18+

Подписка на журнал «Сеанс»

6

C ярмарки

Однажды один человек, чувствуя голод, сидел за столом и ел котлеты, А рядом стояла его супруга и все говорила о том, что в котлетах мало свинины. Однако он ел, и ел, и ел, и ел, и ел, покуда не почувствовал где-то в желудке смертельную тяжесть. Тогда, отодвинув коварную пищу, он задрожал и заплакал.

Даниил Хармс. «Страшная смерть»

Сочи. Октябрь. Недоступная «Жемчужина». Независимый кинорынок. Независимость провозглашена учредителем -фирмой «Подмосковье» и оплачена генеральным спонсором-компанией «Амерус Энтерпрайсез».

Страницы книги отзывов до последних дней оставались чистыми. Но о безупречной организации рынка в кулуарах рассуждали много и охотно. Забывая про унылый дождь, который зарядил на второй день и моросил всю неделю — с великодушными паузами для коротких морских прогулок.

Ударным трудом превратим Сочи в показательный курорт!

Привет участникам и гостям первого независимого кинорынка отечественных фильмов в рамках фестиваля «Кинотавр»!

транспаранты на городских улицах

АНАТОЛИЙ ГРЕБНЕВ, драматург

Мне неловко. Живу в европейском отеле, куда никогда в жизни бы не попал. Меня кормят дорогими продуктами. Мы с друзьями шутим за столом, что половину можно смело отправлять в Москву в качестве гуманитарной помощи. Бизнес-клуб, бассейн, развлекательные программы… Только одно отличие: тебе не говорят «гутен таг». В Германии, если ты вошел в кабину лифта и поздоровался, тебе обязательно ответят улыбкой и вежливо пропустят. А здесь ребята работают локтями и никакого «гутен тага» нет.

ВИКТОР МАТИЗЕН, кинокритик

Кормят хорошо — это первое. И самое главное на кинорынке. Опять же выпивки много. Организаторы щедрые — что и говорить…

Редкие сбои вносили некоторое разнообразие.

Накануне открытия забыли встретить последнюю группу гостей и участников. Марк Рудинштейн строго предупредил виновных. На следующий день не выслали автобус за Андреем Разумовским. Марк Рудинштейн вспылил и разогнал половину транспортного бюро.

В результате пострадал опоздавший режиссер Евгений Татарский.

ЕВГЕНИЙ ТАТАРСКИЙ, режиссер

Никто не встретил — это в порядке вещей. А у меня с собой три яуфа. Взял такси за сто рублей, прихал в гостиницу. Разместили. Утром постучались: «Картина у вас?» -“У меня.” — «А вы не могли бы ее…» — «Нет, не мог бы. Я все-таки режиссер, а не такелажник.»

Оказалось — и такелажник тоже. Потому что пришлось взять эти три яуфа и отнести их в аппаратную. Теперь жду, когда фильм покажут. Потом потащу назад. Нет, я ничего другого и не ожидал, просто интересно было посмотреть: нормальный советский кинорынок или нет?

Нормальный. Советский.

Просмотры — с девяти утра и до позднего вечера. Иногда за полночь.

— Марк Григорьевич, программа такая напряженная, что нормальные прокатчики не выдерживают…

— У нас нет нормальных прокатчиков.

Из диалога на пресс-конференции

В программе сочинского кинорынка — около 70 фильмов и рекламных роликов (некоторые фирмы из стратегических соображений предпочли своих фильмов полностью не показывать). В среднем — по 10 фильмов в день. Прокатчикам не привыкать. Ожидалось, что на кинорынке в Москве фильмов будет в два раза больше. К тому же прокатчик — зритель специфический и почти никогда не смотрит фильм до конца. Ему через десять-пятнадцать минут ясны достоинства предлагаемого товара. Продавцы тоже не спешили знакомиться с продукцией конкурирующих фирм.

Зал наполовину пустовал. Порой к финальным титрам оставалась лишь горстка журналистов и экспертов, вынужденных отбывать повинность по долгу службы. Иногда им составляли компанию вальяжные гости из южных стран и республик, густо заселившие многоэтажную «Жемчужину».

ПРОКАТЧИКИ

Прокатчики на кинорынке были представлены разнообразно: от высших эшелонов власти (начальство из кино-видеообъединений) до рядовых (директора городских кинотеатров). Но разнообразие это было скорее качественным, нежели количественным: в Сочи прибыло куда меньше покупателей, чем ожидалось. Некоторые регионы еще существовавшего тогда Союза вообще представлены не были. Находились отдельные скептики, которые утверждали, что визиту большинства прокатчиков кинорынок всецело обязан комфорту «Жемчужины», прогулкам по взморью и терпимыми — в сравнении со столичными — ценами на (колхозном) рынке. «Никто не против отечественного кино, но кассу делает кино западное. А наши фильмы можно увидеть и на других рынках».

АНДРЕЙ РАЗУМОВСКИЙ, режиссер и продюсер

Мне как продавцу очень сложно — слишком мало покупателей. Прокатчики растерялись. Рынков стало много, а аккредитация — это не дешевое удовольствие. Не каждая фирма может позволить себе выложить подряд несколько тысяч.

ИННА ЩЕРБАНЬ, директор киновидеосети

Кинорынок ожиданий не обманул, потому что кинорынка не получилось. Мне трудно определить то, что мы здесь смотрим. Я лично уезжаю с головной болью. Этих фильмов не куплю и не представляю, кто их может купить. Здоровые люди добровольно смотреть их не пойдут…

Нужно надеяться на естественный отбор. И на то, что кино наше сохранится. А то ведь надоели уже всем американские фильмы. Надоели.

Сочинский кинорынок заканчивал работу 30 октября. Через две недели открывался кинорынок в Москве. А в первых числах декабря — кинорынок в Киеве…

ПРОДАВЦЫ

Среди продавцов выделялись три основных категории. Первые представляли на кинорынке фильмы собственного производства. Вторые — посредники, которые приобрели картины у студий и теперь предлагали их для продажи. Третьи совмещали в себе тех и других, поскольку торговали и своими фильмами и приобретенными. Многие прокатчики не скрывали, что приехали в Сочи не с тем, чтобы покупать фильмы, а с тем, чтобы осмотреться и оценить ситуацию. Но и те, в чьи планы покупки входили, порой уезжали ни с чем. Что было прямым следствием политики, которую на рынке проводили в жизнь продавцы.

Главная задача владельцев состояла в том, чтобы найти посредников и продать им фильм на корню. Владельцы-посредники искали новых посредников — для выгодной перепродажи.

Продавать копии по регионам не торопились. В конце концов, картину можно выставить на несколько рынков подряд. И только если она не будет куплена (или перекуплена) — имеет смысл приступить к продаже копий.

…Что касается стоимости моей картины, то покупатели могут рассчитывать примерно на 4 миллиона. Мне сказали, здесь дешевле никто не продает…

Из выступления Андрея Разумовского перед просмотром фильма «Гениальная идея»

ПЕРЕКУПЩИКИ

Представители столичной кинокомпании «Most», закупившей для проката «Дневную красавицу» Бунюэля и «Ночного портье» Лилианы Кавани, сокрушались, что «Ленфильм» не представил на кинорынок «Молодую Екатерину». Они имели на нее виды. Правда, по слухам, которые до них дошли, Голутва требовал очень много — 7 миллионов. К слову сказать, ни одна из студий киноассоциации «Ленфильм» не продавала свою продукцию на сочинском кинорынке. Редкими петербургскими фильмами торговали посредники. Исключение составляла только независимая студия «Панорама», скромно предлагавшая вниманию покупателей последние копии фильма «Мы странно встретились…» и лиценз на прокат «Арифметики убийства».

ВИКТОР МАТИЗЕН, кинокритик

Ощущение такое, что люди, которые здесь собрались, в кино не смыслят вообще. Но поскольку их дело — купить и перепродать, а количество лохов в стране совершенно необозримо, то почему бы одному лоху не купить подешевле и не продать другому подороже? Вот все так и поступают. И это нормально — почему бы и нет? Скажем, я покупаю у студии картину за три миллиона. Студия на этом имеет тысяч пятьсот. Значит, моя задача — вовремя купить и перепродать другому. А он уж пускай расхлебывает. Но вот как это расхлёбывается потом на уровне кинотеатров, понять совершенно невозможно.

Очень увлекательно проследить судьбу фильма от самого начала до последней копейки — откуда что берется и куда уходит. Но сие тайна великая есть. Копии расходятся туда, расходятся сюда, деньги перебрасываются с одного на другое, проценты, статистика — и ничего невозможно понять.

Владельцы фильма «Моя морячка» с Людмилой Гурченко в главной роли оценивали его в 5 миллионов.

ЕВГЕНИЙ ТАТАРСКИЙ, кинорежиссер

Моих «Пьющих кровь» продает агентство «Метакон», которое купило их за четыре с половиной миллиона. А здесь эти ребята мне говорят: «Когда заикаемся о четырех миллионах — все в обморок падают». Но я-то знаю, что у них есть покупатель в Москве — он готов дать и больше.

Только боюсь, что мой фильм на экраны так и не выйдет. Его можно бесконечно продавать и перепродавать в надежде сшибить лишние полмиллиона. Желательно наличными. К примеру, четыре с половиной безнала плюс полмиллиона наличных. Вот тогда все будет о’кей.

Если кто и решался на продажу копий по регионам, то цену назначал непомерно высокую.”Фора-фильм” просила за прокат фильма «Сукины дети» в Чукотском крае 35 тысяч рублей, а в Калужской области — 28 тысяч (без учета стоимости самих копий). Прокатчики из Калуги тщетно пытались объяснить, что свыше 15 тысяч для их области- нереально.

Кинокомпания «ТИС-кино» оценила прокат фильма «Царь Иван Грозный» в Запорожской области в 45 тысяч рублей. Запорожцы от неожиданности опешили.

Черкассы — городок небольшой. Два кинотеатра по 400 мест. Человек сто за сеанс — больше на советских фильмах не бывает. 4 сеанса в день (в кино ведь только вечером ходят). А сколько можно крутить наш фильм? От силы — неделю. Вот и считайте. Дай Бог, 25 тысяч. А просят куда больше…

Из монолога прокатчика

У прокатчиков — свои профессиональные секреты: переброска копий по киноточкам и тому подобное. Иные режиссеры утверждают, что одной копии хватает чуть ли не на 800 сеансов. В ответ прокатчики обвиняют их в некомпетентности — более 500 сеансов пленка не выдерживает. А если иметь дело с сельскими передвижками, которые нещадно рвут перфорацию и царапают пленку, — и того меньше.

Некоторые фирмы готовы были ус¬упить копии на регион только в пакете с копиями других картин. Компания «Хоре» предлагала две копии фильма «Курица» с нагрузкой в виде двух копий фильма «Дура» (все вместе — за 145 тысяч).

МП «Фламинго», купив у петербургской студии «Троицкий мост» права проката фильма «Лох — повелитель воды» с Сергеем Курехиным в главной роли, теперь не знало, как этим правом воспользоваться. «Ваш Курехин — столичная знаменитость. Провинции его имя ни о чем не говорит». Критики пожимали плечами и наобум советовали купить до кучи копию документальной картины «Диалоги» с Сергеем Курехиным и Борисом Гребенщиковым и прокатывать фильмы вместе. «Да, конечно, Гребенщикова в провинции знают лучше…» Но желающих на «Лоха» так и не находилось.

Однако бизнесмены из «Фламинго» решили времени даром не терять и развили бурную деятельность по продаже кинобилетов. Билеты пользовались большим успехом, потому что с бумагой трудно, а они нужны всем. Причем миллионными партиями. У «Фламинго» партия была не слишком большой.

Раньше при подобной сделке продавец имел пятак с одного билета, а теперь в три раза больше. При цене от рубля двадцати до рубля восьмидесяти. Впрочем, «Фламинго» прекрасно понимает, что эти цены безнадежно устарели. Давно пора уже печатать на билетах другие цифры.

Продюсерская фирма «Савин-фест» изо всех сил старалась привлечь внимание покупателей к своему товару — фильмам с участием экстрасенса Геннадия Руцко «Я говорю на языке неба» и «Сеанс». В красках расписывались достоинства обеих картин и выгоды, которые сулит их всесоюзная премьера.

РЕКЛАМА

Впервые в истории кино уникальная, исцеляющая кинопрограмма!!! Тысячи благодарственных зрительских писем — таких как: “…после сеанса почувствовала себя очень легко и свободно. Шла домой — просто летела…

из рекламной аннотации к фильмам «Я говорю на языке неба» и «Сеанс»

Прокатчики не спешили исцелить зрителей и разбогатеть с помощью сеансов всемогущего Геннадия Руцко.

Рекламная продукция разнообразием не отличалась. Большинство офисов — на одно унылое лицо. Стол с вечной бутылкой минералки. Аляповатый плакат, прихваченный по четырем углам пластырем. Иногда — хвалебные рецензии из провинциальных газет.

Фирма «Подмосковье» могла на правах хозяина развернуть широкую рекламу своей продукции, однако этими возможностями не злоупотребляла. Но ролик «Циников» — фильма, производство которого финансировал Марк Рудинштейн, — крутили едва ли не ежедневно.

Что будет, если говорящую обезьяну будут воспитывать жулики? Да еще поблизости окажутся собака-вор, кровожадный сторож-крокодил, чересчур нервный попугай и тигр. Словом, Армен Джигарханян, Татьяна Догилева, Валерий Золотухин и Борис Новиков с Михаилом Кокшеновым готовы порадовать зрителя забавной приключенческой комедией.

из рекламной аннотации к фильму «Говорящая обезьяна»

Оригинально и смешно, как все рязановское. Весь смак в игре людей и обстоятельств. Все звезды комедии у нас!..

из рекламной аннотации к фильму «Небеса обетованные»

История жизни дворянского общества XIX века с элементами мистики. Любовь, дуэли, тайные события. Невероятно захватывающе.

из рекламной аннотации к фильму «Пьющие кровь»

Хорошее настроение гарантирует маститый режиссер-комедиограф Алла Ильинична Сурикова!

из рекламной аннотации к фильму «Чокнутые»

БИРЖА

Известие о планах по созданию кинобиржи посеяло среди бизнесменов смуту. Одни были обеими руками за, другие — категорически против. Немногочисленные третьи — журналисты и критики — по мере сил пытались понять, о чем идет речь.

— Мы не собираемся изобретать велосипед. Биржа будет местом для торгов.

— Как же его не изобретать, если нигде в мире кинобирж не существует?

— Схема будет традиционной. Брокерские места, акции. Сегодня в кино предложение превышает спрос. Пока фильм ищет своего покупателя — усиливается инфляция. Цены растут. Прокатчики боятся рисковать. А если торгов будет больше — цена сразу начнет падать. Продюсер быстрее вернет потраченные деньги и вложит их в производство.

— А чем тогда это отличается от постоянно действующего кинорынка?

— Затея с кинобиржей абсолютно абсурдна и выдает полное незнание существа вопроса. Кинобиржи в принципе быть не может. Кино — это вкусовой товар. Ввести здесь систему брокеров — только взвинтить цены.

— Мы будем продавать аппаратуру, сценарии, актеров, съемочные группы, фильмы…

— Кто такие «мы», от лица которых нам объявили о создании кинобиржи? Вы покупаете пленку и нам продаете? Вы покупаете фильмы и нам продаете?

— Биржа должна стать всемирной. Мы пригласим зарубежных брокеров. Оснастим биржу компьютерной сетью. Будем выпускать биржевые газеты. Создадим специальную службу по охране от видеопиратства…

— Может быть, вы предложите еще и акушерские услуги?

— Выборы учредителей были кулуарными. Это — новая монополия. Новая номенклатура. Мы еще поборемся. Наша фирма гораздо солиднее вашей, но мы не устраиваем помпы. Я покажу вам свои банковские документы…

— С удовольствием ознакомлюсь. Все ваши барыши-от проката второсортного западного кино…

— Главным товаром должна стать информация. Необходимо создать банк информации, чтобы не снимали одноременно трех «Иванов Грозных». В догонку четвертому — эйзенштейновскому. Основать при бирже фонд некоммерческого кино…

— Фонд некоммерческого кино? Давайте сначала разбогатеем.

— Во всем мире через биржу проходит только пятая часть товаров. Остальное — через посредников. 50 тысяч за брокерское место может заплатить только очень крупная фирма. Скоро придут новые хозяева, новые продавцы…

 — Мы пришли. Мы уже здесь.

ЛИШНИЕ ЛЮДИ

ЕЛЕНА СТИШОВА, кинокритик

Это все нужно пережить. Эту безнадежную люмпенизацию нашего кино. Ни в коем случае нельзя ничего уничтожать или запрещать, но и брезговать этим кинематографом критика не имеет права. О нем нужно говорить вслух.

АНАТОЛИЙ ГРЕБНЕВ, драматург

Новые люди, которые пришли в кино, новые начальники… Их не уговоришь и не обманешь, как прежних. Они круто диктуют свои условия Бот если бы нашлись сознательные люди среди тех энергичных бизнесменов, которые заполнили этот кинорынок… если бы нашлись новые Морозовы и Третьяковы — они не остались бы в накладе. Боюсь ошибиться, но, по моему ощущению, таких людей здесь нет.

АННА КАГАРЛИЦКАЯ, кинокритик

Оказывается, ничего не изменилось — просто поменялась конъюнктура. Вместо передовиков труда и аппаратчиков появились проститутки и мафиози. Те же самые сюжетные схемы, только вывернутые наизнанку. Те же люди управляют кино — теперь они заседают в кабинетах банков и контор.

Очень хочется хирургического вмешательства. Очень хочется призвать пятерых варягов сроком на пять лет и беспрекословно им подчиниться, забыв про нашу советскую гордость. Может быть, тогда и у нас что-нибудь получится. Только звать нужно не тех людей, кто выступает здесь от лица разного рода мифических западных компаний — а настоящих. Если уж изменять себе, то до конца.

ВЛАДИМИР ВАЛУЦКИЙ, драматург

Сумасшедший дом, и ничего больше. Впрочем, я давно уже перестал понимать, что происходит в нашем кино. Более всего я не понимаю, как я сюда попал и кому здесь нужен. Приехав сюда, я нарушил свой главный принцип самозащиты — неучастие и непричастность. Может быть, сказалось все еще живое любопытство?.. Но оно очень скоро было удовлетворена.

ИРИНА ШИЛОВА, киновед

Для меня любой прокатчик — враг искусства. Он почитает таковым меня. Кинорынок — это общение с людьми, которых мы не знали и знать не хотели, что их надо знать.

АНАТОЛИЙ ГРЕБНЕВ, драматург

Этим полукустарным объединениям и фирмам несть числа. И все они существуют за наш счет. За счет кинематографа, который — хорош он или плох — можно назвать серьезным. За счет нашей пленки, которой всем не хватает. За счет наших актеров, которых потом не заманишь в наши картины на нормальные гонорары. И которых я очень хорошо понимаю — они не в силах устоять перед соблазном заработать… Хотя они очень рискуют именем и репутацией, а в большинстве случаев — неоправданно рискуют.

Я в растерянности. Такого парада чудовищного кино я никак не ожидал. К сожалению, и я причастен ко всему этому.

Участвуя в разработке новой модели, я вместе со всеми наивно полагал, что рынок поможет нам избавиться от несвободы. Что рубль, которым проголосует или не проголосует зритель, станет истинным мерилом. А получилось, что мы из одной несвободы попали в другую…

Мы все время боимся прослыть ретроградами и консерваторами. Наверное, правильно боимся. Но я смотрел эти фильмы — и ловил себя на мысли, что тоскую по тем трижды руганым временам, когда такое кино можно было запретить.

ТУСОВКА

ВИКТОР МАТИЗЕН, кинокритик

Тусовка слабенькая, конечно. Нам бы чего-нибудь поинтеллектуальнее.

Главные действующие лица на кинорынке — в отличие от фестиваля — не актеры и критики, а кинобизнесмены. Покупатели и продавцы. Поэтому все пройдет скромно и по-деловому.

из речи Марка Рубинштейна на торжественном открытии

ТОЛЬКО ОДИН ДЕНЬ, НО ЗАТО С КУПЕЧЕСКИМ РАЗМАХОМ

Уважаемый гость! Фирма «Подмосковье» приглашает вас отведать свое любимое блюдо — вареники в ресторане «Кубанский хутор».

из пригласительного билета

…Пресытившись варениками на «Кубанском хуторе» и шашлыками в «Кавказском ауле», кинорынок нанес визит в престижный «Чайный домик». А оттуда на автобусах — в диско-клуб комплекса «Дагомыс», где разгульное веселье было омрачено весьма курьезным обстоятельством. Из-за неразберихи и толчеи в вестибюле несколько пожилых гостей кинорынка упало в небольшой бассейн, украшавший интерьер «Дагомыса».

Жертвы и повреждения — были.

АННА КАГАРЛИЦКАЯ, кинокритик

Я боюсь показаться неблагодарной, но атмосфера — вопреки воле хозяев — совершенно криминогенная. С одной стороны — такое дивное меценатское мероприятие, а с другой — эти люди, которые вокруг…

Многие бизнесмены отличаются скандальным нравом. Уже есть разбитые головы и переломанные руки. Я поражен: как это бизнесмен может не уметь пить?..

Я дам интервью центральному телевидению и назову всех поименно.

из речи Марка Рубинштейна на пресс-конференции

Вооруженный милицейский патруль, который ночью путешествует в лифте по этажам притихшей «Жемчужины» — зрелище из разряда обыкновенных.

ЕВГЕНИЙ ТАТАРСКИЙ, кинорежиссер

Сволочи все вокруг. Я когда увидел Таню Догилеву и Мишу Мишина — Господи, наконец-то родные лица!..

ТАТЬЯНА ДОГИЛЕВА, актриса

Мне очень интересно наблюдать за новым поколением продюсеров. Никогда в жизни не сказала бы, что эти люди — продюсеры. Или новые режиссеры — я смотрю на своих приятелей Диму Месхиева и Олега Фомина и страшно хохочу. Мы ведь привыкли, что режиссеры — это да… А здесь ходят две подозрительные шпанские личности и называют себя режиссерами…

ВИКТОР МАТИЗЕН, кинокритик

Кажется, что люди пришли с улицы, взяли в руки камеры и стали снимать. Мало того — среди них очень много психически больных людей. Эта дама, которая сняла фильм про лесбиянок — она совершенно очевидно нездоровая дама. То есть просто клинический случай. Но когда через кинокамеру эта шизофрения начинает транслироваться на страну, она из единичного явления становится массовым. Надеюсь, что зритель не поддастся обаянию такого рода картин, а то очень скоро мы все свихнемся.

ТОВАР

«ВОСТОЧНЫЙ КОРИДОР ИЛИ РЭКЕТ ПО…»

Производство студии «Оркен», ТПО «Катарсис» при участии театра «Поликур» (г. Ялта)

Режиссер — Б. Омаров

Гангстер по кличке Хозяин чем-то провинился перед своими высокими покровителями. Неспроста в его уединенный замок наносят визит сановные мафиози из центра — Сытый и Москвич. Они в ультимативном порядке предлагают Хозяину — ни больше ни меньше — срочно добыть миллион. Наличными. К тому же отказываются посвятить его в свои коварные планы, что немедленно вызывает подозрение у опытного и дерзкого гангстера. Хозяин решает дать отпор. Преданным боевикам-головорезам он поручает перехватить человека от Сытого и доставить в замок подозрительных людей, которые могут быть замешаны в заговоре.

«МЯСОРУБКА»

Производство студии «Виктор Моушн Пикчерз»

Режиссер — В. Костычев

Гангстер по кличке Хорек — глава местного клана мафиози. Но судьба не благоволит ему. Он вступает в схватку с партийной (и, разумеется, коррумпированной) верхушкой городских властей. Ему даже удается физически уничтожить несколько «крестных отцов», но оставшиеся упекают его в тюрьму.

Отсидев срок, Хорек вынужден начать преступную карьеру с нуля, потому что новые боссы отказываются признавать в нем равного. Они предлагают Хорьку пройти проверку в деле — ограбить модного и преуспевающего модельера. Здесь и ожидает Хорька главное разочарование. Юная супруга модельера, встав на защиту семейной чести, безжалостно ликвидирует Хорька. А заодно и всю банду.

«ШТЕМП»

Производство студии «Фора-фильм»

Режиссер — А. Морозов

Майор советской милиции Аркадий Ершов — человек отважный. Не желая поступаться принципами, он встает грудью на защиту закона — бросает вызов не только всесильной мафии, но и руководству уголовного розыска. Поскольку именно там затаился опасный и циничный враг — покровитель преступного мира по кличке Штемп. Причем в звании генерала милиции.

Разумеется, двуличное руководство угрозыска с позором изгоняет Ершова из стройных рядов блюстителей порядка. Но отважный экс-майор продолжает расследование крайне запутанного дела.

«КРОВЬ ЗА КРОВЬ»

Производство ХПТО «Одесса»

Режиссер — А. Петров

Майор советской милиции Андрей Таганцев тоже не лыком шит. И ничто человеческое ему не чуждо. Что он немедленно доказывает, воспылав нежными чувствами к некой Елене, с которой знакомится по возвращении из заслуженного отпуска.

Но счастье возлюбленных омрачено неожиданным известием. В Москве при ограблении квартиры зверски убит пожилой генерал в отставке. Бравый майор решает ввязаться в неравный бой.

«ЧЕРТОВ ПЬЯНИЦА»

Производство фирмы «Досуг»

Режиссер — С. Улезько

На заводе по производству металлоизделий с недавних пор происходят странные события. Заурядный токарь-забулдыга каждое утро находит под своим станком поллитра «Пшеничной». Его заинтригованный собутыльник предлагает счастливцу установить наблюдение. И выяснить, каким образом этот вожделенный дар оказывается под токарным станком. Выяснить ровным счетом ничего не удается. К поискам подключается начальник цеха, главбух и даже директор завода…

Никому и в голову не приходит, что это черт — смотри название — решил таким образом купить заблудшую душу несчастного пьяницы.

«ЧЕРТОВЫ КУКЛЫ»

Производство киностудии «Витт»

Режиссер — Е. У ханов

Проблему улучшения человеческой породы успешно решил банкир Клювдиг. В его банке хранятся сперматозоиды гениальных ученых, популярных артистов, талантливых художников и преуспевающих писателей. Представительницы слабого пола получают уникальную возможность произвести на свет потомка великого человека — были бы только деньги.

Очередным своим вкладчиком Клювдиг намерен сделать известного молодого ученого. Его возмущенная невеста решает уничтожить банк Клювдига. К ней присоединяются спортсменка-парашютистка, монашенка с прошлым взломщицы, официантка, певичка, проститутка и полицейский. Из соображений конспирации они выдают себя за модную группу — смотри название -“Чертовы куклы”.

«ГЕНИАЛЬНАЯ ИДЕЯ»

Производство студии «Фора-фильм»

Режиссеры — А. Разумовский, С. У сков

Молодая девушка по непонятным причинам остается в курортном городе без средств к существованию.

Молодой человек по столь же непонятным причинам остается в том же городе без средств к существованию.

Совершенно случайно они знакомятся в дешевом кафе за чашкой пустого чая. Где и рождается та самая гениальная идея: она притворяется дамой легкого поведения, заманивает клиента в номер, а в тот момент, когда стол уже сервирован, в дверях появляется обманутый муж (то есть — главный герой в роли мужа).

Юные авантюристы немедленно приступают к исполнению задуманного, дурача рэкетиров, гостиничных проституток, швейцаров, коридорных, официантов, командировочных и лесбиянок.

«СЧАСТЛИВОГО РОЖДЕСТВА В ПАРИЖЕ» («БАНДА ЛЕСБИЯНОК»)

Производство студии «Милена-фильм»

Режиссер — О. Жукова

Банда — это несколько девочек постпионерского возраста. Девочки промышляют тем, что завлекают солидных и доверчивых граждан, затем усыпляют их бдительность и душат черным шелковым шарфиком (впрочем, не до смерти). После чего жертву обирают и перепоручают угрюмому сообщнику-дворнику, который волочит раздетого до кальсонов бедолагу в холодный подвал. В то же время девочки не забывают о том, что они лесбиянки, и в свободное от работы время предаются любовным утехам во вкусе Сапфо под чутким руководством старшей подруги-бандерши.

Бандерша изысканно одевается, водит автомобиль, говорит по-французски и мечтает встретить рождество в Париже. Дворник мрачно курит кальян и ни о чем не мечтает. В финале его задушит черным шелковым шарфиком маленькая дочка бандерши, которая до этого будет с интересом наблюдать за всеми событиями из соседней комнаты. Сама бандерша недолго думая обрушит на голову полумертвому дворнику топор и с помощью девочек расчленит еще не остывший труп.

Счастливого рождества в Париже.

«И вся-то эта новорожденная орда людей, мгновенно вознесенная на недосягаемую высоту, в миллионы раз превышающую доступные ее пониманию размеры желаний, никогда не думавшая ни о чем „общественном“, опустошенная нравственно в отношении к недавнему прошлому, опустошенная умственно в отношении к будущему, а в настоящем поставленная исключительно в самое благоприятнейшее положение — живи в свое удовольствие, — увы, ничего не могла изобрести ни по части широты размаха, ни по части прихотливости, ни тем менее по части изящества.»

(Глеб Успенский. «Буржуй»)

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»