18+

Подписка на журнал «Сеанс»

' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Какова роль продюсера в российском кино сегодня?

Сейчас профессия продюсера находится в стадии становления, перехода от организатора производства, директора картины — к собственно продюсеру, вдохновителю новых проектов. Минимальная функция продюсера — это помочь режиссеру сделать то кино, которое он задумал, найти денег и постараться максимально оптимизировать производство. Многие сегодня не справляются и с этим минимумом.

Если говорить цинично, продюсер сегодня — это тот человек, который достает денег на фильм и зарабатывает на его производстве. Это порочная практика, губительная для нашего кинематографа. Продюсеры, которые сами придумывают проект и ведут его от идеи до ее воплощения на экране, в российском кино — редкость. Увы, большинство наших продюсеров просто не думает о конечном результате — для них он заканчивается соблюдением сроков сдачи копии в архив.

На мой взгляд, эта роль глобально преувеличена, потому что продюсеров в нормальном понимании этого слова в нашей стране человек десять. А остальные — это просто связующее звено между местом, где лежат деньги, и несчастным человеком, который за оставшиеся после этой связки деньги должен снять кино.

Каждый второй российский продюсер, как правило, находит деньги в какой-то государственной структуре, часть этих денег отдает на производство фильма, а часть оставляет себе. Не хочу никого обидеть, но правила игры, увы, таковы. За конечный результат отвечает режиссер, который вынужден снимать кино с дырой в бюджете. Так что роль продюсера — это роль «дыры», и в эту дыру, к сожалению, часто попадают очень хорошие работы.

В отсутствие логично действующей цепи киноиндустрии — от производства до проката — продюсеры не являются продюсерами как таковыми, а остаются директорами картин, причем в советском понимании. То есть людьми, которые получают бюджет и его более или менее эффективно осваивают. Ни один директор картины на «Мосфильме» никогда не думал, сколько будет копий фильма, как его прокатывать, и, в общем-то, не особо думал о том, откуда приходят деньги, потому что приходили они откуда-то из Главка. Нынешний российский продюсер — это директор киностудии имени Горького образца 1972 года.

На мой взгляд, одна из основных задач продюсера — создать картине долгую и счастливую жизнь. А у нас сформировался класс продюсеров, которые не прикладывают никаких усилий для того, чтобы картина после завершения как-то состоялась в сознании зрителя.

Роль, скорее, техническая. Мало креативности и неумеренные аппетиты по освоению бюджета. Есть исключения, но они должны быть правилом, а не исключениями.

Роль продюсеров в современном российском кино, к сожалению, почти всегда провокационна. Что они провоцируют, не знает никто: ни сами продюсеры, ни те, с кем они работают, — но у них абсолютно провокационные ухватки и провокационные методы. Всегда это кончается ужасными обидами всех на всех. Но это входит в замысел глобальной провокации под названием «продюсерское участие в современном кинопроцессе».

Это не одна, а две роли: конструктивная и деструктивная. В первом случае продюсер решает целый комплекс вопросов, причем не только финансовых, но и творческих, командных. Во втором — разрушает проекты и человеческие судьбы. Думаю, что процент тех, кто играет вторую роль, сегодня сокращается, потому что после так называемого ренессанса русского кино, о котором начали говорить десять лет назад, многие уже обожглись и поняли, что продюсирование — очень сложная и очень часто неблагодарная пахота.

Не все до конца понимают, что это за профессия. Одетый в хороший костюм человек, сидящий в офисе, — примитивное представление. Мы отбираем литературный материал, производим кастинг, формируем съемочную команду. Продюсер активно вмешивается в авторскую работу. Если говорить объективно, то по закону 1996 года формально субъектом производства является не режиссер, а продюсер. Девяносто процентов картин сделано на государственные деньги, и получателем господдержки является продюсер, а не режиссер.

Большинство российских продюсеров — посредники между источником денег и автором, благодаря чему и существует так называемая иждивенческая модель кинематографа, в которой потенциальные прокатные результаты никоим образом не связаны с решением о производстве фильмов. Эта «иждивенческая» модель позволяет финансировать фильмы режиссеров, чьи картины многократно проваливались и в широком, и в ограниченном прокате. Естественно, есть и вторая категория продюсеров — скорее, несколько всем известных исключений, чья деятельность обусловлена наличием сантиментов по отношению к кинематографу. Это лучшая, самая образованная часть киносообщества, мотивированная любовью к кино, к определенным режиссерам или просто буйным желанием сделать качественную, достойную картину. Но для того чтобы эти явно выпадающие из «иждивенческой» модели люди могли успешно работать, они должны быть либо частью значительно больших медиакомпаний, корпораций, или иметь другие источники заработка, позволяющие им рисковать и, как правило, терять на производстве того типа кино, которое они так хотят делать. Есть и третья категория продюсеров — уж совсем единицы, пытающиеся встроиться в международные контексты и диверсифицировать естественные риски российской киноиндустрии.

На мой взгляд, очень правильно говорит Сергей Сельянов, который считает, что продюсер должен разбираться в двух вещах — в сценарии и монтаже. Продюсер — это человек, который должен принимать осмысленное решение, стоит или не стоит запускать фильм в производство. А потом он должен знать и понимать, как спасти то, что получилось. К сожалению, таких продюсеров у нас можно пересчитать по пальцам.

Я только недавно понял, что у продюсеров такой же химический состав, как и у других людей. Мы все хотим счастья, успеха, реализации. Все участники кинопроцесса — от гримера до продюсера — имеют право на ошибку. Главное — чтобы люди делали вместе общее дело, которое им нравится, а не играли в какие-то игры в своей голове, пытаясь угнаться за стремительно меняющейся реальностью. Продюсер должен не бороться с режиссером, а помогать ему. Нужно помнить, что фильм — это не побочный продукт борьбы двух эго, а коллективный труд.

Еще на Шестом съезде Союза кинематографистов в 1990 году говорилось о том, что в новых экономических условиях кинематограф неизбежно должен стать продюсерским, при этом продюсер должен стать агентом зрителя. Этого не произошло: в основном продюсеры обслуживают ту часть зрительской аудитории, которая обладает самыми низменными вкусами и ждет от кино только развлечения. Правительство, умыв руки, уже воспитало поколение зрителей американского кино. Мне бы хотелось, чтобы продюсер в России осознал свою роль культуртрегера, озаботился судьбой культуры. На самом деле у нас хоронят курочку, которая способна нести золотые яйца. Но тут есть и другая сторона — выросло поколение, которое понимает кино чисто по-голливудски: они понимают, что такое «Трансформеры», что такое «Аватар», а «Проверку на дорогах» их не заставишь смотреть. Это доказывает успех всяких «Елок». Я полагаю, что сегодня отсутствует политика государства в области кино. Но я надеюсь, что эта политика все-таки родится с помощью кинематографистов в самое ближайшее будущее. Продюсер должен осознать, что кино — это часть культуры, а не просто бизнес. При этом необходима строгая экспертиза не только при выборе сценария, который получает государственное финансирование, но и по окончании производства: как деньги были потрачены, почему не вернулись. Как ни жестко это звучит, но дальнейшая судьба режиссера или продюсера должна складываться в зависимости от результатов его деятельности.

Эта роль во многом зависит от масштаба продюсера и от масштаба режиссера. Большие режиссеры в нашей стране сами продюсируют себя, ищут себе продюсера, неважно, знаменитого или не очень, который бы занимался производственными вопросами придуманного ими проекта. У нас очень редко продюсеры являются авторами проекта, хотя, конечно, такие фигуры есть. Даже Сергей Сельянов, один из лучших российских продюсеров, не влияет на такого мастера, как Алексей Балабанов, — скорее, наоборот. Именно поэтому каждый уважающий себя режиссер имеет собственную производящую компанию. У нас сотни производящих компаний, что говорит о слабости продюсерского дела. Я думаю, первой фигурой киноиндустрии в России продолжает оставаться режиссер.

Продюсер ничем не отличается от актеров, режиссеров и других людей. От милиционеров, например. Все люди, которые живут в нашем государстве, вынуждены принимать правила игры, которые оно навязывает. И продюсеры — не исключение. Прокат независимого кино почти умер, и у продюсеров мало шансов на то, чтобы оставаться свободными творческими личностями. Продюсеров-мыслителей, продюсеров-выдумщиков будет все меньше и меньше. Недавно проводили исследование рейтингов главных российских каналов: первые пять мест заняли телемувики. А это значит, что закупочные цены на каналах скоро упадут, и последняя лазейка, позволявшая продюсеру окупать вложения — продажа прав на телепоказ, — закроется. Поэтому нет никакой роковой роли продюсера в том, что происходит, он такой же заложник времени и обстоятельств, как и мы все.

Еще десятилетие назад главным в кино был режиссер, теперь к нам пришла западная модель, когда руководителем проекта становится продюсер. Но связка «продюсер — режиссер» по-прежнему очень важна: неслучайно стабильно хороший продукт у нас производят компании, в которых есть сильный тандем режиссера и продюсера. В советское время были еще худсоветы и редакторы фильма — так вот сегодня продюсер должен выполнять функцию такого худсовета. Чем доверительнее будут отношения между продюсером и режиссером, тем крепче будет их союз и тем лучше кино, которое они сделают.

В отечественном кино профессия продюсера еще только формируется. Рассматривать проблему продюсера вне проблемы формирования профессиональных качеств режиссера бессмысленно. Ни одна из профессий кино не связана так с режиссурой, как профессия продюсера.

Gilliam
Beat
Gilliam
Проводник
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»