18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №69

Элтон Джон потерял (в России) часть себя. — Джерри Шацберг о наркотиках и Ките Ричардсе. — Фэй Данауэй об Иисусе. — Дэвид Фостер Уоллес о Брандо. — Пётр Буслов вернулся к «Бумеру». — Почему важно уметь обращаться с дробовиком. — Жила-была мотра.

 

 

Совсем постыдным образом обернулась первая каннская премьера этого сезона в России. Байопик Элтона Джона «Рокетмен» с Тэроном Эджертоном был сокращен на пять минут актом самоцензуры прокатчика. Кроме того, был переписан закрывающий титр фильма. Минкульт заявил, что никаких требований к прокату не выдвигал. В ЦПШ отметили, что таковы требования законодательства — однако имеется в виду закон о запрете «гей-пропаганды» среди несовершеннолетних, а картина получила рейтинг «18+», то есть под действие закона не подпадала. О том, как развивалась история, читайте в «Искусстве кино» — а ниже прилагаем письмо Эджертона, расстроенного этой новостью.

«Я удручен известием о том, что фильм подвергся цензуре для российского рынка. Еще больше я расстроен, поскольку узнал об этом из вторых рук в день старта домашнего проката. Я никоим образом не одобряю данное решение, и разочарован тем, что меня не поставили в известность и не дали побороться с этим решением. Любовь есть любовь. Никаких компромиссов».

 

● ● ●

«Джим, Марлон Брандо — архетипический актер нового типа, который подкосил, похоже, отношения целых двух поколений с собственными телами, повседневными предметами и телами вокруг. Нет? Ну, вот именно из‑за Брандо ты открываешь дверь именно так, Джимбо», — писал Дэвид Фостер Уоллес в книге «Бесконечная шутка». В журнале Film Comment Шейла О’Мэлли объясняет, насколько точен был Уоллес в своем коротком описании Брандо.

«Наблюдения Уоллеса об отношениях Брандо с физическим миром — очень важная деталь пазла, прорубающая дорогу сквозь пространные банальности о „гении“. В гении Брандо многое было физическим — и Дэвид Фостер Уоллес это понимал».

 

● ● ●

Вышел новый «Аладдин», а на сайте «Арзамас» предлагают разобраться со старым: специалист по шариату Ренат Беккин разбирает мультфильм на части.

«Дочь султана одета как голливудская актри­са, играющая исполнительницу тан­ца живота. Жасмин вполне могла ходить так в гареме, но свободно разгуливать в подоб­ном виде по дворцу и показываться на глаза посторонним, в том числе потенци­альным женихам, — это, конечно, вещь невозможная».

«О йоге в мусульманском мире знали, поэтому присутствие в мультфильме йогов в целом допустимо. Обряд хождения по углям был известен разным народам и религиозным группам древности и Средневековья. Например, у шиитов существовала практика хождения по углям в День Ашура (день скорби по имаму Хусейну и его погибшим сподвижникам). Что касается глотателей колющего и рубящего оружия, то это искусство также было известно с древности, и вполне допустимо, что герои мультфильма наблюдали за подобного рода представлением».

 

 

● ● ●

Алиса Таёжная выясняет истоки интереса к современному доку.

«Особое место в современной документалистике занимает i-Movie — кино на основе личной истории, где проживаемый опыт фиксируется, встраивается в большую картину или работает как личная исповедь. Так устроено „Собачье сердце“ (2017) артистки и художницы Лори Андерсон, собравшей фильм из размышлений о смерти своей собаки и матери, а также тревог мира после глобальных войн и терактов. Сара Полли вспоминает мать и загадку своего появления на свет в „Историях, которые мы рассказываем“ (2012). В „НеДомашнее кино“ (2015) режиссер Шанталь Акерман запечатлела родную мать незадолго до кончины, задавая на камеру неудобные вопросы и наблюдая за реакцией очень близкого человека. Американский журналист сделал опыт сына с аутизмом предметом фильма „Анимированная жизнь“ (2016): он вспоминает взросление ребенка с особенностями и подробно описывает круги ада родителей и способы адаптации людей с аутизмом в современном обществе».

 

● ● ●

Режиссер Джошуа Вайнштейн побеседовал с 91-летним Джерри Шацбергом («Паника в Нидл-Парке», «Пугало» с молодым Алем Пачино). Шацберг снимал кино, был востребованным фотографом, а одно время параллельно с этим заправлял ночным клубом. Вот его рассказ о наркотиках и Ките Ричардсе.

«Он мне сказал: „Эй, ты как насчет этого дела?“ Я ответил: „Да так, не очень“. Я перестал принимать наркотики, когда сделал „Панику в Нидл-Парке“ [фильм о героиновых наркоманах — примеч. ред.]. Я просто остановился. И он говорит: „Так как же ты снял фильм про наркотики?“ Я подумал с минуту, и говорю: „Я бы наверное мог снять и фильм про женщину, которая рожает ребенка — хотя сам я так не могу“».

 

«Пугало». Реж. Джерри Шацберг. 1973

 

● ● ●

На экранах «Годзилла 2: Король монстров», где кайдзю стали в три раза больше, чем в ранних японских фильмах. В новой части к Годзилле присоединяется Мотра, которой в этой мифологии уготована едва не мученическая роль. О мотыле китовых размеров рассказывают в The New York Times.

«Два месяца [разработчик персонажа Дарнелл] Исом пытался ухватить ускользающее сочетание бесстрашия и красоты, двигаясь от „очень мохнатой“ (режиссер не одобрил) до полностью безволосой и „броненосной“, к „чуточку более внеземной“ версии. Понемногу он сделал голубые глаза Мотры большими и похожими на блюдца, как в оригинале, и добавил меха к ее лицу. „Мех сразу всё смягчает“, сказал он».

 

● ● ●

Tvkinoradio продолжает рассказывать о проектах скорого времени. Вот, например, новость, которую вы с себя не стряхнете:

«Петр Буслов возвращается (частично) к мотивам своего главного хита — „Бумера“. Режиссер приступил к съемкам картины под названием „БУМЕРанг“. Ее сюжет связан с дорогостоящей машиной крупного бизнесмена, которую случайно повреждает бедный безработный художник. Чтобы расплатиться за ущерб, последний оказывается вынужден бесплатно работать на первого. Однако по воле случая ситуация поворачивается неожиданным образом. Авторы характеризуют будущую картину как авантюрную криминальную комедию с черным юмором».

 

● ● ●

О том, как группа людей полтора десятка лет ищут музыку из «Ну, погоди!», можно прочесть на «Батеньке»:

«Вячеслав Котёночкин на вечеринках не танцевал. Высокий, статный мужчина, взявший в жёны балерину Тамару Вишнёву, он сразу затмил бы любого на танцплощадке. На „Союзмультфильме“ об этом прекрасно знали. Уже во втором выпуске Волк и Заяц танцевали танго — позднее для таких сцен Котёночкин звал жену и снимал её движения на камеру, чтобы потом срисовать для эпизода. Пластику и артикуляцию Волка он разрабатывал сам, стоя перед зеркалом. Сценаристы наперёд решали, что в тот или иной эпизод надо включить танцевальный номер: „Котёночкин справится блестяще“.

В „Ну, погоди!“ часто танцуют, но ещё чаще здесь звучат и стремительно сменяют друг друга композиции разных жанров. Некоторые длятся не дольше нескольких тактов. Музыка помогала Котёночкину организовать темпоритм сцен, сопроводить гэги, задать настроение и послужить комментарием к происходящему. Помните, как в мультсериале звучали „Айсберг“ и „Миллион алых роз“ Пугачёвой, „Трава у дома“ ВИА „Земляне“, „Чёртово колесо“ Магомаева, „Песня о друге“ Высоцкого? Это капля в море: в 16 эпизодах использованы более 100 композиций, лишь небольшая их часть написаны специально для мультфильма».

 

 

● ● ●

Фрэнк ДеКертис работал у Абеля Феррары продюсером, художником, артистом, но в первую очередь заведовал декорациями и реквизитом. Журналу Filmmaker он рассказал о тонкостях работы с режиссером. Отличная история о том, как ему пришлось попасть в кадр из-за травмы актера.

«Со времен съемок „Закона и порядка“ у меня была лицензия на дробовики, действовавшая в Нью-Йорке. Так что я считался имеющим навыки обращения с оружием, и вот я готовлю оружие к следующей сцене, пока реквизитор занят чем-то другим, и с точки зрения Абеля всё выглядит так, будто я такой человек-оркестр. На деле же я просто вызвался помочь. Подвернулся в нужный момент. Они всё так обставили, что съемки называли безумием, но это не так. Мы все поддерживали друг друга. Мы были очень организованны. Абель увидел меня с дробовиком в руках, увидел что я тех же габаритов, что и актер, и говорит: „Фрэнки, тебе заканчивать сцену“».

 

● ● ●

В последние годы принято выделять жанр Christsploitation — это новый грайндхаус, берущий свое в прокате. Журнал The Baffler выпустил текст о феномене.

«Другим частым конфликтом в фильмах Christsploitation становится брак между атеистом и верующим, как в фильме „Христос под следствием“, в котором ревнивый репортер („Ты изменяешь мне с Иисусом!“) берет интервью у нескольких ученых и профессоров, включающих случайным образом и Фэй Данауэй с Робертом Форстером, и с удивлением обнаруживает, что многие из интеллектуальной элиты сами пришли к христианству, а вера в Христа, в конечном счете, единственная жизнеспособная логика. Что ж, вопрос снят. Часть удовольствия от Christsploitation — находить там узнаваемых артистов вроде Кристофера Пламмера („Евангелие от Иоанна“) и Лиама Нисона („Путешествия Пилигрима“)».

 

● ● ●

В свежем выпуске Cineaste читайте значительный анализ «Каилийской меланхолии».

 

 

● ● ●

Уже 2 июня с пленки в московском «Факеле» покажут фильм «Каратель» Маноса Захариаса, которым откроется программа Cineticle «1970-е: Бессрочный отпуск». Читайте на сайте журнала об этой картине, снятой политическим иммигрантом Захариасом.

«„Каратель“ рядовой Вангелис (Евгений Киндинов) — как марксово животное, он ни к чему особо не относится и не задаёт лишних вопросов. Получив увольнительную в награду за участие в снятом эффектно, но без особого надрыва расстреле, он даже шутит в ответ на привычные наставления сержанта о походах на танцы, — дескать, „не подерёшься — не погуляешь“. Как будто не трогают его и ответные афоризмы сержанта-Джигарханяна („читать — жизни мешать“), да и с чего бы — таких рассуждений он наверняка и до того немало наслушался. Сутулый, резко двигающийся Джигарханян — идеальный кинетический образ патерналистского фашизма, охочего до демагогии и всегда готового к вспышке насилия, как когда он не раздумывая становится на место отказавшегося тринадцатого рядового из расстрельной команды. А Вангелис, пусть и более обаятельный, чем большинство персонажей фильма, — существо страдающее (поначалу только в смысле его пассивности), обусловленное и ограниченное».

 

● ● ●

Criterion опубликовал короткий фрагмент из документального фильма о «Синем бархате» Дэвида Линча.

 

 

● ● ●

На сайте The New Yorker Ричард Броди разносит фильмы «Ма» с Октавией Спенсер и «Совершенство» с Эллисон Уильямс, характеризуя их как «едва пригодные для просмотра». Оба работают (а точнее зарабатывают) на территории #MeToo. По этой же, наверное, причине «Ма» попал в рубрику «Анатомия сцены» газеты «Таймс».

 

 

После такого не худо посмотреть сцену из «Джона Уика 3».

 

 

Proskurina
Allen
Каро
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»