18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Язык сети

Стремительное распространение Интернета в последние лет пять принципиально повлияло на самоидентификацию современной личности. И на примере ЖЖ это видно особенно отчетливо. Прячась за произвольно выбранными псевдонимом (ником) и картинкой (юзерпиком), пользователь вовлекается в грандиозный маскарадный разгул. Он волен придумать себе любую личину, даже самую уродливую; он может выставить напоказ ту оборотную сторону своей личности, которую в повседневности вынужден скрывать. Это не чистый вымысел, но и не чистая правда: это суррогат реальности, умышленная жизнь. А комментарии пользователей создают иллюзию, что эта эрзац-реальность еще и социальна. Знак начинает теснить предмет, реальное и виртуальное меняются местами, и человеческая жизнь подменяется развеселой симуляцией. Как на старинном карнавале, здесь нет ни рангов, ни сословий. Перед лицом маски все равны, всем дано слово: профессионалам и дилетантам, утонченным интеллектуалам и набитым дуракам, настоящим литераторам и графоманам. Все ценности уравнены и тем самым обнулены… все ведь так относительно, не правда ли?

Девальвация понятия «Писатель» произошла вовсе не сейчас. Десять тысяч членов Союза писателей СССР — тому подтверждение. С появлением Интернета изменился лишь критерий отбора. Все, что теперь нужно для публикации, — иметь компьютер да еще чуть-чуть соображения, чтоб настроить параметры интернет-соединения и завести себе эккаунт в ЖЖ. Да, Интернет кишит безграмотными людьми, и чтение их текстов может испортить даже неплохо выученного человека. И на любую писанину теперь найдется хоть какой-нибудь читатель. Но главное остается неизменным. Ведь звание Писателя дается не «профессиональными навыками». Надо иметь талант. А это все равно всегда будет уделом одиночек. Появится хороший текст на бумаге — найдется энтузиаст, который не пожалеет труда, чтобы его оцифровать; появится хороший текст в Сети — найдется издатель, который захочет заработать на бумажной версии. Нынешняя легкость доступа к аудитории ведет только к одному: множество людей благодаря ЖЖ нашли свое место в мире. За них радоваться надо. Ну, а что кому-то на почве виртуальной публицистики слегка сносит крышу… Что есть, то есть. Но ведь не всем же поголовно. Да и не на одной только этой почве такое случается. Скажем, на диссидентстве гораздо больше людей пострадало. А уж про несчастную любовь я вообще молчу.

В ЖЖ на одном только русском языке упражняются в создании текстов около 300 000 человек, при этом оценена по своим литературным достоинствам лишь дюжина-другая авторов. Важно, что этот процесс отбора — естественный. В Интернете нет никаких VIP-зон, никто никого не судит по одежке. Конечно, как и в реальной жизни, здесь есть свое расслоение. Но «пропуск» в то или иное сообщество здесь дают только мозги и манеры. Предубеждений никаких. Потому что ЖЖ — прежде всего территория игры, дискуссии или творчества. Именно из-за публичности. Даже рассказывая о своей личной жизни, подавляющее большинство пользователей «фильтрует» ее, доверяя ЖЖ лишь «несокровенную» часть. Или облекает свои переживания в иносказательные формы. Взаимовлияние сетевой реальности и жизненной не так велико, как думают; лишь отдельные элементы первой проникают во вторую. Так было с языком «падонкаф» — совершенно игровым экспериментом по преодолению привычных лексических и цензурных границ. Какие-то словечки впоследствии вошли в более широкий обиход на правах заимствования. Но о полном переходе с нормативной письменной речи на падонкафскую речь ведут лишь отпетые маргиналы.

У блогов есть несколько, причем совершенно различных, функций. Личный дневник — всего лишь одна из них, и далеко не самая значительная. Главная функция блогов, из-за которой они стали столь популярными, — это обмен информацией. Например, люди, живущие в «горящих точках», делятся сведениями о том, что они видят вокруг, и эти данные востребованы значительно больше официальных отчетов в СМИ. Вторая по важности функция — публикация своих впечатлений по какому-либо информационному поводу. Если эти впечатления описывает человек, которому есть что сказать, его блог становится популярным. А вот комплексов блоги не изживают. Скорее наоборот — культивируют. Когда у кого-то блог (или комментирование чужих блогов) становится средством выплескивания различных комплексов, терапевтический эффект от подобных действий обычно отрицательный.

Блоги возникли в Америке, и там они, в первую очередь, — отдельный сегмент «масс-медиа». Есть «блоговая» пресса, есть ее передний край — политические блоги, их много, и они обладают огромным влиянием. Их уже приглашают освещать президентские кампании. По России же блоги пронеслись, как степной пожар, пожирая все и вся на своем пути. Одни пишут о политике, другие об искусстве, а кто-то просто валяет дурака и всем портит (или поднимает) настроение. Подростки пишут о своем подростковом, девочки — о мальчиках, мальчики — о девочках… Говори что хочешь. И не только товарищу или участковому. Если людям интересно, они сами придут к тебе и будут слушать. Потому что сразу увидят, чего ты стоишь. Здесь это видно невооруженным глазом.

В последние годы на бумажные СМИ рынок давил сильнее и сильнее: чем больше тираж, тем больше убытки. Интернет внес свою лепту в этот процесс, и изрядную. А с появлением ЖЖ на это медийное поле выступила частная личность. Не обремененная никакой финансовой ношей, не связанная никакими обязательствами перед социальными структурами. И важность этого события трудно не только переоценить, но и до конца представить. Изменилось само понятие о человеческом общении. Говоря научным языком, стало ясно: самая эффективная медийная система — это интерактивная, то есть та, в которой пользователи сами себя обслуживают. В таких системах возникает т. н. «информационная сверх- проводимость»: ни одно сколько-нибудь стоящее событие не пройдет незамеченным. А говоря языком простым, Интернет — это гигантский вселенский сквозняк, который нельзя ни остановить, ни проконтролировать. Это материализация таких старинных понятий, как «сарафанное радио», или «цыганский телеграф», или попросту «слухи». Потому ЖЖ так и прижился в России — ведь русская культура всегда была основана не столько на письменных источниках, сколько как раз на слухах, сплетнях, непрестанном общении на кухнях, многочасовой болтовне по телефону… В форме ЖЖ все они вышли на новый виток: остались неофициальными, но перестали быть подпольными. Мне кажется, ЖЖ — это только глава, и далеко не последняя, в вечной истории борьбы личной коммуникации и массовой. Сейчас личное начало в этой борьбе побеждает. С большим перевесом. И, кажется, надолго.

Года три-четыре назад в русском секторе сайта livejournal.com произошло явление едва ли не уникальное. Огромная часть «культурной общественности» страны разом оказалась «прошитой» неестественно большим количеством внутренних связей (предусмотренных ЖЖ-интерфейсом). У очень многих появился уникальный шанс: учинить самопальную, но страшно эффективную кампанию по самопиару. Именно появившаяся в результате этих кампаний прослойка более-менее влиятельных «людей Живого Журнала» делает российский livejournal чем-то большим, чем просто собрание мало кому интересных частных дневников. Хотя именно таким собранием он и является. Скажем, я, один из рядовых эпохи «бури и натиска», со своими 750 «фрэндами», иногда задумываюсь: сколько же существует сравнимых по численности «кустов» пользователей ЖЖ, о которых ничего не известно тем, кого читаю я, и которым ничего не известно о них? Страшно представить, но их, видимо, сотни… Учитывая такой уровень информационного шума, куда интереснее и плодотворнее система отдельных тематических «профессиональных» блогов. Та самая «настоящая блогосфера», вырвавшаяся из жанровых и аппаратных ограничений livejournal.com, которая уже очень развита в мире и которая вот-вот всерьез наладится и тут.

Интернет-язык в первую очередь стремится передать эмоциональную, интонационную составляющую устной речи; отсюда все эти «смайлики» и прочие странные значки. Легко счесть эти новшества примитивизацией: дескать, при хорошем владении языком можно передать все свои чувства и без подобных «подпорок». Это верно, если речь о неторопливом обмене развернутыми письмами. Но при «реактивном» общении в форумах и чатах приходится изыскивать иные средства. Именно так и возникло «падонковское» письмо. Его создатели поняли (или обнаружили), что искажение конвенционального написания слов усиливает и изменяет их эмоциональное значение. Это просто новый способ записи живой разговорной речи. В некотором смысле Интернет — это большая фольклорная экспедиция. Правда, от ее результатов многие приходят в ужас. Другие же приходят в неменьший ужас от того, с какой готовностью выставляют себя иные пользователи в качестве «объекта» этой экспедиции. Хотя в этом нет ничего нового. Еще четверть века назад главный герой «Кинолюбителя» Кесьлевского в трагическую минуту своей жизни представлял, как эта сцена будет выглядеть в видоискателе камеры. Так что все зависит от личных склонностей, Интернет — лишь новый инструмент их реализации. Если человек к публичности не стремится, то никакой Интернет не сделает из его жизни «реалити-шоу».

Интернет — всего лишь еще одна новая коммуникационная среда. И обладает всеми свойствами таковой. Разумеется, в ней таится риск «свалиться» в квазиреальность. Но личность, склонная к эскапизму, в любую эпоху найдет себе подходящую технологию, чтобы сбежать от ответственности. Разумеется, Интернет влияет на язык. Он создал новый стиль общения, ввел огромное количество новых единиц в повседневный лексикон юного горожанина. Только не надо стенать о «коррозии» великого русского языка! Скажите лучше «эволюция» — и, вот увидите, все волшебным образом переменится. Ведь все дискуссии на эту тему, как правило, ведутся за пределами лингвистики или филологии: они политически мотивированы особой ролью русского языка как носителя имперской идеологии. Упражнения же «падонкаф» отражают реальные проблемы языка. Это и нефонетичность орфографии — одна из самых больших «тайн» русского языка, тщательно скрываемая от его носителей (хотя достаточно открыть школьный учебник родной речи). Это и эмоциональная сниженность письменной речи. И табуированность многих частотно активных словарных единиц — не только мата, но и вполне приличного просторечия. И многое другое. Не стоит бояться, что любой недоучка может теперь повлиять на язык только по факту публикации. В культуре остается лишь то, что ей необходимо.

Раньше слова попадали в язык годами. Интернет же позволяет распространить слово через письмо в считанные дни. И мгновенно узаконить его. Ведь текст, напечатанный на клавиатуре, практически не отличается от набранного на печатном станке. А уважение к типографскому шрифту осталось в массовой психологии еще с былых времен. Хотя я бы не преувеличивал интерес людей к мыслительным проявлениям своих ближних. Пропорции тут те же, что и в других областях. Не всех актеров обожают. Не всех писателей читают. Не все музыканты популярны. И наличие микрофона в руках не гарантирует наличие слушателей. Так что главная напасть, вопреки ожиданиям, — это не столько собственно интернет-словесность, идущая из ЖЖ и с форумов, сколько, например, неграмотные кальки английской грамматики, которые без зазрения совести штампуют наши рекламисты. Все эти «костюмы от Бриони» и «новости с Наташей Пупкиной» — просто тупые переводы from и with, отсутствовавшие в языке еще 15 лет назад. А появление новых предлогов и союзов — признак серьезных сдвигов в языке. «Падонкафская» метода, к слову сказать, куда менее примитивна. Она подмечает реальное изменение в устной речи — фонетизацию. У нас и так половина населения вместо предлога «в» говорит «ф».

Система блогов — это, конечно, демократия, но переходящая в анархию. Когда нет вообще никакого контроля, то его начинает осуществлять сама природа человека. А на нее полагаться до конца не стоит. Какие интернет-ресурсы пользуются наибольшей популярностью? Порнографические — о них и речи нет. Экстремистские — Россия должна немедленно не то завоевать весь мир, не то быть уничтожена. Пошлые — пусть смешные, забавные, но именно пошлые. И так далее. Боюсь, эту конкуренцию не выиграть. Умеренность и взвешенность мнений в Интернете не в чести. Виртуальность вообще провоцирует людей на радикализм мнений, и человек может создать какой-нибудь ресурс, который в реальной жизни для него вовсе и не характерен даже. Словно в подпитии. Так что атмосфера в блогах очень часто напоминает подворотню, где компания слегка подвыпивших нагловатых подростков задирает друг друга, а порой — и прохожих. Хорошо ли это? Не уверен.

Лично мне не нравится, что написанное слово автоматически и моментально оказывается опубликованным. Мало ли, что ты там себе чиркаешь… Я существую в иной традиции отношения к тексту. Если ты издал книжку — это еще не значит, что ты писатель. Если ты что-то написал — это еще не значит, что ты написал действительно «что-то». А здесь каждый пользователь претендует на звание «автора», а каждая случайная формулировка — на звание «текста». Читать живые журналы — все равно что бесперебойно читать школьные сочинения. Господи, неужели это кому-нибудь интересно…

Клуб
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»