18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №36

Орсон Уэллс дерется с Хемингуэем. — Николас Виндинг Рефн ссорится с Триером. — Ходоровски уничтожает (или восстанавливает) фильм Хоппера. — Патти Смит заблуждается насчет Брессона. — История(и) кино этой недели.

 

Еврейский музей и центр толерантности запустил совместный с Readymag спецпроект «Русская тоска», который обнаруживает сближения между Исааком Левитаном и русским авторским кино. Сделано с тщанием, не пропустите.

«Трудно сказать, открыл ли Левитан русскую природу, но он несомненно основал традицию русского хорошего вкуса — русского артхауза, который отвергает все чересчур художественное как претенциозный китч и ищет спасения от него в блеклости повседневного. И так — вплоть до „Улицы Красикова“ Эрика Булатова или фильмов Андрея Звягинцева».

 

● ● ●

Старший сотрудник расформированного НИИКа Юлия Хомякова рассказывает «Искусству кино» о том, что произошло с институтом.

«Через два месяца коллектив НИИКа перестанет существовать. Часть его сотрудников останется во ВГИКе. Одни преподавали ещё до 2011 г. и не собираются оставлять эту деятельность, а штатное трудоустройство надёжнее, чем совместительство. Другие начали читать лекции уже после присоединения, наладив отношения с руководством ВГИКа: от добра добра не ищут. Тем более что ВГИК ближе к метро, чем Музей кино, отдалённость которого от транспортных артерий уже заставила некоторых нииковцев задуматься об уходе на пенсию: в определённом возрасте долгая дорога на работу не просто утомительна, а смертельно опасна. Если учитывать, что в последние семь лет в НИИК практически не брали молодых, сокращая каждую ставку уволившегося или умершего сотрудника, картина получается катастрофическая. Начиная с нулевых годов, НИИК терял уникальных специалистов со знанием редких языков. Их некем было заменить ещё тогда, а тем более сейчас. Мирон Черненко, Александр Трошин, Галина Компаниченко, Анатолий Шахов никому не передали своё научное наследие. Некоторые исследовательские направления полностью остановлены».

 

● ● ●

«Временные трудности» — невыносимое кино о том, что инвалидам в России места нет — использовали в качестве «реальных событий» личную историю Аркадия Цукера, устно им изложенную создателям. Теперь он рассказал в Фейсбуке, как все было на самом деле:

«В картине пропагандируются взгляды и ценности полностью противоположные моей жизненной позиции и жизненным ценностям моей семьи.

Созданный образ жестокости, насилия и сомнений в ребенке пусть остается на совести авторов, создающих драматургию не там, где она есть на самом деле».

 

● ● ●

Библиотека Конгресса США продолжает пополнять недавно открытую «Национальную просмотровую». Выложили более тридцати выпусков All-American News — новостных киносюжетов сороковых и пятидесятых, нацеленных на черное население Штатов.

 

 

● ● ●

Джеймс Нэрмор, автор изданной на русском книги о Кубрике и видный американский киновед, запустил вебсайт. Пишет, что долго сопротивлялся, но потом Джонатан Розенбаум (у которого на личной странице по три обновления в день) показал ему, что к чему. На сайте Нэрмор будет выкладывать оригинальный материал и перепечатки из других изданий. Из оригинального сейчас — энциклопедического толка статья об Орсоне Уэллсе и обнаруженная в ящике стола статья тридцатилетней давности об игре Оливье в «Гамлете».

 

● ● ●

Через неделю пройдет Festival of Disruption, которым заведует Дэвид Линч. Там снова будет «Твин Пикс» — теперь в формате VR-игры. Игроки смогут попасть в красную комнату и прогуляться по предместьям города под звуки из третьего сезона. После фестиваля игра выйдет на платформе Steam. Ранее сообщали о любительской игре для очков виртуальной реальности, неизвестно, имеет ли она отношение к новой разработке (ниже кадр из фанатской версии).

 

 

Ранее мы писали, что одним из событий фестиваля станет премьера джазового альбома Thought Gang, который режиссер записал вместе с Анджело Бадаламенти четверть века назад.

 

● ● ●

Новый фильм Бертрана Бонелло (которому в прошлом месяце исполнилось 50) называется Zombi Child и рассказывает историю реального человека по имени Клервиус Нарцисс, гаитянина, который предположительно стал зомби на короткое время и даже был похоронен заживо — это произошло в начале шестидесятых.

Лав Диас строг к себе: сначала он выпустил двухминутную рекламу Венского фестиваля, а теперь взялся за старый сценарий, который собирается отснять за два месяца (съемки завершат в ноябре). Фильм по материалу 20-летней давности он обозначил как «подобие политического триллера».

 

● ● ●

Журнал Filmmaker побеседовал с Питером Богдановичем. Вспоминает, как Орсон Уэллс ругался на Ричарда Брукса («будь я полицейским комиссаром мира, я бы его посадил в тюрьму»), как Говард Хоукс различал ТВ и кино, как Барбра Стрейзанд стала поводом сделать screwball-комедию.

«ТВ-шоу это просто кино на экране поменьше. Качество материала и темы в них, говоря в целом, интереснее нынешнего кино. Когда я брал интервью у Говарда Хоукса, я хотел спросить его про „Рио Браво“, и в тот момент дневной телеэфир стал чрезвычайно популярен. И он сказал мне, что заметил, как телезрители включались ради людей, а не истории. Именно так он решил сделать „Рио Браво“ — о людях, а не истории. История простая: парень в тюрьме, другие парни пытаются его вытащить. Я не говорю, что все ТВ это „Рио Браво“, но наблюдается наследственность ранних форм, когда зрители включали сериал ради людей, которые там есть, и необязательно ради сюжета».

Читайте наш архивный материал о становлении Богдановича.

 

 

● ● ●

Богдановича сейчас дергают в преддверии премьеры нового фильма Уэллса «Другая сторона ветра», где Богданович сыграл одну из ролей. В New Yorker рассказывают историю злоключений картины. Начинают издалека:

«В 1937 у Орсона Уэллса произошла странная встреча с Эрнестом Хемингуэем. Будущий постановщик „Гражданина Кейна“, которому тогда было 22, записывал голос для документального фильма „Испанская земля“ о гражданской войне в Испании, текст для которого написали Хемингуэй и Джон Дос Пассос. Когда Уэллс предложил внести кое-какие изменения, Хемингуэй заскрипел: „Какой-то чертов педераст, заведующий театром, думает, что может диктовать мне, как писать закадровый текст“. Уэллс ответил манерным голосом: „О, мистер Хемингуэй, вы такой сильный, такой крупный!“ Завязалась драка. А затем оба захохотали и напились. Ну, это если верить Уэллсу».

 

● ● ●

А вот кто точно не помирился, так это Ларс фон Триер и Николас Виндинг Рефн, которые поссорились на почве нацизма, рассказывает «Коммерсант» (и почему-то в виде инфографики).

«Он мог бы спокойно избавить меня от всех страданий. Он давал пресс-конференцию на следующий день после моего заявления о Гитлере. Он мог бы просто сказать: „Ларс — идиот, и он делает плохие фильмы, но он не нацист, ведь мы знаем друг друга хрен знает сколько лет“. Но он этого не сделал».

 

● ● ●

Еще одна история проклятого фильма — о «Последнем фильме» Денниса Хоппера — вышла в Esquire.

«Роль Ходоровски в монтаже «Последнего фильма» долгое время была предметом споров. Некоторые утверждают, что чилиец посмотрел почти готовую версию фильма и сказал Деннису, что это не более чем обыкновенное голливудское кино, тем самым подстегнув его перекроить повествование и пересобрать фильм, словно картину кубиста. (Лоуренс Шиллер заявляет, что Ходоровски «уничтожил фильм».)

Ходоровски, впрочем, говорит об обратном. В его версии, фильма Хоппера был бестолковщиной, когда он прибыл в Таос, и Ходоровски лично провел несколько дней за перемонтажом всей картины, задавая ей более чистую линию повествования и ведя к очень трогательному завершению. Разница между его монтажом и Хоппера, как он сам объяснил мне в электронном письме, это «разница между видением художника, который весь день принимает наркотики, и видением художника, который ищет абсолютную правду в воздержании.

Высказываются предположения о том, что версия Ходоровски по-прежнему существует, хотя ее так и не нашли».

 

Дональд Кэммел, Деннис Хоппер, Алехандро Ходоровски и Кеннет Энгер

 

● ● ●

О другом чилийце читайте текст Дмитрия Буныгина  — он написал о «Блуждающей мыльной опере», забытом фильме Рауля Руиса:

«Хороший режиссёр — мёртвый режиссёр. Нет, не так. Мёртвый режиссёр — Рауль Руис — хороший режиссёр. На мёртвых, впрочем, как и на живых, не стоит полагаться. Немного радости доставил нам „Визит, или Воспоминания и признания“ (Visita ou Memórias e Confissões), через губу поведанная семейная хроника, припрятанная от чужих глаз в 1982 году и впервые показанная после смерти режиссёра Мануэля ди Оливейру. Но те, кто плохо вели себя в прошлой жизни, в следующей становились чилийцами — чилийцами же остаются и за гробовой доской. Руиса нет, и тем не менее в 2017 году вышел его новый — и один из безупречных, двусмысленно „зрительских“ — фильм».

 

● ● ●

Эдриан Мартин завершил текст, который взялся писать семь лет назад — об «Истории(ях) кино» Жан-Люка Годара.

«„История(и) кино“ это история грехопадения в библейском смысле, потери невинности в Эдеме. Годара всегда влекло к подобным духовным метафорам, вне зависимости от его личных (и, вне сомнений, меняющихся) религиозных убеждений в разные годы. Однажды, какой-то краткий момент, кино было невинным, чистым, пронзительным в своем видении мира. Затем оно было искушено деньгами, и сошло со своего пути. Его утянуло, или оно само себя утянуло, в канаву. Но оно никогда не теряет ни своей памяти о том, чем оно было прежде, ни надежды на то, что оно снова станет таким в будущем. В каждый отдельный момент кино расцветает и закатывается, живет и умирает, пребывает в лучшем и худшем состоянии. Оно умерло, но всегда может быть воскрешено. Это выражают сложные и смешанные монтажные рисунки Годара, в бесконечном множестве вариаций, сквозь все 266 минут работы. Отсюда возникают постоянные противопоставления „Историей(ями) кино“ красоты и гниения, тонкости и вульгарности, искусства и порнографии (не важно, эротики или жестокости)».

 

● ● ●

А вот любопытный критический взгляд на любовь известных людей к Роберу Брессону — часто совершенно слепую, как показывает автор.

«В поэме 1978 года о Брессоне, нью-йорская предшественница панка Патти Смит смотрит „Наудачу, Бальтазар“ „несколько сотен раз под легкой седацией“. Лежа в постели в тумане выздоровления, Смит фантазирует об олицетворении зла Жераре из фильма как о модернистском романтическом идеале художника-поэта ее поколения, абстрактной экспрессионистской рок-звезде, одетой в черное и прибегающей к разрушению. Учитывая основательную неприязнь фильма к многим из описанных Смит тенденций, ее представление демонстрирует нечто важное в сложных отношениях между Брессоном и „множеством подавленных молодых людей, которые спутали идеализм стиля Брессона с идеальным решением“, как писал [Деннис — примеч. ред.] Купер».

Любовь зла, полюбишь истязателя осла.

 

● ● ●

На «Медузе» премьера — фрагмент фильма «Свидетели Путина» Виталия Манского. Там же можно прочесть рецензию Андрея Козенко.

 

 

● ● ●

Посмотрите короткий метр с последнего фестиваля SXSW под названием «Псина».

 

 

● ● ●

Свежий выпуск блога Kimkibabaduk — о русском кино, которое по-прежнему где-то.

 

 

● ● ●

Фрагмент фильма «Слово — закон», который можно было посмотреть на этом Beat Weekend.

 

 

● ● ●

Брэдли Купер показывает и комментирует сцену из своего режиссерского дебюта, музыкальной драмы «Звезда родилась».

 

Panahi
Subscribe2018
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»