18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Сериалы. Экранизации классики

И тем, и другим. И еще многими факторами, среди которых и кризис сюжетов, и дефицит идей, и желание «облокотиться» на добротный литературный материал. Объяснимо и извинительно. Такую «конъюнктуру» можно лишь приветствовать. Но это к вопросу о стимулах и намерениях. Я понимаю тех, кто говорит о «покушении с негодными средствами». Мы ведь можем сколь угодно восхищаться английскими экранизациями, но это потому, что Теккерей или Джейн Остин для нас материал далековатый и чужеватый. То ли дело Достоевский Федор Михайлович. Тут нам вынь да положь конгениальность, а также соответствие нашим собственным представлениям, как оно должно. И я не свободен от подобных предрассудков, а потому, при всем уважении к авторским намерениям, качество того, что уже сделано, оставляю без комментариев.

Многие режиссеры — как бы они ни расписывали в интервью свои трудности — считают в душе экранизацию классики легкой и приятной задачей. С чем трудно не согласиться. Русская классика сильна характерами персонажей, она и кинематографична, в длинном сериале почти ничего не надо экранизировать — все экранизировано автором. И особенно классика не испортишь — запас прочности велик.

Мне предлагали снять сериал по «Братьям Карамазовым». Но ведь найти адекватную форму для «Карамазовых» очень сложно. Клянусь, я не представляю, как можно снять «Доктора Живаго» в телесериальном варианте. А когда стало известно, что запущена в производство «Анна Каренина» … Нет, иной раз лучше держаться в стороне. Хотя можно лишь позавидовать бесстрашию режиссеров, которые берутся за подобные вещи.

То, что классику начинают экранизировать в виде сериалов, может быть, и к лучшему. «Идиот» в экранной версии появиться бы не мог. Не столько потому, что он слишком длинный, сколько потому, что это другие правила игры. Не поедая же поп-корн смотреть на страсти князя Мышкина. А так, в телеформате — может, кто и роман прочтет. Хотя, скорее, наоборот: сочинения будут писать прямо по сериалу.

Можно, конечно, начать заламывать руки. Когда ты берёшься за переложение Достоевского: хоть в кино, хоть на телевидении, хоть в комиксах, — то результат твоей работы неминуемо покоробит очень и очень многих. Но если действие происходит в далёком прошлом, если там никто не скачет на лошади, и при этом сериал смотрят миллионы людей, то я бы назвал такое явление «позитивным». Более того — это самый большой комплимент телевизионному искусству, какой только может быть.

Часть современной конъюнктуры, и ничего искусственного в этом нет. Я, правда, думаю, что классику необязательно переводить на телеязык, по крайней мере сейчас: есть ведь замечательные фильмы советских годов. Мы, скорее, должны заниматься поиском современных тем и героев, формулировать нынешнее состояние общества, пытаться нащупать то трудноуловимое, что сегодня объединяет нас и делает нацией. По-моему, наша главная задача — то, что называют «самоидентификацией». А волочиться за классическими сюжетами и пытаться на них выезжать — это вчерашний день телекино.

Классику прежде не экранизировали по причине простой и вульгарной — денег не было. Это ведь надо всех переодеть — и героев, и второй план, и массовку еще, не приведи боже. А интерьеры, а мебель, а кондиционеры на окнах закрашивать… Но сейчас появилась такая возможность. Не то чтобы на уровне BBC, но все-таки… Благодатная во всех отношениях территория. Богатейший резерв сюжетов, героев. Артистам работать одно удовольствие. А многочисленность аудитории тоже не удивительна — ведь те же Толстой и Достоевский в прошлом веке издавались огромными тиражами.

Часть общей конъюнктуры, конечно. Я предсказывал подобный поворот еще в середине 90-х, когда стало понятно, что новорусское барство нуждается в культурной легитимизации. Я удивлен, что процесс тотальной экранизации столь задержался. Ну, это обычное расейское разгильдяйство.

Есть такой голливудский анекдот. Продюсера спрашивают: «что вы сейчас снимаете?». Он отвечает: «Снимаем то, что имело успех в прошлом году». И это нормально. Никому не приходило в голову экранизировать Толстого или Достоевского, но стоило выйти «Идиоту» — и все тут же захотели повторить его успех. Было ощущение, что люди ломанулись в библиотеки, порасхватали с полок толстые книжки и бросились их экранизировать. Провалы и разочарования здесь неизбежны, потому что классику нельзя поставить на конвейер. У меня был проект «Бесы», который я очень хотел делать и сейчас хочу. Но это настолько «штучная» и страшная история, что ее нельзя снимать среди еще десяти экранизаций. Я понял, что окажусь в потоке фильмов, где ходят люди в сюртуках, цилиндрах, с бакенбардами… Так уж у нас в стране устроено: то густо, то пусто. А на лучшем в мире английском телевидении Диккенса или Голсуорси экранизируют раз в пятнадцать лет -потому любая экранизация становится событием. Чтобы все английские каналы за один год экранизировали все романы английской литературы — этого просто невозможно себе представить.

Проект «Доктор Живаго» мы стали разрабатывать раньше, чем был закончен «Идиот». Так что никакой связи тут нет. Мы просто считаем роман Пастернака одним из лучших произведений в нашей литературе. Вот и захотели, чтобы он был максимально подробно переведён на киноязык. И чтобы он дошёл до сердец зрителей, причём именно на русском языке. Без Омара Шарифа в косоворотке.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»