18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Актеры. Новая волна

Нет таких актеров, потому что нет таких открытий. О молодом поколении просто физически очень мало снято. Это целина. Редчайшие режиссеры всерьез говорят о новом поколении и новом времени. Из последних картин я знаю только одну — и блестящую — «Игры мотыльков» Андрея Прошкина. Все остальное к реальной жизни не имеет никакого отношения. Новая волна — это всегда новая художественная идея. А ее не существует. Просто подрастает молодежь и проявляется на экранах, на сцене. Это вполне естественно, в биологическом смысле.

Конечно, есть такие актеры. По меньшей мере семь из них снимались и снимаются в моих фильмах. Сейчас у меня работал отличный парень, Денис Никифоров. Думаю, пацан идолом должен стать — для зрителей от 20 до 30 лет. Замечательный чувак снимается в «Волкодаве», Саша Бухаров. Я его дважды пробовал, в «Бригаду» и в «Бой с тенью». Я рад, что у него сейчас там случилось — будет замечательная роль. Есть великий человек Сережа Безруков, очень бы хотелось, чтобы у него всё правильно дальше двигалось.

Нет, я бы не сказал. Потому что фильмов таких нет, которые бы воплотили новое время. Не снято пока картины, которую я бы увидел и сказал: да, она передает настроение, мысли, чувства российской современной молодежи.

Волна будет. То ли начинается, то ли вот-вот начнется. Обязательно. Уже чувствуется в воздухе.

Но волна — это часть прилива, да? Если кино опять возникло — естественно появляются новые лица и новые люди. Для волны нужно только одно условие: если будут себя хорошо вести — воду нальют. Вот сейчас — в кинематографе налили воду. До этого был период, когда при полном обезвоживании и на полном, соответственно, безрыбье, раздавались периодически радостные вопли: смотрите, смотрите, какая у нас команда пловцов! Только это гораздо больше было похоже на сумасшедший дом. Есть целое поколение актеров (за Меньшиковым и Машковым) определенного возраста, которое в полном смысле слова можно считать «пропущенным поколением». Они могли стать звездами, но не стали, потому что фильмов не производили в этот период. Поколение за Меньшиковым и Машковым — у них не было возможности сниматься, а они были актеры не хуже. Сейчас это поколение с запозданием появляется на экране — вместе с молодыми они и составляют «новую волну».

Нет. Никого. Определенно.

Конечно, есть новая волна. Появляется множество молодых актеров — очень разных — которые довольно уверенно о себе заявляют. Еще три года назад кино, в принципе, не было. «Брат» первый, «Брат» второй — и обчелся. Сейчас снимают гораздо больше — и ведь находят тех, кого интересно снимать и на кого интересно смотреть. Потихонечку люди друг друга находят. Есть ресурсы.

«Новой волны» нет. Нет генетически измененного человека на экране. Мы живем в изменившемся обществе, да? А на экране людей, которые заставили бы воскликнуть — ух, е-мое, как все переменилось! — я не видел. Ни в одном актере, ни в одном из фильмов. А я помню когда в фильме «В огне брода нет» впервые Чурикову увидел. Ошалел совершенно. Я понял, что вот она, новая Героиня. Вот где был полный переворот -тот, кто должен был быть комиком, стал великим трагиком. Ничего подобного сейчас нет. Маскарад есть, маскарад…

Есть новая актерская волна. Но у этого явления вовсе не тот смысл, который мы привыкли вкладывать. Эта волна не означает прихода новых талантов, новых индивидуальностей — напротив, воплощает мобильность, безликость, идеальную приспосабляемость. Это волна винтиков, деталек конструктора, из которых можно складывать сериал любого жанра. Востребованный актер (я говорю прежде всего о сериалах, именно в сериалах они в основном и работают) — это человек без лица, социальная функция в чистом виде.

Нет волны, скорее, просто наплыв. Волна — это течение. Здесь же все хаотично. Но огромное количество новых, интересных лиц. Вал.

Вопрос спорный. Ни да, ни нет. Новых лиц много. Но это результат сложных процессов, которые сегодня происходят в кино и телекино (ставших очень близкими). Продюсеры раскручивают так называемых «медийных» актеров, которые заполонили экраны, не являясь в большинстве своем актерами вовсе. Но есть и бесспорно одаренные ребята. Я в основном питерской школой ограничиваю свое общение в кинематографе, поэтому для меня это в первую очередь именно Хабенский, Пореченков, Шикунов, Лифанов, Федотов. И, конечно, Бехтерев, театральный мэтр, кинематографическая судьба которого все еще набирает обороты.

Что-то такое начинается. В «Бумере», например, — больше чем в «Бригаде». «Бумер» в этом смысле глубже. Некоторые сразу отвернулись — опять про бандитов. На самом деле фильм значительно сложнее. Но он не исчерпывает спектр, разумеется. На киноэкран попадают в первую очередь разнообразные «отвязанные» и «отстегнутые» — а таких отнюдь не большинство сегодня.

О волне можно начинать говорить как раз сейчас. Первым, в этом ряду и в этой волне, конечно, был Бодров-младший — главное и самое значимое явление нового времени. Он открыл совершенно новую манеру игры, и Буслов эту линию продолжил. У него выяснилось, что это возможно, что так могут играть люди. Я считаю, в «Бумере» произошла одна из важнейших вещей — появились вот эти четыре актера с их манерой игры без игры. Они все четверо не играют, и все четверо играют — в лучшем смысле. Я думаю, что будущее именно за такой манерой, как бы ленивой — на типажах, на обаянии, на энергии. На харизме, на самом деле.

Хороший фильм про молодых — «Бумер». Но он поражает именно что отсутствием актерской игры. Четыре молодых героя — и ни одного актера, о котором что-то внятное можно сказать.

Думаю, что компания парней из «Бумера» недаром полюбилась людям. Гоша Куценко сегодня выразительный персонаж. Вика Толстоганова — очень точная барышня. Костя Хабенский.

Игорь Петренко. У него есть все, чтобы стать одним из ведущих актеров в нашем кинематографе: внешние данные, внутреннее развитие, темперамент. Последний — величайший дефицит и в театре, и в кино. Потом Андрюша Чадов, молодой парень, как он здорово сыграл в «Русское»! Какая глубина у мальчишки, какая душа, глаза глубокие-глубокие, как небо. А Алеша Чадов, который сыграл в фильме «Война»? Вот она — перспектива.

Сережа Бодров в «Брате». Но вообще режиссеры очень редко всерьез обращаются к современности. Они убегают от реальности, как можно дальше, они ее не ощущают. И что тут актеры могут сделать? Нечестные отношения сегодня между реальностью и экраном. Может, оттого, что вся страна лицемерит, ханжит и врет.

В «Прогулке» я хотел что-то понять про это поколение. Рискнул снять картину, где герои двадцатилетние люди, и это был необыкновенно интересный опыт. Ира Пегова, Женя Цыганов, …… дали мне колоссально много, это не пустые слова. А если говорить о чужих картинах, самый яркий пример такого актера — Бодров-младший в фильме «Брат». А больше я вообще нигде не видел — ни в плохих картинах, ни в хороших — ни одного интересного актера, который был бы близок именно к сегодняшнему дню. Есть хорошие, и очень хорошие. Но как бы вневременные.

Сергей Бодров, царствие ему небесное.

Ну, конечно, Сергей Бодров — он сразу же стал таким национальным героем.

Нет, о «новой волне» пока не приходится говорить. Она, может быть, сейчас поднимается. Я оптимист. Приходится быть оптимистом.

Чаплин
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»