18+
// Фестивали

Артдокфест-2018: 9 фильмов конкурса

В Риге идет фестиваль документального кино Артдокфест, в его конкурсе — 21 фильм; многие из них традиционно покажут в декабре в Москве, но едва ли все — показ части работ, по заявлению организаторов, «по цензурным, бюрократическим и иным причинам невозможен, или может быть сорван». Мы выбрали девять фильмов конкурса — их можно посмотреть в эти дни в Риге, не чувствуя себя в опасности.

Процесс

Реж. Сергей Лозница

 

 

В своем третьем за год полнометражном фильме Сергей Лозница возвращается к работе над хроникой. «Процесс» полностью смонтирован из документального материала (отснятого для пропагандистского фильма «13 дней», смонтированного Яковом Посельским), хотя назвать его документальным язык не поворачивается — настолько грандиозное представление разыгрывается перед зрителями. «Дело Промпартии» — один из первых показательных процессов Советской России, инициированных лично Сталиным. В Колонном зале Дома союзов признавшие свою вину инженеры-вредители, по поводу которых Горький написал незабываемое «когда враг не сдаётся, его уничтожают», подробно и охотно дают разъяснения о том, как готовили акты саботажа, тормозили индустриализацию, работали на смену строя и иностранную интервенцию. По холодным ночным московским улицам шествуют народные массы, требующие высшей меры для предателей. Кажется, все участники этого процесса знают свою роль. И знают исход процесса.

Есть минимум два аспекта, превращающих «Процесс» Сергея Лозницы в феноменальное зрелище. Во-первых, бросающееся в глаза сходство судебной машинерии 1930-х с тем, что мы видим в выпусках новостей сегодня. Сегодняшние подсудимые, конечно, не так охотно признают свою вину, но ощущение абсурда официальных речей и заключений схожее. А во-вторых, конечно, звук. Дело тут не в кропотливо озвученных (примерно как в «Блокаде» того же Лозницы) проездах и проходах из начала фильма, а в звуке 1930-го года, который записан в ходе суда для фильма Якова Посельского. Звуковое кино в это время только делает первые шаги, но тут мы имеем дело в подробнейшей документальной съемкой — все оговорки, чихи, неловкости и паузы тщательно отрепетированных речей зафиксированы. В это молчание между слов и предлагает вслушаться Лозница.

 

Дельта

Реж. Александр Течинский

 

 

В дельте Дуная, на границе Румынии и Украины с середины XVIII века стоит городок Вилково, улицами в котором всегда служили каналы-ерики, а лодка всегда ценилась куда выше повозки. КВ 1962-м в своем небольшом очерке для «Литературной газеты» Окуджава окрестил Вилково «советской Венецией». Наверно, не он первый. Но за прошедшие полвека та Венеция, заселенная когда-то почти одними староверами-липованами, успела подрастерять свой неповторимый шарм. Большую часть каналов засыпали, а жизнь богаче не стала. «Дельта» Александра Течинского — пристальный, лишенный туристического очарования (а оно, что уж там, свойственно и Окуджаве), подробный взгляд на современный город Вилково, жители которого стоят древлеправославные службы, собирают в зимние месяцы камыш на продажу, выживают как могут и хоронят своих по заведенным от века правилам. Снят этот заповедный мир с такой живописной красотой, что фильм стоит посмотреть хотя бы из этнографического интереса.

 

Осколки звезд сорвутся с неба и исчезнут

Реж. Петр Старостин

 

 

Это кино бьющее под дых, нарушающее табу, настолько откровенное, что во время просмотра может стать по-настоящему неловко. А после еще долго будешь терзаться вопросом: а этично ли было показывать то, что было показано? Все начинается с известия о смерти. Режиссер узнает от отца о том, что не стало матери, Ольги. Покойной было всего 59 лет, но сама себя она считала старухой и давно схоронила заживо. Из дома почти не выходила, пила, к врачам не обращалась. Фильм идет в двух направлениях: с одной стороны, рассказывает о посмертных хлопотах (жутковатая машинерия русской похоронной индустрии); с другой, пытается разобраться: как же так вышло, что мама ушла так рано. Что случилось? Сделанный весьма скромными средствами фильм Старостина — своего рода психотерапевтический сеанс, разговор, который ведут между собой близкие люди, решившие все-таки сказать друг другу очень неприятные вещи: в ход идут съемки из домашнего архива — нелепый семейный праздник 31 декабря 2017 года, где еще живая Ольга рассказывает на камеру о своих обидах, дежурные тосты перемежаются с длинным интервью, которое дает на камеру отец режиссера. Постепенно складывается жутковатый пазл ответов, которые никто не хотел бы услышать.

 

Обстоятельства места и времени

Реж. Дмитрий Кабаков

 

 

«Наша семья переехала сюда, когда мне было три года», — начинает закадровый рассказ режиссер, окидывая взглядом с высоты полета квадрокоптера подмосковный поселок. Отправной точкой для своего фильма он выбирает один из соседних домов, будто бы случайный. Здесь живет семья трудовых мигрантов из Таджикистана: муж разнорабочий без образования, жена готовит лепешки и продает насвай. А еще — много детей, которых не хочет принимать сельская школа. Дмитрий Кабаков фиксирует попытку этого семейства освоиться на чужой земле, но не менее важно для него — понять, что вообще значит своя/чужая земля. Взгляд с квадрокоптера позволяет с уверенностью говорить: «Людей не видно, их как будто нет. И нет наших земных заборов. Есть единое пространство. Есть свобода, ограниченная временем полета». В финале, завершая полет, на землю садится парашютист — словно занесенное сюда ветром семя, которое либо прорастет, либо земля его не примет.

 

Книга моря

Реж. Алексей Вахрушев

 

 

Фильм этот готовился долго, задуман был амбициозно: Вахрушев, который уже много лет снимает этнографические сюжеты о Чукотке, соединил в фильме две линии. В документальной — требовательные к съемочной группе кадры охоты на китов в Беринговом проливе. В анимационной — чукотский миф о женщине и ките. Забавным образом, фильм этот стал практически крещением в документалисты Руслана Федотова, чьи «Песни для Кита» в этом году получили награды фестиваля «Послание к человеку».

 

Едоки картофеля

Реж. Дина Баринова

 

 

И снова родная земля, но без закадровых доводов, в максимальном укрупнении, при котором разговор зачинается сам собой. Мы становимся свидетелями нищей деревенской жизни семьи Сергея, его детей и отца с матерью. В кадре не встретишь ни одной прямой линии — покосившийся во все стороны разом дом, размытые временем контуры вроде бы знакомых предметов, на ковре пришпилен «бессмертный полк» этой отдельно взятой семьи. «Едоки картофеля», разумеется, отсылка к картине Ван Гога, фундированная тем, что Сергей и его семейство действительно живут на картошке и капусте, не имея средств на что-то лучшее, но на самом деле проявляющая себя именно в этой кривизне — вещей, местности, лиц — которая сопутствует крайней бедности. И фильм, и название оценили на родине художника, и через месяц «Едоков» покажут на важном амстердамском фестивале IDFA.

 

Робин Чикас

Реж. Денис Слепов

 

 

Молодые медики Вика и Карина приехали в Гватемалу, чтобы строить здесь клинику и лечить жителей. В этом нет айболитовского альтруизма: девушки обустраивают и свою личную жизнь, и включаются в авантюру, свойственную их решительному характеру и возрасту. Если верить героиням, режиссер Денис Слепов сомневался в поездке из-за вируса Зика, но все-таки поехал и нашел удивительный материал: боевые девушки, столкновение русских характеров и гватемальского колорита (показанного в том числе через перечисление диагнозов), постоянное смешение языков, предугаданное волонтерскими футболками, задорно заявляющими, что «время пришло». Местами зачарованность этой фактурой будто бы берет над режиссером верх, но большую часть времени ему все-таки удается удержать дистанцию.

 

Сын

Реж. Александр Абатуров

 

 

Фильм Абатурова был впервые показан в этом году на Берлинском кинофестивале, и посвящен двоюродному брату режиссера, который служил в спецназе и несколько лет назад погиб во время операции в Дагестане. Абатуров с камерой восстанавливает его путь — учебку, экзамены, службу — надеясь тем самым не то справиться с потерей, не то осмыслить то, чем занимался его брат. Читайте наше интервью с режиссером об этом личном и тревожащем фильме.

 

Наш новый президент

Реж. Максим Поздоровкин

 

 

Сатирическое наблюдение за тем, как российское ТВ «присваивало» себе Трампа, растревожило зрителей Сандэнса, которые в тот момент уже были страшно взволнованы «русским следом» в президентских выборах. Прозрачность становится уязвимостью, fake news побеждают, из Ольгино передают: Трамп — наш.

Охотник
Subscribe2018
Канны
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2019 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»