18+
10 ИЮНЯ, 2018 // НОВОСТИ

Кинотавр-2018:
Поколение «Не»

<strong>Кинотавр-2018:</strong><br /> Поколение «Не»

К четвергу мы так истосковались по конфликтам внутри программы, что как-то сама собой образовалась пара «Кислота» Александра Горчилина — «Подбросы» Ивана И. Твердовского.

«Кислота» Александра Горчилина, ученика Кирилла Серебренникова, начинается со сцены гибели «Ученика» Серебренникова, Петра Скворцова. Снят пролог затылочными планами в пурпурных тонах — однако быть Ноэ долго Горчилин не собирается, меняя тембр то на Ван Сента, то на усредненный бытовой сериал канала ТНТ. Это, кстати, большая беда нынешнего отечественного кино, где драматический пар постоянно выпускают путем житейского комикования — в одну из ссор мама главного героя жалуется, что «все ее мантры и медитации сейчас пошли насмарку», в другой раз спорит с бабушкой из-за котлеток: гляди, зритель, и здесь проблема поколений! Впрочем, самые злые реплики у драматурга Печейкина припасены для поколения главных героев. «Им что ангел, что АИГЕЛ» — заключает батюшка ближе к финалу.

Помимо гибели героя Скворцова, в фильме есть еще несколько продиктованных юношеским максимализмом эпизодов (скандал на похоронах, суицид на пробу, провальная сцена в церкви), но вообще-то это намеренно бесцельное кино о позолоченной московской молодежи, не ведающей, к чему себя приложить. Эту растерянность транслировал со сцены и режиссер Горчилин, произнесший речь о некоем «почти что родственнике», который «не смог» приехать на фестиваль, но «нам надо больше стараться», чтобы «все было хорошо».

Куда более прямолинейное высказывание — наверное, поэтому в последующих обсуждениях фильмы сошлись встык — «Подбросы», уже третий полный метр 29-летнего Ивана И. Твердовского. После долгого вступительного плана — ночь, женщина, младенец, бэби-бокс — мы оказываемся в интернате с уже почти взрослыми «подбросами». За одним из них, Денисом, приезжает мама Оксана — вроде бы забрать «в увольнительную» на пару дней, на деле же они сбегают жить в ее московскую квартиру. Там Оксана предлагает Денису работу: за хорошие деньги его подбрасывают под машины различных бизнесменов. Такова нехитрая, однокоренная параллель, которую на всякий случай вербализует персонаж Максима Виторгана: «люди делятся на две категории: тех, кто подбрасывает, и тех, кого подбрасывают».

На фоне прочих сочинских показов «Подбросы» отличаются сюжетной прямотой. Тут есть вполне понятные пункты А и Б, и Твердовского редко заносит в сторону, а когда заносит, производными становятся наименее удачные сцены — например, данный в рапиде (еще одна вредная привычка отечественного кино) монтаж судебных заседаний с подсадными лицами. Не срабатывает и задуманная скандальной сцена: подобно недавнему художнику из «Дара», мать Дениса решает отправить малую нужду на улице — но, в отличие от художника, какого-то внятного портрета из этой деятельности у Твердовского не выходит. Достоверного сотрудника ДПС кроет надуманная сцена вечеринки чиновников-оборотней на фоне российского флага. Убедительного главного героя кроют маловероятно умудренные директор интерната и персонаж Виторгана. «Подбросы» уже не вызывающее кино Твердовского. А какое? Внятного ответа фильм не дает.

Читайте также:

Кинотавр#1
Кинотавр#2
Кинотавр#3
Кинотавр#4

© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»