18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Сюжеты и герои. Современность на экране

Не уверен, что — преобладает. Скорее, наоборот. Так толком и не разобравшись в современности, кинематографисты ринулись назад, в ретро, в историю. Плохо только, что (финансы не позволяют?) история часто получается невзаправдашняя, игрушечная, анилиновая — как, скажем, в «Бедной Насте». Я знаю сценарий и видел материал сериала В. Хотиненко «Гибель Империи» — вот там, кажется, вырисовывается первый серьезный и осмысленный «исторический роман».

Художественному осмыслению поддается только то, от чего ты способен отойти несколько в сторону, что ты можешь проанализировать. Когда учишься плавать прямо посреди водоема, без подручных средств, то тебе не до отстранения. Величайшая заслуга Балабанова с фильмом «Брат» — он показал, что новая реальность поддается художественному осмыслению. От нее уже можно дистанцироваться. Тот же Балабанов перед этим намучился со всякими постмодернизмами, как и другие. Долгое время ведь было вообще непонятно, где, в какой стороне, в каком веке и на какой планете искать возможность говорить на языке кино. Он был первым, кто дал времени язык. За что ему большое человеческое спасибо. Балабанов оказался самым сильным, он скорее всех выздоровел и раньше всех «пошел в школу». И все мы дальше «уроки узнавали» у него. Звонили и спрашивали: «Леша, что сегодня по алгебре?».

Я больше про современность не хочу снимать. Надоело мне, психология современного человека не удается. Эту нишу заняли сериалы, они практически все темы закрыли и все — опошлили. Все опошлили: и лица современные, и сюжеты.

В девяностые с т.н. «современностью» была катастрофа. Я снимал фильм «Подмосковные вечера», где действие должно было происходить в наши дни. Я я понял, что не справляюсь, чувствовал непреодолимое отторжение к происходящему вокруг. Оно не имело для меня вкуса, цвета, запаха. И в конце-концов я снял все как бы вне времени. Жизнь не фиксировалась, слишком быстро менялась, как песок между пальцами уходила. Сопротивлялась любому стилю, любой эстетике. Ты выходил на улицу, ставил камеру, снимал сцену… А к моменту, когда выходил фильм, улица менялась до неузнаваемости. Не только эта конкретная улица, но ее образ. Очень трудно, очень опасно пытаться ухватить нечто, что сегодня тебе кажется знаковым, а через год оно перестает существовать как таковое. Сейчас все потихоньку устаканивается. Можно говорить о том, что есть некий образ времени, в котором мы живем.

До конца 90-х отвращение к той жизни, которой мы жили, достигло таких форм, что просто видеть ее было невозможно. Поэтому, когда девушка надевала какую-нибудь талью и старорежимную шляпку, а мужчина — цилиндр и смокинг или мундир, уже становилось легче. Приходишь на съемочную площадку и думаешь: да, была у нас когда-то Россия, которую мы потеряли… Сейчас, впрочем, отвращение к современным фактурам сохраняется. Но всем теперь хочется быть адептами современности. И на вопрос: «Пришло ли новое поколение, которое перевернуло все ваши представления о Добре и Зле?», в ответ только и слышишь : «Да, да, пришло!»… Ни (…) оно не пришло. А вот шулеров пришло много, это правда.

Потому что люди начали всерьез относиться к жизни и происходящему вокруг жизни. В 90-е в кино погоду делало поколение ироничных. А сейчас они повзрослели и начинают пытаться серьезно разговаривать на какие-то темы. Кончилась, мне кажется, диктатура «стеба», появилось то, что теперь называют «новой искренностью».

А разве сейчас много картин на современном материале? Я по-прежнему хочу спросить: «с кого они портреты пишут?». Реальность совершенно неузнаваемая — разве что гротескные «Магнитные бури» что-то нащупали, и то в предельно обобщенном виде. В остальном, наоборот, в моде ретро, тридцатые, пятидесятые. «Папа», «Свои», «Водитель для Веры», «Ехали два шофера». По-моему, сейчас как раз пошло освоение истории. В духе «У нас была великая эпоха», без правых и виноватых, важен только масштаб.

Да нет, наоборот: в 90-е как раз снимали больше о современности, а сейчас на разные — это определенно. В 90-х не было ни бюджетов, ни желания, была такая центростремительная волна — ответить быстро на запросы сегодняшнего дня, от перестройки еще прошедшие, а сейчас все хорошо понимают, что к истории нужно двигаться, и на самом деле спонтанно это происходит или нет, но это хороший признак: нужно искать новые фактуры, истории.

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»