18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Сюжеты и герои. Социальные группы на экране

К сожалению, обойдены все, кроме тех же бандитов, киллеров, проституток и «новых русских». Они уже «обросли» штампами, приспособлениями. Про других думать надобно, что-нибудь понимать надобно, а это всем лень. То ли дело топать по накатанной дорожке.

Все обойдены. В том числе бандиты, проститутки, киллеры. Все! Я не слышал ни одного человеческого слова ни о киллере, ни о проститутке, ни о бандите. Ни одного! Я смотрю Копполу: бандиты, проститутки, киллеры — это люди! За каждым из них стоит личный космос. Я им сопереживаю. А нашим ни (…) не сопереживаю. Это не герои, это амплуашники.

Российскому кино, на мой взгляд, не хватает умного, интеллигентного, совестливого героя. По-моему, этот человек исчез совсем, он всеми забыт. А ведь для нашего кино этот герой чужим никогда не был.

В кино долгое время царила т.н. «чернуха» — это было не только отражение социальной ситуации или определенный социальный заказ. Просто черная энергия залегает гораздо ближе к поверхности, чем светлая. Светлую энергию извлекать из материала тяжелее, нужно бурить глубже. Скажем, «Бумер». Классический случай, когда от поверхности на вершок ушли. Вроде бы все про жизнь, вроде все честно. Но я в таких случаях всегда желаю создателям фильма встречи со своими героями в темное время суток. Ну чтоб была связь искусства и жизни. Может быть, они им что-то и объяснят, дополнят их представления о реальности.

Сейчас востребован удачливый герой. Интересен трезвый, разумный, преуспевающий человек, которому везет, фартит, фортуна ему улыбается. Нация унижена, оскорблена, потерпела поражение. Война в Чечне оскорбляет национальное чувство, в этом отношении «Брат» четко занял пустующую нишу. «Бумер» и «Бригада» — это не то, это боковые ответвления. Я думаю, что на более высоком уровне будет востребована линия «Брата».

В последнее время вышло достаточно много картин, где в качестве главного героя выступает творческая личность. Видимо, после долгого перерыва, в этой личности назрела необходимость. Лично меня интересуют человеческие отношения, а не социальные типы. Мне кажется, что поиском героя заниматься бессмысленно: либо он случается, либо нет.

Характерен поиск «своих», ориентация на архаическое, родовое: «Брат», «Сестры», «Мама», «Папа», «Свои» — эта тенденция нарастает. В кино вернулись почти все советские типажи — это подтвердил «Любовник» Тодоровского (2003), который вполне мог быть снят Райзманом в 1983 году. Новых — нет, но я не знаю, есть ли они в реальности. Смешно ожидать чего-то нового, когда ходишь по кругу. Герои 1990-х годов точно соответствовали героям десятых и двадцатых, с той только разницей, что там были белобандиты и краснобандиты. А стреляли столько же, и мораль была такая же тупая. Потом был угар НЭПа, пошлятина, последние судороги авангарда. А сейчас мы вплываем в тридцатые годы. Четырехтактный цикл — революция-заморозки-оттепель-застой — не предполагает большого разнообразия.

Отсутствующие герои большого экрана — это Он и Она. То есть мужчина и женщина. Отсутствует кино про них. Не про их социальные комплексы, праведные или неправедные дела, приключения в нашем вздыбленном социуме — а просто про отношения двух людей. Как ни странно, именно мелодрама почему-то не получается.

Опять этот русский вопрос. Я не считаю, что фильм «Бригада» — это фильм о бандитах, а «Бумер» — о ворах. Тогда все американское кино — это фильмы о бандитах и о полицейских. Но «Крестный отец» — это фильм не про бандитов, а про семью, любовь, разбитые мечты, расплату за грехи. Есть хорошо рассказанная история, а есть плохо рассказанная. Почему столько шума вокруг «Бригады»?! Потому что это хорошо сделанная работа, хороший сценарий. А мы воспринимаем это как социальную проблему.

Понятно, почему киллеров и бандитов на экране так много: жизнь киллера интересна зрителю, она изобилует драматургическими поворотами, коллизиями, на него интересно смотреть. Нужно иметь очень большой талант и мастерство в руках для того, чтобы разглядеть драму в жизни не бандита, не киллера, не проститутки, не аферистки — а хотя просто обывателя. Драма есть в обычной жизни, но надо уметь присматриваться, прислушиваться, вникать… А кому охота? Да еще с непредсказуемым результатом.

В голливудском кино тридцатых годов гангстеров и шерифов тоже было предостаточно. Однако были и другие герои, представители так называемого среднего класса. Теперь у нас в жизни средний класс вроде бы, слава Богу, появляется. А вот кинематографу почему-то не до него. У меня есть сценарий, в котором речь идет об обычном человеке, живущем в сегодняшней России. Он не стреляет и не прячется от выстрелов, не ворочает миллионами и не нищенствует. В его жизни нет экстраординарных приключений, а есть сомнения, страдания, нежелание идти путем, навязанным ему временем. Но все это не интересно тем, кто сегодня дает на кино деньги. Тем, кто хочет утром заклпать картошку, а вечером собрать урожай.

Кого не хватает на экране? Клерков, барменов, ученых, официантов, программистов, ларечников, домработниц, прорабов, инженеров, фермеров — список можно продолжать до бесконечности, легче назвать кого хватает. Еще — и это главное — стариков, детей, мужчин и женщин. Но, как мне кажется, прорыв вскоре должен произойти. Он уже происходит: и не только в фильмах, которые у всех сейчас на слуху. Вот, к примеру, в фильме «Игры мотыльков» Прошкина-младшего, которую пока не оценили по достоинству. Но уже, я думаю, всем очевидно, что кино выздоравливает.

Мне кажется, что уже через 2–3 года обязательно появится мощная картина о сегодняшних 35–40-летних людях — настоящая, не подставная, не карикатурная. О тех людях, которые зарабатывают, несут ответственность, думают о будущем. О тружениках и взрослых людях, а не о халявщиках и инфантилах 1990-х годов.

Сейчас время героини girl nextdoor, сейчас в кино все такие же, как в жизни. Нет в кино красавиц, нет своей Греты Гарбо или Марлен Дитрих, нет образа кинодивы, он совершенно не востребован. Вообще, идет такая тенденция — кинематографический образ движется в сторону обыденной, повседневной жизни. Наши героини максимально приближены к жизни, к той аудитории которая потребляет кино.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»