18+
// Портрет

Любовь Орлова во «Внуковском архиве» и на «Чапаеве»

Материал подготовила Мария Левунова

В начале следующего года издательство «СканРус» представит четвертый и пятый том «Внуковского архива» — дневников, писем, фотографий и документов Григория Александрова и Любови Орловой. А сейчас на «Чапаеве» у Любови Орловой появилась своя страница. На ней нашлось место и любезно предоставленным издателями «Внуковского архива» фотографиям будущей иконы 30-х, а пока актрисы театра Немировича-Данченко и брюнетки.

Любовь Орлова

«Понятно, что в 30-х годах никто из преуспевших граждан республики Советов не осмеливался ворошить свое прошлое, особенно в тех случаях, когда оно не было на сто процентов пролетарским. У Орловой же оно было на сто процентов непролетарским. Но отчего она уже много позже заказывала себе любые публичные оглядки? Притом, столь лестные для нее. Как свидетельствует Марк Кушниров, Любовь Петровна отказала дочери Шаляпина и своей детской подружке Ирине Федоровне выступить с воспоминаниями на юбилейных торжествах великого артиста, чем ее сильно обидела. Дело, видимо, не в особо сложных отношениях с прошлым. Похоже, для нее было неприемлемо Время как реальность, как форма существования материи. Всякие напоминания о том, что все течет и изменяется, что и она, Орлова, перемещается по реке времени, были для нее невыносимы. Она поставила ограничитель своего возраста не только после, но и до 37. Ни днем больше, но и ни днем меньше. Только так, по крайней мере, психологически можно почувствовать себя неподвластной Хроносу», — пишет об актрисе Юрий Богомолов.

Любовь Орлова с матерью Евгенией Николаевной. 1910-е. © A. Dobrovinsky Collection

Любовь Орлова родилась 29 января 1902 года в семье коллежского советника Петра Федоровича Орлова и дочери генерал-лейтенанта Евгении Николаевны Орловой (в девичестве Сухотина). По словам биографа актрисы Марка Кушнирова, она и в личных беседах не слишком любила рассказывать о детстве, кроме что показывая три артефакта тех времен: издание «Кавказского пленника», подписанное «Любочке Орловой — Лев Толстой»; фотография Федора Шапяпина с подписью «Дети в школу собирайтесь! Петушок пропел давно. Ратухино. 1909 год» и его же автограф — старшая сестра актрисы Нонна училась с дочерью певца в одной гимназии и семьи дружили.

Сценарист и драматург Иосиф Прут вспоминает об одном из детских праздников в доме Шаляпиных:

«Праздничный зал, яркие костюмы, музыка, веселье — все это завораживало собравшуюся детвору. Среди приглашенных был и я — восьмилетний мальчик, ученик младшего приготовительного класса, единственный — в гимназической форме. Юные гости все прибывали — знакомые мне и незнакомые. Радушный хозяин дома, казавшийся нам таким огромным, приветствовал входящих своим громовым голосом. И вдруг в дверях показался… ангел. Весь в чем-то розовом, воздушном… Это была маленькая девочка, белокурые локоны спадали на ее плечи. Шаляпин поднял ее на руки».

Любовь Орлова. 1904. © A. Dobrovinsky Collection

После окончания гимназии Люба, как и сестра, поступает в консерваторию. Проучившись два года, в 1921 она бросает учебу и идет работать тапером в синематографах — не из любви к кино, из необходимости помогать семье. Остаются деньги и на учебу в Театральном техникуме. В это же время Орлова выступает с отдельными танцевальными номерами в кинотеатрах и сборных концертах.

В 1926 году Любовь Орлова начинает работать в музыкальном театре-студии Немировича-Данченко (пока только в хоре). С 1928-го выступает на эстраде. Об этом периоде подробно пишет опять же Марк Кушниров.

Концертный номер. 1923. © A. Dobrovinsky Collection

В эти же годы Орлова выходит замуж за Андрея Берзина — чиновника Народного комиссариата. Об этой истории известно совсем уж немного. По крайней мере Орловой теперь точно не нужно работать тапером. Семья живет в большой квартире (одну из комнат в которой актриса, по воспоминаниям, превратила в своеобразный репетиционный зал). В 1930 Берзина арестуют (через четыре года освободят досрочно, в 37 — заберут опять).

Любовь Орлова — Жоржетта в спектакле «Соломенная шляпка». Музыкальный театр-студия Вл. И. Немировича-Данченко. 1927. © A. Dobrovinsky Collection

В театре Орлова играет в спектаклях «Перикола», «Девушка из предместья», «Соломенная шляпка», «Дочь мадам Анго», «Коневильские колокола» («впервые попробовала соединить танец с пением — первую песенку Серполетты я пела, танцуя на пуантах» — из воспоминаний актрисы). О желании связать на сцене танец и песню Орлова также упоминает в письмах тех лет.

Именно в этой роли актрису впервые увидит Александров, после чего и случится знакомство и ее уход из театра в кинематограф.

Любовь Орлова в спектакле «Корневильские колокола». Музыкальный театр-студия Вл. И. Немировича-Данченко. © A. Dobrovinsky Collection

Впрочем, и до Александрова Орлова пробует попасть в кино.

В воспоминаниях она упоминает, что впервые на кинопробах оказалась в 1931 году. Дебют же состоялся 1934 в фильме «Петербургская ночь» (режиссеры: Григорий Рошаль и Вера Строева). В том же году выходит фильм «Любовь Алёны» (не сохранился) — подробнее о фильмах читайте здесь. В 1934 выходят и «Веселые ребята».

«Петербургская ночь». Реж. Григорий Рошаль и Вера Строева. 1934

«Однажды Любовь Петровна рассказывала мне (мы сидели у нее в кабинете) о своих съемках в картине „Веселые ребята“. Она уверяла меня, что не было бы такой киноактрисы — Любови Орловой, не сделай ее „своими руками“ режиссер Григорий Александров. Естественно, я с этим согласилась: всегда режиссеры „делают“ актрис. „Нет, — сказала она, — вы не поверите: у меня не было лица. Понимаете? Меня нельзя было снимать“. И она рассказала, что все операторы отказались ее снимать — настолько она была нефотогенична.

Ее словам трудно было поверить: она всегда великолепно, безошибочно получается на экране. Любовь Петровна вскочила и сказала: „Я вам сейчас докажу, если вы не верите! Смотрите на мои щеки!“ — „Ну, смотрю. Очень хорошие щеки“. — „Да вы что?! Их нет. На экране они проваливались совсем. Вместо них были тени и ямы. Да что говорить! Сейчас я вам покажу снимки, которые я никогда никому не показывала. Вот, полюбуйтесь“», — это из воспоминаний Рины Зеленой об актрисе.

«Веселые ребята». Реж. Григорий Александров. 1934

«Любовь Орлова — это имя приобрело для характеристики эпохи такой же емкий смысл, как имя Веры Холодной для предреволюционного десятилетия. Любовь Орлова была не только любимой киноартисткой народа. Она была эталоном красоты, элегантности и шика, жизненным примером для подражания тысячам девушек во всем: в прическе, одежде, манере держать себя […]. Звезда кино, сколь ни прозаично это звучит, есть результат многих производных, многих векторов. Звезду — делают! И при всех персональных заслугах Любови Орловой, действительно большого и достойного мастера, „делали“ и ее. Делало ее прежде всего — Время. Время подарило Орловой трех верных помощников. Или три надежные предпосылки успеха.

Это рождение советской массовой песни, чьей идеальной проводницей стала с экрана именно она. Любовь Орлова. Это новый жанр музыкальной кинокомедии, возникший вместе со звуковым кино. Это, наконец, режиссура Григория Васильевича Александрова (1903–1983)», — это из статьи Неи Зоркой.

«Волга-Волга». Реж. Григорий Александров. 1938

Как сформулировала Майя Туровская, в советском кино нет, заклейменного за буржуазность понятия «звезды». Зато есть «жена режиссера». После «Веселых ребят» Орлова почти не снимется «не у Александрова» — у Александра Мачерета она появится в «Ошибке инженера Кочина» (1939), у Григория Рошаля в двух композиторских фильмах — «Мусоргский» (1950) и «Композитор Глинка» (1952).

Их совместные с Александровым работы 30-х — 40-х в основном рассматриваются исследователями как разработка единого образа женщины 30-х (даже если дело происходит уже не в 30-х), образа Золушки:

«„Светлый путь“ — это уже чистая Золушка: в сценарии фильм так и назывался. Орлова с тем большим наслаждением снова и снова не щадила себя в эксцентриаде, отыскивала забавную косолапость, пошмыгивания носом, комическую насупленность деревенской чумички, тем забавнее и точнее имитировала ее ухватки, чем неизбежней была минута, когда она предстанет нам в совершенстве своего, Любови Орловой, шарма, своей музыкальной и спортивной грации, всех своих многообразных умений актрисы. Нет, это совсем не тот случай, когда блестящая кинозвезда с голосом торопливо пробегает условную лесенку характера, чтобы выйти, наконец, на площадку и выдать свой коронный номер. Нет, это совсем другое. Просто Орлова знает и предчувствует в своей героине то, что свойственно лично ей, Орловой. В Орловой, какой она вышла на экран 30-х годов, была восхитительная и естественная победоносность», — пишет Вера Шитова, сравнивая Орлову с женщинами с картин Пименова и Дейнеки.

«Светлый путь». Реж. Григорий Александров. 1940

«Сюжет главных ролей Любови Орловой — это детально разработанный сквозной сюжет советского кино: провинция, окраина, периферия, двинувшаяся на центр и смещающая этот центр в процессе движения. Низ, стремящийся поменяться местами с верхом. […] Собственно говоря, сам феномен советского кино подчинен тому же сюжету: „простонародное“ увеселение, демократический балаган оказывается „важнейшим из искусств“. И вот отсюда же: в первой главной роли героиня Орловой — несуразная домработница с деревенскими косичками — в финале оказывается на сцене Большого театра», — из статьи Евгения Марголита.

«В центре сказочных фильмов Александрова — идея о том, что каждый советский человек, каким бы скромным и застенчивым он ни был в начале фильма, может добиться успеха в жизни и дорасти до самых высот, какие только возможны в социалистическом обществе», — Ричард Тейлор о советских мюзиклах 30-х.

«Светлый путь». Реж. Григорий Александров. 1940

«…если попробовать представить себе обобщенный образ советского кино 30-х годов, он, скорее всего, персонифицируется в облике Любови Орловой. Ее смеющаяся белокурая текстильщица, конечно, очаровательна. Но она заставляет все же вспомнить женщину-прол, описанную в романе Оруэлла „1984“. Прачку, которая, выстирав огромную корзину белья, развешивает его на веревках и, едва рот освобождается от прищепок, затягивает мощным контральто одну из песен, специально создаваемых для пролов музыкальным ведомством Старшего брата», — Лилия Маматова о сочетании женственности актрисы и мужественности образа пропагандистского образа.

«У Орловой была своя тема: в результате встряски человек узнает себя. Ее тема — превращение, благодаря чему человек становится тем, кем он должен быть», — Семен Фрейлих об актрисе.

Любовь Орлова

За пределами кино у Орловой с Александровым (уже не как с режиссером, а как вторым актером) был свой образ:

«Ее официальные и частные фотографии представляют собой два мира. На частном фото нам таинственно улыбается элегантная дама в мехах и шляпе. На официальных фото мы видим веселую комсомолку в пестреньком платьице и белых носочках, либо строгую даму в закрытом жакете с орденом и прямыми плечами», — из статьи Оксаны Булгаковой.

К слову о двойниках. Одним из любимых рассказов Александрова из заграничной поездки 1929-1932 гг. была история о его непосредственном участии в создании образа Марлен Дитрих в «Голубом ангеле». Отмечалась и схожесть героинь Дитрих в фильме Штернберга и Орловой в «Цирке». Подтверждением того, что Александров не заимствовал, а использовал свою же старую наработку теперь может случить обнаруженная в архиве фотография Ольги Александровой (первой жены режиссера), которую режиссер раскрасил и отправил обратно в Москву осенью 1929 года — еще до выхода картины.

Ольга Александрова — первая жена Григория Александрова. 1929. © A. Dobrovinsky Collection

Последние фильмы Орловой и Александрова скорее упоминают те, кто пишет о пластических операциях советских звезд, а не киноведы. «Русский сувенир» вышел в 1960 году и провалился в прокате, «Скворец и лира» (1974) и вовсе не был показан.

«Да, по идее, по всей простодушной видимости этот фильм бездумно продолжает традиции „шедевров“ тоталитарной эпохи — „Встреча на Эльбе“, „Заговор обреченных“, „Секретная миссия“, „Серебристая пыль“. Однако сделанный в отличие от них без страха и веры (и вообще вызывающе бесстрастно), он предстает на поверку каким-то нездоровым и даже зловещим зрелищем. Обманный, почти сомнамбулический мир, населенный бесполыми и бескровными — и тем самым заведомо неуязвимыми — существами, являет себя в этом фильме с пугающей откровенностью. Все дело в том, что мир этот, воистину мертвенный, был не вовсе мертв. Он — живая часть того мировосприятия, которое задавало тон всей советской действительности в течение десятков лет», — рассматривает Марк Кушниров последний фильм Орловой.

«Скворец и лира». Реж. Григорий Александров. 1974

В 1947 году Орлова начинает работать в театре Моссовета. Воспоминания о работе с ней оставили партнеры Фаина Раневская, Ростислав Плятт и Евгений Стеблов.

Умерла актриса 26 января 1975 года.

Чаплин
Subscribe2018
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»