18+
11 МАЯ, 2018 // НОВОСТИ

«Лето» Серебренникова. Зарубежная пресса о фильме

«Лето» Серебренникова. Зарубежная пресса о фильме

Джонатан Ромни, Screen International

«В фильме присутствует целомудренная, медленно прогорающая романтическая линия между Наташей и Виктором. Хотя она и говорит меньше окружающих ее многоречивых мужчин, Наташа, через сдержанное, но трогательное исполнение Старшенбаум, оказывается в эмоциональной сердцевине фильма.

Если чем фильм и способен скорее изнервировать, чем вовлечь фанатов рок-музыки, так это своими странными стремлениями разорвать реалистические узы. Здесь есть краткие, снятые как будто на „супер-8“ цветные вставки, и несколько фантазийных эпизодов — с анимированными ретро-царапинами выделки Дмитрия Булгакова — в которых актеры начинают исполнять каверы известных хитов. Помимо изобретательно переработанной версии All the Young Dudes, в песнях преобладает неотесанный дух музыкальных автоматов: полный автобус запевает The Passenger Игги Попа с сильным русским акцентом, а стычка в поезде перерастает в Psycho Killer».

 

Гай Лодж, Variety

«Фильм отличает противоречивое сочетание строгости и избыточности. Значит, продавать „Лето“ международным дистрибьюторам будет непросто — даже тем из них, кто решился на предпоследний, более суровый фильм „Ученик“. И это несмотря на славу попавшего в тяжелую ситуацию режиссера, для которого „Лето“ стало первой попыткой участия в каннском конкурсе. „Лето“ он представляет на Круазетт in absentia, потому как с прошлого года помещен в России под домашний арест по обвинениям в коррупции, которые всячески пытаются оспорить его творческие коллеги. „Лето“ не столь открыто политический фильм, как „Ученик“, но и это — яркий пример свободы художественного выражения, какую только мог себе сейчас позволить Серебренников. Нет ни лишней сдержанности, ни скованности в том, как фильм чествует музыкантов, в свою очередь тоже не получавших ни поддержки, ни свободы действий от советского правительства».

 

Дэвид Эрлих, IndieWire

«Лучше всего „Лету“ удается извлечь определенное настроение, законсервировать энергию, которую оставляли после себя такие люди, как Виктор и Майк. Учитывая, что Серебренникова под конец съемок посадили под домашний арест (за „растрату“, но фактически лишь за то, что он был одним из самых эффективных недругов при Путине), нетрудно понять, отчего ему захотелось рассказать о любимейших для России революционерах. Точно так же понятно, откуда берется его (чрезмерное) рвение идеализировать их готовность воссоединиться с Западом — это приводит к набору кавер-номеров, слащавых настолько, что в памяти возникают (и заставляют содрогнуться) сцены из „Через вселенную“ Джули Тэймор».

 

Питер Брэдшоу, The Guardian

«В фильме немало сцен, в которых все раздеваются на пляже, обнажая свои тела из эпохи, предшествовавшей буму тренировочных залов 1980-х. Но в основном „Лето“ про разговоры, курение и тусовки — что, несомненно, является верным отображением сути русского рока в начале 1980-х. И были моменты, когда я думал, что фильм, похоже, будет тянуться и тянуться, никуда не приводя или будет идти по кругу, как гитарное соло на прог-рок-альбоме того типа, о котором в этом фильме никто никогда не сочтет необходимым упомянуть. Майк начинает размышлять о своих карьерных возможностях (что, кстати, является названием песни группы The Clash, подумать только) и размышляет, возможен ли прорыв в Америку — эта вечная мечта — да и нужен ли он ему, учитывая, что он весьма доволен своей солидной репутаций в скромном мирке русского рока: „Быть в болоте — это нормально, если ты жаба номер один“.

В заключительных титрах фильма косвенно намекается на раннюю смерть Майка и Виктора, но картина оставляет открытым вопрос о том, смогли ли они оба полностью реализовать свой музыкальный потенциал; оба они остаются личностями весьма непрозрачными. „Лето“ — фильм с некоторыми замечательными моментами, и с частями, которые легко забыть — словом, как альбом с одним или двумя замечательными треками».

© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»