.

Э. Л.: Ты никогда не бываешь удовлетворен: «Мы облажались, ошиблись, мы не должны были снимать это». Мне кажется, что это твой самый успешный фильм. Извини, если я выражаюсь как критик. Но это совокупность всего того, чему ты учился и чем занимался долгие годы. Ты сам доволен фильмом?

А. К.: Я очень доволен, ведь это то, к чему я стремился. Невероятно, что мне было отпущено время на это. В других моих фильмах обычно более конвенциональный нарратив. Здесь я делал то, что хотел. Не знаю, считается ли это успехом. Я довел свой замысел до конца, без искажений. Я остался доволен, да. Буду ли я пересматривать фильм? Нет.

Э. Л.: Поздравляю. Обожаю этот фильм. Кажется, он один из моих самых любимых.

 

Читайте также:

«Рома» Альфонсо Куарона — рецензия

Смотрите сейчас: черно-белый короткометражный фильм Куарона

Коротко

Умер Альберт Финни

Умер Альберт Финни

© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»