18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Сюжеты и герои. Наиболее восстребованный финал

Востребован — одно дело, возможен — другое. Востребован всегда внятный, и лучше бы трагический, ибо к счастливому наш человек традиционно недоверчив в силу исторического опыта. Но чаще всего случается открытый, как всегда в невнятные эпохи: сейчас нет фильмов с эффектными концовками. Финал всегда либо искусственно привязан, либо произволен, либо открыт. Некоторая попытка вырваться из круга есть в ценимом мною «Водителе для Веры», где помимо открытого финала есть и некое послевкусие: история все-таки рассказана, главный сюжет состоялся, герой выпрыгнул из своей социальной ниши и перерос себя.

Открытый финал всегда неприятен, он раздражает, если даже очень хорошая история. Вот в фильме «Водитель для Веры»: герой уходит, оставляет ребенка, обещает вернуться. И тут встает вопрос: вернется он или не вернется, а это такая история, где он должен вернуться и жениться. А этим многоточием историю только громоздят, и ничего не разрешают. Я — за счастливый конец, я — за надежду. Не обязательно мертвых воскрешать, но живые должны жить жизнью, а не горем.

Смотря что позиционировать. Если это такой фильм, как «Брат» — нужен открытый финал. Если ты делаешь намеренно четкий, откровенный, бескомпромиссный жанр — ты должен делать хеппи-энд. Герой должен всех победить.

Открытый. Несчастный «зритель не хочет», счастливый совесть не позволяет.

Для меня финал — это практическая вещь, я ведь каждый день работаю со сценариями. Мне, например, в голову не придет сказать: «Давайте сделаем хороший финал и успокоимся». Финал должен прорастать из материала, это часть его органики. Если мы хотим поправить финал — нужно переписывать всю вещь. Нельзя просто приделать его, он все равно отвалится.

Зритель всегда хочет видеть счастливый финал. Но на самом деле, он может быть каким угодно — главное, чтобы был сделан хорошо и убедительно. Вообще, это вопрос формы. Можно сделать сложное и трагическое кино, и зрителю оно понравится. Я лично стремлюсь к финалу, который бы оставлял приятное, прекрасное многоточие. Так как «счастье» — это только мгновение. Другое дело, что если хватает сил, именно этим мгновением лучше картину завершать.

Есть дурацкая российская традиция — финал должен быть плохим. Обязательно там кто-нибудь погибает, непонятно даже почему. Хотя все сказки кончаются счастливо, а в кино и литературе почему-то укрепилось такое правило. Я думаю, что финал должен быть открытым.

Какой может быть открытый финал в современном кино! Герой должен знать, что ему надо! Цели! Зритель помидорами гнилыми закидает, если герой не имеет цели в конце фильма!

Зрительским ожиданиям всегда соответствует счастливый. Более интеллигентный зритель готов к открытому финалу. Я больше люблю несчастливый, потому что он наиболее приближен к целям искусства.

Финал не может быть никаким, или небрежным. Это самая запоминающаяся часть фильма, с ним зритель выходит из кинотеатра. Многоточием ли или жирной точкой, свадьбой или смертью автор фильма должен еще раз напоследок напомнить зрителю, о чем собственно было кино.

Конечно, несчастливые, всегда. Несчастливые финалы готовят тебя к смерти, постепенно, аккуратно. Наверно, открытый — не менее интересный финал, но он невозможен. А счастливый — это неправда.

Тот, который давал бы воздух человеку. Это не значит, что финал должен быть счастливым, но он должен давать хотя бы надежду на то, что возможен воздух, что всегда есть выход. А у нас сплошные восклицательные знаки: либо «все кончено!», либо «все будет хорошо!»..

Конечно, зрителем востребован всегда счастливый финал, это естественно, он хочет получить энергию — чем жить дальше. Но финал не обязательно должен быть счастливым, главный герой необязательно должен торжествовать, торжествовать должна идея. Когда отчаяние обретает какую-то форму, которая позволяет преодолеть отчаяние, двигаться дальше, тогда все в порядке. Тогда Отелло может задушить Дездемону, тогда Ромео умирает в объятиях Джульеты, и все нормально, и у зрителей, тем не менее, есть катарсис. Вот проблема. Проблемы финала нет, есть проблема катарсиса: если есть катарсис, все в порядке, если нет катарсиса, тогда все не благополучно.

Чего ждет зритель? Кто его знает, чего он ждет. Если он такой (…), что ходит всякую (…) смотреть, мне в конце концов (…), чего он ждет. Извините меня за этот ответ, но он правдивый.

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»