18+
// Хроника

Сеанс-дайджест №21

Женщины personae non gratae японского кинематографа. Вайнштейн — самый востребованный персонаж момента. Съемочный день перестает быть томным у Линча и становится таковым — у Финчера.

6 июня не стало Киры Муратовой. На «Кольте» пронзительный текст Дениса Горелова, и в пандан ему совсем другой, написанный Хервигом Хеллером — о родителях Киры Георгиевны:

«Моя мама мне говорила: ты вот режиссер, ты должна снять фильм о своем отце. Я говорила: я такое делать не буду, это спекуляция, я не буду пользоваться славой своего отца. Тогда это было бы так — я могла бы сказать молдавскому Госкино: знаете, я хочу снять фильм про своего папу, — никаких препон не было бы. Я считала, что это спекуляция. Она мне даже говорила, чтобы я сделала документальный фильм, биографический фильм, воспоминание. Я не хотела этого совершенно. Меня это не только не интересует, мне это противопоказано. Я не хочу иметь отношение ни к какой политике, сейчас тем более».

Журнал Calvert пытается рассказать о Муратовой по-английски. Задача гибельная, слов нужных часто не подворачивается, приходится заимствовать — в тексте встречаются термины apparatchik, chernukha и glasnost.

Для «Сеанса» о Кире Муратовой говорят Михаил Ямпольский, Александр Сокуров, Бакур Бакурадзе, Михаил Брашинский, Андрей Плахов и Алексей Артамонов.

 

● ● ●

А у нас, так уж вышло, не нашлось слов для единственного мистического фильма среди дебютов «Кинотавра», картины «Мертвые ласточки». Восполняем пробел, вспоминая о недавнем анимационном открытии — «Бирюке» Полины Федоровой. Короткометражка о том, как важно слушать бабушку, была показана на последнем Суздальфесте, а теперь Дина Годер взяла интервью у режиссера, об учебе и техниках жуткого — в анимации это не jump scares, а рисовка на кальке и грифельными карандашами. И хочется обратить внимание на совершенно несправедливую ситуацию в отечественной анимации.

— Вы закончили фильм год назад, как он пошел по фестивалям?

— Самый первый был — «Окно в Европу», мне там дали спецприз, был в Болгарии, Сербии, Польше.

— А вы ездите с ним?

— Нет, денег нет.

— А вот у вас взяли фильм в Анси, вы поедете?

— Вряд ли, у меня денег на это нет, там только на дорогу из Екатеринбурга надо тысяч 40, для меня это большие деньги. Сейчас с деньгами совсем плохо.

 

● ● ●

Тем временем, западные издания обсуждают «Реинкарнацию» Ари Астера; после «Прочь», похоже, складывается медийный консенсус в том, что сильный хоррор должен случаться каждый год, и фильм Астера даже затыкает за пояс недавно расхваленное «Тихое место». Вот и сам режиссер в рубрике «Анатомия сцены» издания New York Times немного рассказал о том, как ему удалось быть таким убедительным.

 

 

● ● ●

На сайте Criterion Астеру и вовсе поручили выбрать десять любимых фильмов из синематеки издательства. Режиссер до тошноты учтив: почти на каждом месте у него по нескольку картин разных режиссеров, хотя иерархия между авторами и есть: сначала Бергман, в конце Сатьяджит Рай, на втором месте Кэндзи Мидзогути.

 

● ● ●

Мидзогути нас сводит с еще одной интересной фигурой, существующей вне всяких списков. Феминистский сайт о кино Another Gaze рассказывает о режиссерском дебюте Кинуё Танаки, актрисы, которая сыграла в пятнадцати картинах Мидзогути, а затем навсегда разругалась с режиссером, когда он вопреки совету режиссерской гильдии Японии воспринял в штыки идею дать ей снять собственный дебют.

Кинуё Танака и Кэндзи Мидзогути

«Женщины [в японской киноиндстрии — примеч. ред.] были достаточно представлены лишь в качестве актрис, поскольку качества, ожидаемые от режиссера, соотносились с мужским полом, и это чрезвычайно сказывалось на всякой возможности женщин пойти в режиссуру. Карьера Тадзуко Саканэ, первой женщиной-режиссером, поставившей в Японии полнометражный фильм, подчеркивает женоненавистничество внутри японской студийной системы, с которым столкнется и Танака. Саканэ начала работать на Никкацу в 1929 в качестве script girl у Мидзогути, Юмико Мацумото пишет, что ей пришлось носить мужскую одежду, чтобы избегать буллинга со стороны коллег. Продвинувшись по карьерной лестнице, Саканэ стала неотъемлемой частью команды Мидзогути и в 1936 году смогла поставить собственный фильм, „Новые наряды“, которые ныне утерян. Во время съемок Саканэ безжалостно травила полностью муская съемочная группа, которая часто пропускала мимо ушей ее указания, и открыто говорила о ней в дурном свете. Саканэ перебралась в 1942 году на континент, где обнаружила более приветливую рабочую среду и снимала документальные ленты, из которых сохранилась лишь одна. Когда же она вернулась в Японию в 1946, Саканэ снова не могла снимать —из-за того, что режиссерам отныне необходимо было иметь за плечами университетское образование — еще одна охранительная мера, которая удерживала женщин. Саканэ ушла из киноиндустрии в пятидесятые».

Немного о Кинуё Танаки можно прочесть и по-русски, в тексте Екатерины Пучковой.

 

● ● ●

Харви Вайнштейн предстал перед судом, ему светит до 25 лет тюремного заключения. Мы же приговорены в ближайшие годы смотреть об этом кино, и даже на театральной сцене сюжет вот-вот будет поставлен (продюсера сыграет Джона Малковича). IndieWire собрал проекты в один профайл. Из несбыточных проектов — Вайнштейн о Вайнштейне: говорят, продюсеру какое-то время назад еще казалось, что Голливуд даст шанс рассказать собственную историю.

 

● ● ●

Дэвид Финчер и команда сериала «Охотник за разумом» обсуждали в начале июня съемки первого сезона и рассказали несколько историй — для тех, кто любит анекдоты про Дэвида Финчера и окружающих его людей. Пожалуй, главной была история 9-минутного разговорного эпизода с участием маньяка Джерри Брудоса, которую Финчер за одну съемочную смену попросил повторить 75 раз. Статью IndieWire перевел сайт Tvkinoradio.

«По-моему, это нормально, — говорит он [Холт Маккэлани, исполнитель одной из главных ролей — примеч. ред.]. — Мне кажется, когда ты повторяешь одно и то же по несколько раз, обнаруживаешь в этом что-то новое. Когда на площадке объявляли 14-й или 20-й дубль, я вдруг осознавал что-то, что раньше мне и в голову не приходило. Это не значит, что мы что-то кардинально меняли, но все же мы отрабатывали какие-то мелкие детали. Или же Дэвид давал нам определенные задачи, которые в конце концов оказывали громадное влияние на общее восприятие сцены. Так что мне нравится снимать много дублей».

 

● ● ●

Пока Финчер рисуется, Дэвид Линч в очередной признается, что ничего толком заранее не знает. В продажу поступила его автобиография Room to Dream, где есть примечательные воспоминания со съемок — фрагменты публикует The New York Times. О Деннисе Хоппере и поющем в осветительный прибор Дине Стокуэлле в «Синем бархате»:

«Первоначально Деннис должен был петь In Dreams, но в итоге она фантастическим образом отошла к Дину Стокуэллу. Дин и Деннис были давними друзьями, и Дин собирался помочь Деннису репетировать эту песню. И вот они оба, мы ставим музыку, Дин безупречно попадает в слова. Деннис в начале тоже справляется, но его мозг уже настолько набекрень от наркотиков, что он не может вспомнить слова. Но я увидел, как Деннис глядел на Дина и подумал: это же идеально, и поменял их местами».

Кроме того, по ссылке — история не то лягушки, не то жука из финальной сцены незабываемого восьмого эпизода третьего сезона «Твин Пикс». Если вы каким-то образом позабыли, о чем речь, или не видели — самый короткий путь — через наш рекап.

 

● ● ●

На сайте Гёте-Института документалист Ули Гаульке, в этом году возглавлявший жюри фестиваля ДОКер, отбирает главные неигровые немецкие картины ever. Промеж очевидных Вальтера Руттмана, Рифеншталь, Вендерса и Херцога — «Черный ящик ФРГ», «Шагни через границу» и другие работы, которых вы, быть может, и не видели. В документалистике остро ощущается разность между Восточной и Западной Германией. Вот, например, «Крики и шепот» Дитера Шуманна об андеграунде в ГДР восьмидесятых:

«Этот фильм, посвященный рок-подполью Восточной Германии, позволяет украдкой заглянуть в альтернативное, бунтарское сообщество. Я никогда не принадлежал к этим кругам, и фильм открыл мне совершенно новый мир — к сожалению, слишком поздно, так как ГДР уже не существовала. Дитер Шуманн запечатлел несколько рок-групп: Feeling B, Silly, Chicoreé, Sandow. Интересно, что три музыканта из Feeling B позже перешли в Rammstein. Для меня это фильм о том наследии ГДР, которое хочется сохранить в памяти».

 

● ● ●

Ярон Дахан нападает на американское кино и Marvel, где очень уж ценят ghost face — лицо, которое нельзя запомнить, невыразительное, мягкое, симметричное. Носят такие лица, по мнению автора, три Криса американского кинокомиска — Пратт, Хемсворт и Эванс — и оттого являются идеальными, неразличимыми и взаимозаменяемыми. Любовь зрителя к такому типажу Дахан сравнивает с койнофилией у животных.

 

● ● ●

Criterion подготовил сиквел прошлогоднего видеоэссе о Райнере Вернере Фасбиндере — выкладываем бок-о-бок обе части.

 

 

 

● ● ●

И снова два в одном — Кассаветис встречает Линча в эссе на Mubi.

 

 

● ● ●

Полнометражный мастер-класс от Лукреции Мартель — спасибо Роттердамскому кинофестивалю!

 

Сеанс68
Beat Weekend
ARTNEWSPAPER
Послание к человеку
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»