18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №64

Marvel против свободы: версия Ричарда Броди. — В режиме одного окна: новый киноархив Чаплина. — Другой поест: о культурном каннибализме Карпентера. — Годовщина, которую все пропустили: о фильме Вертова. — Коррупция в Сенегале: возвращение к «Гиенам».

 

 

Киноархив Болоньи запустил потрясающий сайт о Чарли Чаплине: письма, снимки и вырезки из газет, сценарии и эссе. Его доисторическое прошлое, его музыкальная карьера, его любимое времяпрепровождение и его новая профессия — в общем месте. Доступно на английском и итальянском языках. Публикация материалов стала возможной благодаря самому Чаплину, который весьма дотошно вел собственный архив.

 

● ● ●

Не стало Элины Быстрицкой, о ее работе в «Тихом Доне» читайте собственные воспоминания актрисы на «Чапаеве», а о ее месте в истории отечественного кино — текст Михаила Трофименкова.

«Она воплощала на экране советский феминизм, когда и слова-то такого никто не знал. Можно предположить, что таким цельным характерам просто не было места в кинематографе советской „новой волны“.

Играть же с придыханием в официозных колхозных эпопеях было просто ниже ее достоинства. Как и в пропагандистском кино. Она знала цену конъюнктурным поделкам, дебютировав в свое время в шпионских опусах „В мирные дни“ (Владимир Браун, 1950) и „„Богатырь“ идет в Марто“ (Евгений Брюнчугин, Сигизмунд Навроцкий, 1954)».

 

● ● ●

Максим Семенов написал о «Годовщине революции» Дзиги Вертова по следам незамеченной российской премьеры (все в этот час были на «Мстителях», спасибо организаторам ММКФ).

«Вертов смонтировал из хроникальных сюжетов, снятых разными посторонними операторами, двухчасовой фильм о событиях революции, начиная с февраля 1917 года (столкновения манифестации с полицией) и заканчивая боями в Поволжье в 1918-м. В фильме появляется много исторических деятелей: Родзянко, Гучков, Керенский, Чхеидзе, Ленин, Чапаев и Троцкий, очень много Троцкого».

Читайте наш разговор с Николаем Изволовым, который при участии Светланы Ишевской восстановил картину.

 

 

● ● ●

The New Yorker вспоминает, как разрасталась «кинематографическая вселенная Marvel».

«Marvel добавляла в послужной список все больше кроссоверов и команд; „Мстители“ впервые появились в сентябре 1963 года. „Это был умелый перекрестный промоушн“, отмечает писатель Шон Хау в книге Marvel Comics: The Untold Story. Собрав в одну команду любимых и менее популярных героев, Marvel надеялась равномерно распределить интерес. Но у этого решения были и „нарративные эффекты, которые станут краеугольным камнем Marvel Comics: идея, что эти персонажи находятся в одном общем мире, и что действия каждого имеют последствия на других, и что каждый комикс является нитью масштабного мега-сюжета Marvel“».

Рядышком Ричард Броди говорит об издержках такого сюжета на примере новых «Мстителей»:

«Память в „Финале“ играет роль не только драматическую, но и моральную. Память представлена как фундаментальная свобода и ключевой элемент власти. Вот бы еще эта свобода была элементом самого фильма. „Финалу“ недостает свободный игры воображения, поощрения размышлений, извивистых тропинок и ни к чему не обязывающих ниточек, которые начинаются логично, но ведут к изумлению. Кульминационные битвы кажутся нескончаемыми; другие эпизоды в выдуманных мирах выглядят косными, топорными и машинальными. И я бы с радостью пожертвовал часом этих треволнений и подготовки ради сцены, в которой Скотт Лэнг, вернувшись в Сан-Франциско после пятилетнего отсутствия, во время которого он считался мертвым, заходит домой и имеет разговор с женой и дочерью о том, что же, черт побери, произошло».

 

● ● ●

Журнал Screening the Past публикует большое эссе Тима Гроувза о Джоне Карпентере, который в тексте назван «каннибалом» из-за того, как часто он переваривает собственные и чужие фильмы. Автор также высказывает предположение, что улыбка Айс Кьюба в «Призраках Марса» — прощание Карпентера со зрителем.

 

 

● ● ●

В прокат наконец выходит «Война Анны» Алексея Федорченко — уже редкий для отечественного проката случай, когда к 9 мая приурочена картина, непохожая на автомобильный стикер «Можем повторить». Но в самой истории режиссер видит некоторую повторность более раннего опыта, о чем он рассказал Константину Шавловскому:

«Я и сам уже снимал о Холокосте. Мой дебютный документальный фильм „Давид“, снятый в 2001 году, — это кино о еврейском мальчике, история документальная, но настолько невероятная, что смотрится как игровая. Меня тогда, помню, отговаривали как раз потому, что сюжет связан с Холокостом, а это, мол, одна из самых заштампованных тем в кино. Но я все равно стал ее снимать и тоже, кстати, самыми минимальными средствами, интервью и хроника — ничего больше. И чем проще — тем страшнее и величественнее получалась картина. То же самое было и с „Войной Анны“. Поэтому я вообще ничего не боялся и даже, честно сказать, вообще не думал про Холокост».

 

● ● ●

Не только к 9 мая российский прокат сажают на детокс. «По воле божьей» Франсуа Озона решили отодвинуть — не расстраивать православных людей перед пасхой. Режиссер рассказывает о том, что к слову «солидарность» в словарях надо давать пометку «устар

«Я обожаю американское кино, знаете, то самое, олдскульное, правильное, в котором все функционирует безупречно до последнего винтика — и слезы, и улыбки. И часто пытался ему подражать. Но „По воле божьей“ — другая история. В ней вообще нет саспенса. Это история не про „доказали/наказали“, особенно учитывая, что реальный судебный процесс только стартовал, а про страну, состояние умов. Мы сейчас находимся в каком-то переломном моменте, и прежде всего „По воле божьей“ — фильм антисистемный».

 

● ● ●

Пока Озон недоступен, о проблемах современной Франции рассказывает Надав Лапид. Читайте интервью режиссера «Искусству кино».

«Он понимает, что должен завести свой французский язык, точно такой же, как его личный Париж, который он себе придумал. Вообще, чтобы выучить язык, нужно создать внутри себя какую-то новую личность, мне кажется.

Это как горчичное пальто Йоава, которым он обзаводится в начале фильма. С одной стороны, это пальто делает его частью парижского общества, ведь до этого он был совсем голый. Но с другой стороны, это яркое пальто всегда будет отделять его от социума, удерживать от полной ассимиляции».

 

 

● ● ●

Каннский фестиваль принял в основной конкурс режиссерский дебют актрисы Мати Диоп, а на Mubi можно прочитать о классическом фильме ее сенегальского дяди Джибрила Диоп-Мамбети «Гиены» — в 1992 году он тоже соревновался за Пальмовую ветвь. Сейчас картину отреставрировали, и должны выпустить в сеть.

«В основе „Гиен“ — швейцарская пьеса 1955 года Фридриха Дюрренматта „Визит старой дамы“, пессимистичная сатира о подкупности швейцарской избирательной системы и прямой демократии. В пьесе, старая дама возвращается в деревню, из которой была изгнана юной девушкой. Теперь она богата, властна, а с ее голосом надобно считаться — в стране, где некоторым женщинам не давали голосовать до 1990 года. Она прибывает с тревожащим предложением для жадного деревенского населения…

Это не первая адаптация сюжета. Ингрид Бергман и Энтони Куинн сыграли и спродюсировали версию в 1964 году, в ней вопрос женского голоса выходит на первый план. Но взгляд ДДМ на эту историю отражает его представление о мире. Старая богатая дама, нечестивые сельчане — все на месте. Но это также аллегория на неоколониализм, неолиберализм, консьюмеризм и разрушительный эффект этих -измов на саму материю общества. Отвечая на вопросы о фильме, ДДМ говорил: „Моей задачей было назвать врага человечества: деньги, Международный валютный фонд, и Всемирный банк“».

 

 

● ● ●

The NY Times публикует список фильмов и режиссеров фестиваля Tribeca, к которым стоит приглядеться. 19-летний подражатель Малика, дебютантка по программе инклюзии, реконструкция «Шоугелз» и другие диковинки.

 

● ● ●

В сети появился буклет «О море и почве», посвященный двум режиссерам — Синсуке Огаве и Цутимото Норияки. Он сопровождал специальную программу бельгийского фестиваля Courtisane, который прошел в начале апреля.

 

 

● ● ●

Кирилл Соколов, режиссер «Папа, сдохни», поговорил с «Кино ТВ» о том, как из физиков прийти в режиссеры, как видеопрокаты формировали вкус к кино, и что приходится делать выпускнику киновуза.

 

 

● ● ●

История блэкфейса в кино, в двух частях — сошлемся на первую:

 

 

● ● ●

Эзан Пальси, рекомендованная Википедией как «единственная женщина-режиссер, с которой работал Марлон Брандо», выбирает фильмы из чулана Criterion и вспоминает встречу с Франсуа Трюффо, который «стал ее крестным отцом».

 

 

● ● ●

А вот Марк Дюпласс зашел в магазин «Амёба» и выбрал несколько пластинок.

 

Vertov
BEAT
Канны
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»