18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №63

Миндадзе говорит о том, как «сбросить с себя жизнь». — Фосс подсматривает трюки Годара. — Каравайчук обзывается «карелом». — Киану Ривз не стареет душой. — Коппола грозит зрителям пальцем.

 

 

ММКФ в разгаре, и можно обратить внимание на гид «Афиши», который правда требует от читателя делать клики. Просторно и привычно на его фоне выглядят рекомендации от «Коммерсанта» — кроме того, они порядком расходятся в оценках.

 

● ● ●

Сразу после ММКФ в московской «Звезде» стартует ретроспектива режиссерских работ Александра Миндадзе, который сейчас ставит «Паркет». Константин Шавловский поговорил с режиссером — о катастрофах, съемках в Румынии и попытке «сбросить с себя жизнь».

«Произошла индивидуализация общества, никакой коллективности сейчас нет. И наступило гораздо большее одиночество, чем раньше. Нет какого-то общего, объединяющего ощущения правды. Поменялись ценности: представить себе, чтобы хороший режиссер мог взять отпуск и уйти делать заказное кино, тогда было невозможно. Вопрос стоял, видимо, очень глупо, сейчас-то все умнее: либо ты делаешь искусство, либо ты кормишь семью. И о том, что важнее, даже не было разговора. Это было святое дело: реализовать себя. Лариса Шепитько всегда, к месту и не к месту, повторяла: надо максималистски подходить к себе, надо себя реализовывать. У меня до сих пор в ушах ее голос. Вот это изменилось. Режиссеры, которые получали госзаказы и делали фильм про трубы, — они даже в ресторане к столику не могли подойти, где ты пил водку со своими друзьями. Они — прошмыгивали. В это сейчас трудно поверить, но в малом зале Дома кино собирались ведущие сценаристы, даже Габрилович приходил, совсем старый человек, и кто-то один садился и читал сценарий, а остальные слушали — и потом вместе все обсуждали. А сейчас уговорить даже твоего товарища прочесть сценарий, который ты по электронной почте ему пошлешь, трудно».

 

● ● ●

На этой неделе умерла Биби Андерссон. В The Guardian — об актрисе:

«„Когда я прочитала сценарий „Персоны“, нисколько не была польщена. Я не понимала, почему должна играть эту неуверенную в себе, слабую личность, когда сама так боролась, чтобы быть уверена в себе и прикрыть свои страхи“, сказала Андерссон журналу American Film в 1977 году. „Я поняла, что он [Бергман] прекрасно про меня понимал. Мне следовало сыграть эту роль. Это хороший способ познать себя. Порой я думаю, что художники инстинктивно — очень хорошие психиатры. Я также думаю, что все роли должны быть основаны на тебе самом, иначе они ни за что не сложатся“».

 

 

● ● ●

Незамедлительного прочтения требует текст Алексея Васильева об операторе Вадиме Юсове, которому сегодня исполнилось 90 лет.

«Однако съёмочный день не отменишь. Впрочем, когда Тарковский лишился Юсова — к этому мы вернёмся позже — он отменял не только съёмочные дни, он отменял отснятые целиком кинофильмы и полностью переснимал, как вышло со „Сталкером“ (1979). С Юсовым ему этого делать не приходилось. Тот знал ремесло назубок. Свой первый фильм — „Обыкновенный человек“ (1957) — он утаил от ВГИКовского мастера Б. Волчека именно потому, что там не было ни одного кадра, который бы не был повтором чего-то, что было прежде, и совершенно не было Юсова. Однако это усвоение прежних знаний, чужих наработок, позволяло Юсову на случай каждого такого незапланированного дождя иметь под рукой набор инструментов, арсенал приёмов, чтобы вытащить из них тот единственный, что поможет схватить этот дождь сейчас же на плёнку так, чтобы он рассказал, пробарабанил, прошелестел всю свою душистую сиюминутную правду».

 

● ● ●

«Кино — это больше чем жизнь, это то, что всегда с тобой!»

Так сказал оператор «Лета» и «Селфи» Владислав Опельянц, получив профессиональную награду «Белый квадрат» 19 апреля. В претендентах остались Игорь Гринякин («Движение вверх»), Юрий Клименко («Ван Гоги») и Алишер Хамидходжаев («Война Анны»). Кроме того, премию за вклад в операторское искусство вручили Игорю Клебанову — его последняя сегодня работа — фильм «Крымский мост».

 

● ● ●

Сценаристы тоже люди — мысль, которая недавно стала поводом для горячего обсуждения в русском фейсбуке, в США выплеснулась в крупный скандал. О том, как Гильдия сценаристов Америки воюет с Ассоциации агентств, рассказывает Лиса Астахова.

«Главная претензия гильдии — это размеры package fees. Тут требуется некоторое разъяснение. Почти все ТВ- и многие кинопроекты укомплектовываются творческими работниками, интересы которых представляет одно агентство. То есть агент продает студии команду целиком. Для сериала это шоураннер, сценарист и режиссер/актер. И если на обычной сделке агент получает 10% с клиента, то в случае пакетной сделки (package deal) агентство берет процент только со студии, причем трижды: 3% от бюджета эпизода, 3% с чистой прибыли каждой серии и до 10% с валовой прибыли проекта. Таким образом, агент по итогу зачастую зарабатывает гораздо больше клиента, которого он представляет».

 

● ● ●

BFI рассказывает про режиссера Бернарда Роуза, который рано взялся за digital, а еще чередовал экранизации Толстого с ужасами типа «Кэндимена». О его «Анне Карениной» писала Анна Ковалова. Смотрите, какое грустное вступление дали британцы:

«Ныне классике хоррора, „Кэндимену“ 1992 года было вроде бы суждено пустить Роуза в звезды Голливуда, но после двух сравнительно крупных исторических картин — „Бессмертная возлюбленная“ (1994) и „Анна Каренина“ (1997) — Роуз стал осваивать более экспериментальный подход. Он вернулся к Толстому для серии нетрадиционных адаптаций — снятых на „цифру“ и предлагающих безбоязненное исследование человеческого поведения. Но хотя эти фильмы и были тепло приняты на фестивалях, они так и не нашли зрителя».

 

«Анна Каренина». Реж. Бернард Роуз. 1997

 

● ● ●

Потерпите еще неделю, и можно идти на «Синонимы» Надава Лапида. Читайте два взгляда на картину: Ксения Реутова написала сразу после берлинского триумфа Лапида, Вероника Хлебникова — когда страсти поулеглись.

 

● ● ●

Алена Солнцева о еще одном российском сериале, который теперь обитает на Netflix, «Лучше, чем люди»:

«„Лучше, чем люди“ хорош тем, что, в отличие от большинства отечественных сериалов, он не просто рассказывает забавную историю, а включает в сюжет несколько реальных проблем, отчего происходящее на экране приобретает неожиданную для жанра достоверность. Интересно не то, как робот Ариса, своеобразный ремейк сверхсущества из фильма „Пятый элемент“, будет взаимодействовать с человеком, а то, как в этот метасюжет встроены стереотипы современной российской жизни. Внутри этого глобального процесса сценаристы и режиссер позволяют себе увлечься нюансами».

 

● ● ●

Film Comment поделился интервью с Андресом Дуке, режиссером фильма об Олеге Каравайчуке. Нынче Дуке снял документальный фильм о Карелии (а будет и вовсе диптих), на который его надоумил Каравайчук. Вот как это было:

«Мои фильмы происходят из личного опыта, который ведет меня в одержимые путешествия. Я не рассматриваю свои фильмы как плод интеллектуального труда. Они работают как аффективный ответ на мои жизненные обстоятельства, которые в то же время всегда связаны с кинематографом. В случае с фильмом Karelia: International with Monument, проект прорастает из ремарки в мой адрес Олега Каравайчука, русского композитора и пианиста, которого я показал в предыдущем фильме, „Олег и редкое искусство“. Как-то раз, посмотрев мой фильм Dress Rehearsal for Utopia, тронутый тем, как я обратился к смерти своего отца, Олег в своей дикой манере сказал мне: „Ты карел!“ Не зная практически ничего о Карелии, я принялся изучать ее географию и историю — и был пленен ее тайной».

 

 

● ● ●

На прошлой неделе мы републиковали пост Дмитрия Комма о Бобе Фоссе — а теперь на сайте «Искусства кино» можно прочесть текст о выдающемся авторе мюзиклов.

«В кино Фосс первым начал использовать годаровские монтажные скачки (jump cuts) при монтаже музыкальных номеров. Причем сделал он это уже в дебютной картине „Милая Чарити“ (1969), более чем на десять лет предвосхитив эстетику видеоклипа. В прессе его манеру создавать танцевальные номера при помощи монтажа, снимая чуть ли не каждое движение с нового ракурса, именовали „калейдоскопическим видением“».

 

● ● ●

Покуда Джордж Клуни собирается ставить байопик Джона ДеЛореана на основе статьи Алекса Паппадемаса, почитайте профайл Киану Ривза, написанный Паппадемасом для GQ.

"«У вас фильм о пожилом убийце, жена которого умирает по естественным причинам, отдает ему щенка, какой-то русский урод убивает щенка, и герой убивает 84 человека», — говорит [режиссер «Джона Уика» — примеч. ред.] Чад Стахелски. — «Как по-вашему, сколько студий ответили отказом? Все.

Стахелски годами дублировал Ривза при постановке трюков на трилогии «Матрица», и точно знал, на что тот способен. «Я никого не знаю, кто так бы вкладывался в совокупности — физически, интеллектуально», — говорит он. — «Я не знаю никого, кто пережил „Матрицу“. Нужен просто другой тип личности. Быть готовым к этому. Позволять себе вымокнуть от пота, набить шишки, устать, быть побитым — и так годами».

 

● ● ●

«Иноекино» публикует в Телеграме сканированный буклет, который выдавали первым американским зрителям «Апокалипсиса сегодня». Его предваряло слово Фрэнсиса Форда Копполы:

«С „Апокалипсисом сегодня“ я хотел создать такой кинематографический опыт, который бы позволял зрителям почувствовать все ужас, сумасшествие, чувственность и моральную дилемму войны во Вьетнаме.

Когда я начал работать над фильмом — более 4 лет назад, — я думал, что он будет единственным американским фильмом об этой войне. Я пытался показать ее во всем разнообразии. Но также я хотел пойти дальше и продемонстрировать моральные проблемы, сопровождающие все войны.

Во время съемок фильм создал себя сам. Любопытно, что процесс его создания оказался очень похож на историю, которая в нем рассказывается.

Я обнаружил, что многие идеи и образы, над которыми я работал как режиссер, начали совпадать с событиями моей собственной жизни. Что я, как и капитан Уиллард, тоже поднимался вверх по реке в поисках ответов и в надежде на какой-то катарсис.

Я подумал, что, если американские зрители смогут заглянуть в самое сердце войны во Вьетнаме и увидеть, на что она была похожа и что чувствовали ее участники, то тогда они вплотную приблизятся к тому, чтобы наконец-то оставить ее позади».

 

 

● ● ●

В этом году французский «Сезар» за лучший дебют едва-едва не достался фильму «Дикий» Камиля Видаль-Наке, центральную роль в котором исполняет поразительный Феликс Марито («120 ударов в минуту», «Нож в сердце»). Марито играет молодого гомосексуала, зарабатывающего проституцией и совершенно не заботящегося собственным благополучием. Фильм при должной сноровке можно посмотреть в сети, а почитать разговор с режиссером и исполнителем заглавной роли — прямо по ссылке.

«Одна из сцен [в ночном клубе], первая, снята с настоящим стробоскопом. Вторая, куда более живая, сделана со специальным светом — он ярче и насыщеннее. Что мне показалось интересным в этой сцене: мы показываем тело главного героя, и он выглядит очень могучим. Он потеет, танцует, он полон энергии и несокрушим. Для меня это было очень важным. Вы можете счесть, что парню надо отдохнуть после всего, через что он прошел, но он пляшет, потеет и продолжает плясать».

 

● ● ●

Kinet объявил очередную программу, первую с августа прошлого года. Посмотреть авангардные работы можно уже сейчас.

 

Клуб
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»