18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Сюжеты и герои. Влияние на массовое сознание

Влияют. Но авторов винить резона нет. У зрителей мало выбора, положительные примеры, объекты для подражания отсутствуют — да и откуда их взять…

Стал ли кто-то наркодилером, посмотрев «Лицо со шрамом»? Убил ли кто-то, посмотрев «Самурая»? Украл ли после «На последнем дыхании»? Влияние фильмов настолько косвенно, что рассуждать об этом можно только совсем умозрительно. А ответственность автора — вещь сугубо интимная. И если он считает, скажем, что ему в силу художественной необходимости надо снять сцену, где протагонист назовет кавказца «гнидой черножопой», значит, так тому и быть. Симпатичного, впрочем, в этом мало.

Разговоры о моральной ответственности — демагогия. По моему мнению, аморальны как раз бесчисленные экранизации так называемой «классики», невзначай, потихоньку, косвенным образом утверждающие в стране «барство дикое». Меж тем, как «Брат — 2» и «Бумер» — хорошее, нравственное зрелище. Оно возвращает нам текущую действительность. Поэтому к тем горе-моралистам, кто призывал снимать скальпы с Балабанова и Буслова, я выхожу со встречным предложением: скальп на скальп. Я полагаю, дурно влияют на страну «экранизаторы», подменяющие реальность — музеем. Короче, и мораль, и ответственность в данном случае понятия корпоративные.

Существуют люди, которые всегда кому-то подражают. Но думаю, что из этого соображения проституткой не стала ни одна. Я не думаю, что хоть одна стала интердевочкой, потому что был фильм «Интердевочка». Или бандитом из-за того, что был фильм «Бригада». Хотя в целом пропаганда насилия приводит человека к тому, что ему неинтересно читать Чехова. В этом смысле мутация произошла, и мы имеем результат, который, безусловно, налицо: раньше нам показывали ложные истории про, так сказать, любовь и дружбу, а теперь про ненависть и прочие мерзости. Вранье и то, и другое.

Стереотипы создает хорошее кино. В «Чапаева» играли потому, что это было мощно и заразительно. Дело не в материале, а в отсутствии фильмов такой силы, чтобы героям хотелось подражать. Заразна только серьезная болезнь, заразительна только могучая эмоция, а в кого из современных героев можно хотя бы влюбиться?

Государство стоит у руля механизма внедрения, а с авторов что взять? Авторы не несут ответственности даже за отсутствие какой-либо ответственности вообще.

Нет, конечно, чушь собачья, это иллюзия, которой нас дурили много лет. Кино — это развлечение и ничего другого. Помню, как мой партнер, японец, с которым я делал картину еще в 70-е годы, побывав на нашем худсовете, сказал мне: «Боже мой, какие вы счастливые». Я спрашиваю: «Почему?». Он отвечает: «У вас люди думают, что кино на что-то может влиять. Да вы что, это же тени! Как могут тени влиять на людей!». Чем глупее человек, тем больше у него объектов для подражания. Но причем здесь кино? И телевидение объект для подражания, и журнальная картинка объект для подражания.. Просто когда картинка шевелится, у нее больше шансов быть объектом для подражания. Кто несет за это ответственность? Только сама личность.

Среди поклонников «Бригады», возможно, и нашлись такие. что стали бандитами в реальности. Но это душевнобольные. А сколько таких, что и без «Бригады» стали бандитами? Так что теперь, обвинять Достоевского за то, что какой-нибудь молодой человек. его начитавшись, пошел и старушку замочил? Несут ли ответственность авторы за то, что они говорят как умеют о действительности, которая их окружает? Нет, не несут. Или несут в гораздо меньшей степени, нежели те, кто ее формирует или те, кто не протестует против нее.

Несут, несут ответственность. Как бы им ни хотелось представить дело так, что искусство безответственно.. Балабанов несет полную ответственность за то, что он делает. Не понимают эти ребята, которые думают, что «Бригада» — хороший фильм. Что стало твориться в провинции, как стали сколачиваться эти бригады… Героем страны не может быть бандит.

Думаю, что настоящий хит может породить волну подражаний на уровне штанов, которые все будут носить, или причесок. Но не более: не может один даже очень успешный фильм повлиять на страну глобально, на мироощущение людей. Может, что-то вдруг войдет в моду… Но выйдет из нее довольно быстро… Что касается «Бригады», после которой подростки-де сколачивали бригады — на девяносто девять процентов это придумано журналистами. Фильм был очень популярен. Да, какие-то пацаны играли в Сашу Белого, но это все закончилось довольно быстро. Когда я был маленький, по телевизору шел польский сериал «Четыре танкиста и собака». Я жил тогда в Одессе, и весь двор играл в четырех танкистов — но дальше это никуда не пошло! Если снимать кино с расчетом на какого-нибудь дурака, который пойдет и что-то натворит, тогда нужно снимать кино, в котором ничего не происходит, где нет чувств, страстей, конфликтов… Все-таки есть расчет на некую дистанцию между жизнью и кино.

Я думаю, что автор ответственность — несет. Но это исключительно личное дело автора. На этот вопрос надо отвечать только самому себе. А тому же Пете Буслову или Алексею Сидорову, задавать вопрос:”Как тебе не стыдно делать кино про бандитов?”, я не буду, Потому что это их личное дело.

У нас существует привычка, вполне понятная и объяснимая — задавать вопросы и обострять их до предела. «Влияет или не влияет»… Да, влияет, но не настолько, чтобы человек взял ствол и записался в бандиты, и пошел всех убивать. А если взял и пошёл, а потом говорит «вот я по телевизору видел», это только говорит о том, что у этого человека вместо мозгов маргарин.

Vertov
BEAT
Канны
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»