18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Актеры. Образование

Образование? Вот когда я поссорился с одним из своих артистов, он мне кричал: ты хочешь, чтобы я играл, как все твои уроды вокруг. Объясняю: уроды на его языке означало «непрофессионалы». Я как это услышал, даже ответить ничего не смог, он меня этим вышиб просто. Потому что если бы он мог играть, как играют вокруг все эти «уроды» — он был бы великим артистом. Допустим, Габен был профессионалом и великим актером. Но Габен, в отличие от этого артиста, умел менять состояние в кадре. Глазами. А не подрагиванием и подпрыгиванием. Непрофессионалы очень часто интереснее в кадре. На короткой дистанции, на коротком эпизоде я могу на профессионального артиста положиться, на длинной дистанции — нет.

Образование никогда никому не мешало. Хотя очень возможно, что кому-то оно и не помогает вовсе. В возникновении импульса фантазии не всегда задействован интеллект. И техника определяет далеко не все. Участвуют психофизика и душа, как ни пафосно это звучит. И образование здесь ни причем.

Вот артисты «Бригады» и «Бумера» — они ведь не столько на актерской технике работают. Они берут именно мощной органикой. И меня — в отличие, скажем, от Михалкова, который работу на чистой органике невысоко ценит — их появление радует. Современный киноязык в существенном количестве кинопроектов требует именно такой работы. Там МХАТ не нужен. Когда кинематограф держится только на записных актерах, таких Больших Артистах — я считаю это признаком стагнации. Может быть и расцветом, но в котором уже угадывается скорая гибель и тлен. Актеры «с техникой» — не знаю уж, насколько мы корректно это слово употребляем — гораздо уместнее в жанровом кино. Но жанрового кино по-прежнему мало. Жанровое кино — это признак большого рынка. В советское время был большой рынок- не в смысле денег. Сейчас мы до него еще не добрались.

Профессия есть профессия. Есть ремесло, есть основы, и их надо знать. Я часто хожу в ГИТИС на спектакли. Они за год выпускают два-три спектакля, массу этюдов — и это практика, это тренинг, это определенная и совершенно необходимая школа. Я давно заметил, что киноактерская школа у нас ниже по уровню, чем театральная. Те же фоменковцы не только мне нравятся. Они работают на небольшой сцене и привыкают к камерности — может быть, от этого они столь естественны. Не играют — живут. В последние годы, мне кажется, вообще качество актерского образования заметно выросло. Среди молодых я могу с ходу назвать пять фамилий тех, кого я буду с удовольствием снимать. А вот в диапазоне от тридцати до сорока найти актера проблематичнее. Особенно среди мужчин.

Образование артисту только вредит, категорически. Я учился этому делу и знаю, что говорю. Ничего нет глупее, чем четыре года учить артиста. Лучшее время своей жизни человек тратит на то, чтобы приобрести глупейшие штампы. Которые потом долго и нудно будут соскабливать хорошие режиссеры, если таковые встретятся. Мне кажется, что американская система, которую они, кстати, взяли у нас, от Станиславского, самая правильная: за три-четыре месяца вы, работая (!), берете то, что вам нужно. Например, одни люди не умеют молчать, другие не могут осваивать текст, чтоб он звучал, как будто вы его только что придумали. Третьи не могут быстро реагировать, двигаться правильно — все это тренируется. У меня в кино рядом с «профессиональными» артистами снимались люди, которые вообще никогда не играли — и они играли лучше! Вообще в кино личность, суть человека в сто раз больше работает, чем все ловкие жесты.

Все равно я думаю, что полезно окончить театральный институт. Предпочтительней, скорее, ГИТИС или «Щука». Во ВГИКе просто не очень хорошее образование, а МХАТ и Щепкинское отпадают по причине своей академичности. К тому же они набирают только красавцев и красавиц — в «Щепке» в большей степени, во МХАТе — в меньшей, но тем не менее.

Лучшая актерская школа — это актерско-режиссерский факультет ГИТИСа. Там ребята и роль самостоятельно могут построить и техникой замечательно владеют. Может быть, эксцентрика актерская, которая характерна для Щукинской школы, более эффектна. И тем не менее, я много раз отмечал для себя, что самые самостоятельные и техничные артисты, это ГИТИСовцы. А ВГИК с точки зрения актёрской профессии — пустое место, я считаю.

В образовании для актера сегодня есть даже прямой вред, если хотите. Найти сегодня актера с мужественным лицом и при этом такого, который может играть человека из провинции — почти невозможно. Я говорю это по опыту. Артист, даже если он приехал из Вышнего Волочка, во время учебы в ГИТИСе, в Школе-студии МХАТ, во ВГИКе, постепенно покрывается неким лаком, становится целлулоидным. Его воображение ограничено пределами Садового кольца. Трудно найти человека достоверного, хотя есть люди очень способные. Дело в том, что все это поколение выросло в безвоздушной среде. Они моментально впитывают в себя так называемые «тенденции», стремительно обрастают непроницаемой оболочкой.

Образование — и актерское и режиссерское — важно прежде всего как возможность погружения в среду, в компанию. Важно, что в свое время Михалков закончил Щукинское училище: он именно со своего курса в Щуке притащил в «Свой среди чужих…» Райкина, Кайдановского, Калягина. Это все не открытия ассистента по актерам, не результат удивительного преподавания в Щукинском училище основ профессии — но совместно проведенная юность. А откуда появился Бельмондо? Да оттуда, что они дружили с Годаром. А откуда взялась Анна Карина? Да она Годару нравилась как девушка. Откуда взялись Моника Витти, Алида Валли? Из тех же компаний. Они стали большими артистами отнюдь не оттого, что, позабыв себя, учились азам профессии. Я убежден в том, что в кино так не бывает.

Чаплин
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»