18+
30 МАРТА, 2018 // НОВОСТИ

Дайджест: «ВМаяковский»

Подготовил Никита Смирнов
Дайджест: «ВМаяковский»

Сегодня отношения между искусством и политикой, а также между высоким искусством и массовой культурой остаются по существу столь же проблематичными, как и в эпоху Маяковского. В этом смысле фигура Маяковского выступает сегодня и как обещание, и как предостережение. Как обещание, поскольку пример Маяковского показывает, что попытка преодоления современных культурных разрывов является возможной и может даже оказаться успешной. Как предостережение, поскольку эта попытка неизбежно ведет поэта или художника к социальному и культурному одиночеству. В фильме Александра Шейна показана драма одиночества поэта внутри ситуации социального успеха. В этом смысле фильм этот не только о Маяковском, но, скорее, о парадигматической судьбе поэта и художника в эпоху культурных и социальных разломов.

Борис Гройс, сайт фестиваля «Территория»

 

● ● ●

Рассказ об одном из главных авангардистов ХХ века ведется соответствующим авангардным языком. Ведущие российские актеры не делают вид, что погружаются в бездны психологии своих героев, скорее примеряют их на себя — то используя элементы (нарочито грубого) грима, то полностью от него отказываясь и представая в собственных костюмах, сидя за круглым столом за читкой сценария. Одного и того же персонажа играет сразу несколько исполнителей: Лилю Брик — Чулпан Хаматова и Людмила Максакова, комиссара госбезопасности Якова Агранова, одного из организаторов массовых репрессий 1920-30-х годов, закончившего жизнь на расстрельном полигоне «Коммунарка» — Евгений Миронов, Никита Ефремов и даже художник-акционист Петр Верзилов, одно из последних увлечений Маяковского Татьяну Яковлеву — Мириам Сехон, Надежда Михалкова и Софья Заика. В заглавной роли, впрочем, энергично солирует Юрий Колокольников — для актера работа в этой картине не меньший прорыв, чем участие в «Играх престолов».

Стас Тыркин, «Комсомольская правда»

 

● ● ●

«ВМаяковский» — конструктор, который собирается на наших глазах. Колокольников—Маяковский — открытие фильма. Дело не только в схожести. Он — воплощение мучительного поиска собственного голоса («Не из себя! В себя», — учит Маяковского Лиля Брик Чулпан Хаматовой). Он — актер, пытающийся влезть в шкуру поэта. В его обожженное нутро. И в «пресволочнейшую штуковину» — поэзию. Когда Колокольников стягивает пластический грим с лица — кажется, срывает кожу.

Лариса Малюкова, «Новая газета»

 

● ● ●

«Коммерсант»: Работая в сценарной группе Фонда кино, я читал сценарий фильма «Маяковский», и он был написан как совершенно классический байопик. Как вышло, что он трансформировался в проект «Атлас ВМаяковский»?

Александр Шейн: Эта история начиналась как классический полуторачасовой фильм лет десять назад, а сейчас сюда входят несколько фильмов, наш исследовательский архив, газета и еще много всего. Десять лет прошло от замысла фильма до появления «Атласа», но это не была непрерывная работа над одной кинокартиной — я останавливался, утыкался в тупики, сворачивал в другую сторону. В это время появлялись другие фильмы, происходили встречи, которые определяли дальнейшее движение этого сюжета. И вот в результате долгий путь оформился сейчас в «Атлас ВМаяковский», это не выставка современного искусства, не кинофильм и не музей, а соединение всех этих элементов, и даже еще нескольких, например театра, в тех пропорциях и объемах, которые нам кажутся важными. «Атлас ВМаяковский» — наша лаборатория, где мы предлагаем зрителям метод для изучения времени и истории искусства, который сложился в результате десятилетия наших «полевых исследований». Мы хотим отправиться вместе со зрителями в путешествие, где первое поколение русских авангардистов встречается со вторым, Владимир Маяковский — с Виктором Цоем. И расскажем, при чем тут, например, Северная Корея, в которую мы ездили с артистом Юрием Колокольниковым.

Интервью газете «Коммерсант»

 

● ● ●

Александр Шейн: Маяковский привлек меня в первую очередь тем, как на протяжении его короткой жизни и куда более долгой жизни после смерти происходила миграция образа, миграция смысла. Потому что через изменение во времени одного и того же образа можно узнать, понять этику времени.

В этом смысле очень характерна фигура Прометея. По отношению к ней можно понять, кто находится у власти. В демократической, свободной среде Прометей — герой, а если на улице тоталитаризм и религиозная ортодоксия, то Прометей — враг, он нарушает, ломает вертикаль.

И таким образом, сопоставляя время и отношение к образу, его трактовку, я и строил картину.

Интервью BBC

© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»