18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Сериалы. Криминал и мелодрама

В советские времена героям Советского Союза делали надгробия из чёрного габра: он только им полагался, а героям Соцтруда — уже нет… Сейчас из этого материала делают пышные надгробия бандитов. Вот они, наши национальные герои. И эта тема не уйдет никогда. Потому что люди очень скучно живут. На самом деле бандиты тоже очень скучно живут: большую часть времени они не грабят, не убивают, даже не разводят никого, сидят с охранниками в каком-нибудь магазине, с ума сходят от безделья. Но зрителям всегда будет интересно смотреть про их увлекательную жизнь и кипучую деятельность: как они грабят банки, палят из пушек, укладывают врагов мордой в снег и уходят на мерсах от погони.

Незадолго до начала массового производства сериалов та же «криминальная эпидемия» охватила книжный рынок. Все стали читать наши детективы: дашковы, маринины, устиновы и донцовы вытеснили все остальное. А потом уже публика с такими сложившимися пристрастиями села перед телевизорами и сделала свой заказ.

Я неплохо знаю преступный мир, и он очень мелодраматичен. Никакая мексиканская мыльная опера не сравнится. Бандиты — самые большие мелодраматисты: на своих сходках они говорят о детях, об интернатах, о церквях, которые они строят. Производители криминальных сериалов эту неразрывную связь, очевидно, уловили: как ни включишь «Бригаду» или «Бандитский Петербург», так и нарвешься на какую-нибудь душещипательную сценку.

У нас криминальная тема — это просто наркомания, игла, на которую мы «подсели». На ше общество за последние 10–12 лет очень криминализировалось. И ведь бандиты — не только те, кто сидят в тюрьме или разъезжают в автомобилях с автоматами наготове. Люди в форме — такие же бандиты по понятиям, только еще более опасные. Это герои нашей жизни: те, кто нами руководит, те, кто над нами стоит. Нынешнее время принадлежит им. Возможно, Россия, как и Америка когда-то, все это переживет и преодолеет. Жаль только, жить в эту пору прекрасную…

Мы все-таки сейчас больше осваиваем американскую форму (drama-series), нежели бразильскую (мыльная опера). А в американском сериальном бизнесе криминал преобладает. С другой стороны, криминал — это самая легкая добыча: наиболее дешевый способ добиться от зрителя острых эмоций. И к тому же легко имитируется, так как построен по весьма простым и очевидным принципам. А в «мыле» технология сложная, требующая многоступенчатой технологии производства, дисциплины. У нас пока вот «Бедная Настя» туда-сюда, все остальное заметно хуже.

Важную роль играет мотив страха, а вернее, вытеснение этого страха путем просмотра художественного телефильма. Кроме того, криминальные истории проще исполнять: один убегает, другой догоняет, и все стреляют друг в друга. Мелодрамы — это более высокий класс работы: там все-таки нужно характеры придумывать, отношения между героями строить.

Криминальный жанр дело нехитрое: выстрелы, погони, драки. А чего на драки-то не посмотреть, они даже на улице интересны: как он, набьёт ему морду или не набьет? Наши сериалы ничуть не спровоцированы бразильскими, они сформированы потребностями зрителя и меркантильным расчетом каналов.

Те, кто занимаются этим производством, — ретрансляторы, они чувствуют настроение, вкус, запах, дым общества. Зрителя всегда интересуют бандиты, проститутки, убийцы — персонажи, с которыми он редко сталкивается в повседневной жизни. Мелодраму сложнее написать. И сложнее найти исполнителей, которые убедительно сыграют коварство и любовь, ревность и обманутое доверие. То ли дело бандиты — их жесты, мимику, нехитрые реакции на весьма однообразные обстоятельства наши артисты выучили назубок и воспроизводят с легкостью необычайной.

Если говорить о «Ментах», например, то это не в чистом виде криминальный сериал. Есть некая компания нормальных мужиков: они не алены делоны и не шварценеггеры, семерых одним ударом не убивают; они просто как-то живут, у них свои отношения внутри коллектива, и именно за этим любопытней всего смотреть. С другой стороны, за рубежом полицейских сериалов сделано ничуть не меньше, чем у нас. Чуть ли не 80 процентов всех сериалов в мире — полицейские. Так что это вполне стандартное развитие телевизионного производства.

От сверхпопулярной «Бригады» высоколобые кинематографисты воротят нос: там, мол, воспевается преступность. Почему-то автора «Трех мушкетеров» никто не осуждал за то, что герои там без конца нарушают закон. «Бригада» — прежде всего отлично сделанная приключенческая история про четырёх верных товарищей, которые вынуждены заниматься этим криминальным делом. У каждого времени — свои герои. В какое-то время — Робин Гуд, в другое — Павка Корчагин. В наше — Бригада. Сценаристы и режиссеры просто пытаются осмыслить то, что происходит в обществе.

Криминальный жанр всегда будет популярен, потому что там в основе — экстремальная ситуация. И это всегда интересно зрителям. Другое дело, его объёмы на телеэкране. И важен вопрос «как?», а не «о чем?» У нас в криминальных сериалах постоянно показывают размозженные головы, рваные раны, пытки, трупы, из которых кишки торчат. Но ведь это самое неинтересное, что может быть! Если это так необходимо для сюжета, достаточно двух секунд. А не тридцати, как у нас это принято. По-моему, здесь стоит вести речь не о количестве, а об элементарном чувстве меры.

В 90-е годы действительно было много криминала вокруг. Сценаристам показалось, что это очень выразительно, вот они и начали писать о том, что рядом. Криминальный жанр стал «рейтинговым», и им буквально задушили публику. Всех давно уже тошнит от бандитов, а про них все снимают и снимают. Пришло другое время: теперь, как при советской власти, требуются положительные образцы и достойные примеры для подражания. А желания публики как не учитывались, так и не учитываются. Что же, народ сначала хотел про бандитов, а теперь пожелал эти ужасные сериалы про семейное счастье и успехи в работе? Уж лучше и дальше делать про бандитов.

Никакого «жизненного» сюжета сегодня не придумать без криминала, сразу получится сказка. Мы строили демократическую Россию, а построили криминальную, с самой опасной разновидностью преступности — беловоротничковой. У кинематографистов всего два варианта: или сказка, или криминал. Идет романтизация и героизация бандитов. Хорошо ещё, что молодёжь больше смотрит американские фильмы, которые в нравственном смысле хотя бы безвредны — там хорошие герои побеждают, плохие получают по заслугам.

Клуб
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»