18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №82

Сенцов свободен. — Умер последний «министр кино» СССР. — Венеция в воспоминаниях, призах и промахах. — Кроненберг обещает вернуться. — Сапрыкин о Сорокине. — Носы и скулы в фильме «Маяк». — Паттинсон занимается эго-серфингом. — Чемоданы Делона пусты.

Олег Сенцов на съемках фильма «Гамер». Снимок Евгении Врадий

 

Олег Сенцов на свободе. Наши материалы о нем не исчерпываются словами поддержки. Читайте, что семь лет назад «Сеанс» писал о дебютном «Гамере». Хочется вновь говорить о Сенцове-режиссере. Впереди, как-никак, вторая картина.

 

● ● ●

Просто напомним: в Венеции победил «Джокер» (хорошо, теперь фильм не останется без проката в России), остальные призы здесь, а вот F-письмо об итогах программы от Василия Степанова.

 

● ● ●

У каждого своя Венеция, и мы предлагаем вам версию из журнала Film Comment. 1962-й год, в программе соседствуют фильмы Сергея Герасимова, Джона Франкенхаймера, Романа Поляньского, и Андрея Тарковского. В качестве артефакта показывают «Певца джаза». Посреди фестиваля становится известно, что Орсон Уэллс не привезет «Процесс», устроители смотра собираются подавать в суд.

«Вместе с фильмом „Иваново детство“ на фестивале появляется то ли новая волна, то ли пост-оттепельное, в общем, зовите его как хотите, поколение советских режиссеров. Андрей Тарковский выглядит так, словно ему нет двадцати (на деле он ненамного старше), и это его полнометражный дебют. Он опирается на любимую тему всех волн СССР, Вторую мировую войну, но сознательно подчиняет ее форме. Здесь множество кадров поэтически освещенного леса и воды (СЛИШКОМ поэтично); абстрактные композиции из проволоки, руин и веревочных петель; несколько мазков экспрессионизма и вымученная лирическая фантазия. Хотя, как по мне, эти попытки старой-новой кинопоэзии не всегда увенчиваются успехом, Тарковский безусловно талантлив и его рассказ о двенадцатилетнем патриоте, детство которого сгинуло в войне, местами по-настоящему трогает».

 

● ● ●

 

 

«Преступный человек» Дмитрия Мамулии ничего не получил — насколько это преступно, можно убедиться самостоятельно, посмотрев фильм за 4 евро на Festival Scope. Об этой картине и прочем постсоветском в Венеции написал Андрей Плахов — о Лознице читайте ниже:

«Вождь и учитель, кузнец Победы, лучший друг молодежи идет „сквозь снежные сугробы Донбасса“, освобождает и объединяет все земли Украины, создает идеальное государство, где нет безработицы и межэтнической розни и всюду царит счастливая жизнь. В трауре — московские интеллигентки, бакинские нефтяники и обитатели юрт. Звучат прочувствованные стихи и песни, на похороны несут неподъемные венки из цветов и стали, а „глаза пионеров меркнут от подступающих слез“. В одном из последних кадров портрет Сталина возносится на подъемном кране над стройкой века, над застывшим в религиозном экстазе строем рабочих — ни дать ни взять вознесение Христа. Физически он ушел от нас, „не бьется сталинское сердце“, но таинственное слово „бессмертие“ прямо относится к нему, к кому же еще: фильм обнажает мифологическую ритуальность, никак не согласующуюся с „атеизмом“ эпохи».

А здесь можно посмотреть фрагмент фильма (даже два).

 

● ● ●

А вот венецианское интервью с Мамулией Максима Заговоры. «В „Преступном человеке“ мне нравится слово „человек“».

 

 

● ● ●

Хорошая новость: Дэвид Кроненберг говорит, что «с ним еще не покончено».

«Я и правда думал, что в кино мне больше делать нечего. Мне стало скучно. Я думал, что напишу еще один роман, а потом меня заинтересовал Netflix и вся эта идея со стримингами. Неожиданно для себя я уже летел в Л. А., подавать идею Netflix — она им понравилась ровно настолько, чтобы дать зеленый свет двум эпизодам, которые я и написал. Но затем они решили спасовать. Я пытаюсь пристроить ее куда-то еще, и параллельно думаю о том, что со мной, наверное, еще не кончено. Сейчас я завязан с [продюсером] Робертом Лантосом на двух проектах: первый это давний сценарий, второй — сериал на основе моего романа „Употреблено“».

 

● ● ●

В прокате Сорокин, в «Эсквайре» — Сапрыкин. Читайте интервью с соавтором фильма «Сорокин трип» о том, как снимать кино о писателе, во всяком случае, об одном отдельно взятой писателе.

«Может, это слишком самонадеянная и неоправданная наглость, но нам хотелось сделать фильм, который, как визуальное произведение, своим художественным языком, своей суггестией, работой с образом Сорокина, сам по себе что-то рассказывает зрителю. Ты можешь не знать про Сорокина, но вот сидит на экране огромный красивый зверь, что-то сообщает тебе про жизнь, и сам факт его присутствия твою жизнь как-то меняет».

 

● ● ●

Роберт Эггерс («Ведьма») рассказывает про «Маяк».

«В случае с „Ведьмой“ и моей работой в театре, я мог позволить себе прослушивать людей до умопомрачения, а также устраивать читки. Но когда ты работаешь с достаточно известными именами, они не станут принимать участие в читках. Приходится доверять своему нутру. Меня уже спрашивали, почему эти двое [Роберт Паттинсон и Уиллем Дефо] показались мне хорошей парой, и я наверное должен как-нибудь хорошенько об этом поразмыслить, потому что я не знаю, отчего увидел в этом выборе смысл. У них есть скулы и носы. То, как они выглядели вместе, тоже часть ответа. Особенно в свете того, что фильм интересным образом играется с идентичностью. Роб и Уиллем по-разному начали карьеру, и их подход к работе это две совершенно разные вещи. Но [когда смотришь на то,] как Дефо продолжил свою карьеру, и как Роб выбрал ставить себя после „Сумерек“, оба они ищут для себя интересные проекты. Роб отказался от моего предложения по другому фильму, потому что ему хоть и понравилось, он сказал что „роль не была странной, а я хочу делать только что-нибудь странное. Вот это [„Маяк“] — достаточно странное“».

 

 

● ● ●

Паттинсон знает и другие слова — их много в этом интервью Variety. Пока Хоакин Феникс празднует триумф «Джокера», Паттинсон дергается из-за роли Бэтмена, на которую его утвердили.

«Новость была преждевременной — Паттинсон еще даже не проходил пробы — и актер был в ужасе, что весь этот галдеж отпугнет боссов Warner Bros., и они не дадут ему роль. „Когда новость утекла, я был, ***, в ярости“, вспоминает Паттинсон недавний дождливый полдень в Лондоне. „Все были страшно расстроены. Ребята из моей команды были в панике. Я думал, что всё пошло прахом“.

Пока он рыскал по интернету в поисках хоть каких-то указаний на то, что его исключили из списка студии, сидевший рядом человек пододвинулся поближе, чтобы поздороваться. „Оказалось, я сидел рядом с Кристофером Маккуорри“, говорит Паттинсон. „Прежде мы не встречались. Ох ты ж, господи! Он застал меня за тем, как я час гуглил свое имя!“»

 

● ● ●

4 сентября скончался Александр Камшалов, последний председатель Госкомитета СССР по кинематографии (1986-1991). Ему было 87 лет. Можно вспомнить фрагмент из книги Антона Долина об Алексее Германе. Режиссер рассказывает о том, как в перестройку на экраны вышла «Проверка на дорогах».

„«Тогда меня вызвали и потребовали сменить название. Фильм еще назывался „Операция „С Новым годом““. Камшалов сказал мне ласково: „Слушай, мы не можем выпустить под старым названием! Ведь Суслов сказал: „Вы эту картину не видели и не увидите“. Давай новое название, как будто новый фильм“. Мне было совершенно все равно, и я придумал словосочетание „Проверка на дорогах“».

 

● ● ●

«Мсье Кляйн» Джозефа Лоузи с Делоном вспоминают на MUBI. Смешно.

«В рецензии 1977 в «Нью-Йорк Таймс» Винсент Кэнби заявляет: «Господин Делон не очень-то хорошо стареет. Прочие актеры с карьерами той же длины приобретают с годами полезный багаж — в форме ассоциаций с прошлыми ролями. Господин Делон немало путешествовал, но его чемоданы пусты».

 

● ● ●

Бывает и такое: журнал «Синетикль» ставит оценку фильму, который выпускает в прокат. Речь об «Иванове» режиссера Дмитрия Фальковича; главного героя картины автор зовет «пассажиром на заднем сиденье обстоятельств». В прокате совсем скоро.

«„Иванов“ — и в этом большая заслуга Фальковича — будто нарочно избегает тупиков, в которых застрял не один российский фильм. Любителям документальной шершавой фактуры он устраивает сенсорную депривацию, наполняя кадр искусственными, белесыми, зеркальными поверхностями. Все намёки на крикливую драму вырезаны на монтаже. Отточенный вербатим с хлёстким матерком, как раз на рубеже десятилетий ставший фетишем в российской прогрессивной культуре, в „Иванове“ используется строго по делу, часто с абсурдистским юмором. Наконец, вопреки извечной страсти отечественных авторов к созданию „характеров“, Фалькович сразу и спокойно признаётся зрителю: вот, познакомьтесь, наш главный герой — пустое место».

 

 

● ● ●

Джеймс Грэй тянется к звездам в Венеции, а в «Искусстве кино» Алексей Филиппов пишет о терниях: читайте об устройстве стиля режиссера.

«Незаконная сторона американской жизни в кинематографе Грэя играет роль не только своего рода бунтарства перед будничной определенностью, но и иным проявлением семейственности — коммуны, сформированной общими интересами, и базирующейся на определенных правилах и ритуалах. Кровавые проявления психологических и воспитательных процессов среди родственников рифмуются с жестокими последствиями уличной деятельности. Не случайно ранние картины режиссера нередко сравнивали с фильмами других мастеров злых улиц — Скорсезе и Копполы (так, в „Ярдах“ нередко проглядывает менее эпичная версия „Крестного отца“)»

 

● ● ●

«В показаниях Онур говорит, что убийство надо было совершить с помощью массажа сердца. Он говорит, что Реджеп (сообщник, которому Онур должен был заплатить за убийство. — Ред.) „делал это много раз“. При этом мы вообще не знаем, существует ли Реджеп. Возможно, он — всего лишь вымысел Онура».

На фестивале «Край света» показали турецкий фильм «Принадлежность». Его режиссер Бурак Чевик экранизировал семейную историю об убийстве родной бабушки. Читайте его рассказ о том, как фамильная трагедия стала фильмом.

 

● ● ●

Паркур, уличные банды, погони под размашистый фанк — смотрите, как в 1979 году снимали кино чикагские старшеклассники.

 

 

● ● ●

У Марко Беллоккьо вот-вот состоится российская премьера «Предателя», а мы обратимся к его выдающемуся дебюту «Кулаки в карманах», который был снят 55 лет назад. Стефано Альбертини рассказывает о контексте.

 

 

● ● ●

Сэм Фуллер на монтажном столе.

 

 

● ● ●

Говорят, без Кэри Фукунаги всё быстро стало ясно с режиссером «Оно» Андресом Мускетти. Тем не менее, вот он, объясняется по поводу второй части хоррора в материале NY Times.

 

 

● ● ●

Порок на экспорт: видеоэссе на тему заимствований в ранних фильмах Педро Альмодовара, из которых он скроил экспортный продукт.

 

 

● ● ●

«Шляпы, плащи, туфли и капюшоны: вот темы „Dans le vent“, короткометражной документальной картины Жака Розье о современных модных тенденциях во Франции. Соединяя техники cinéma vérité с чувствительностью поп-арта, с прекрасной черно-белой операторской работой частого напарника авторов новой волны Вилли Куранта и музыкой легендарного Сержа Гензбура, „Dans le vent“ запечатлевает атмосферу современного Париже всего за несколько коротких минут. Фильм — характерный пример новой волны от одного из последних ее живых режиссеров, вышедший в один год с его прелестным дебютом „Прощай, Филиппина“».

Смотрите на Le Cinéma Club.

 

● ● ●

Онлайн-платформа «Пилигрим» опубликовала фильм Марии Гуськовой «Возвращение Эркина» — в 2015 году он получил 3-й приз каннской программы Cinéfondation, участвовал в «Кинотавре», фестивале короткометражек в Клермон-Ферране, Роттердамском фестивале и далее. На странице фильма можно поблагодарить создателей.

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»