18+
41-42

Один в поле воин

Ребенок как «идеальный» взрослый

«Судьба барабанщика», 1955, реж. Виктор Эйсымонт
«Юные партизаны», 1942, реж. Лев Кулешов, Игорь Савченко

Эти лица смотрят исподлобья, испытующе. Им не соврешь, от них не откупишься. Они мечтают не о новой игрушке, а о ручной гранате — чтобы истребить фашистского захватчика. Это маленькие барабанщики и партизаны из книжек Аркадия Гайдара и фильмов Эйсымонта и Легошина.

«Судьба барабанщика» Виктора Эйсымонта — это история превращений мальчика из хорошей семьи — сначала в «плохиша», а затем — в «мальчиша-кибальчиша». Юный герой, брошенный вертихвосткой-мачехой на произвол судьбы после ареста отца, крупного партийного начальника, по глупости завязывает дружбу с местными жуликами, выдающими себя за его родственников. Но, догадавшись об обмане, мальчик немедленно вступает в борьбу с самыми опасными и матерыми предводителями преступной шайки: берет в руки тяжелый пистолет и стреляет в бандита. Победа достается ему нелегко: его тяжело ранят.

«Юные партизаны», 1942, реж. Лев Кулешов, Игорь Савченко

Картина «Юные партизаны» Л. Кулешова и И. Савченко (1942 год) рассказывает о мальчике Левко, который жертвует своей жизнью ради спасения взрослых. Покидающие город ввиду приближения немцев красноармейцы оставляют его за старшего — охранять госпиталь, в котором лежит раненый офицер. Фашисты же — сущие дети. Они не страшные, а доверчивые и малахольные: все время ищут шнапс, воруют из кабинета биологии банку с тритоном в спиртовом растворе.

Левко — единственный, кто действует в оккупированном городе. Офицер, которому он спасает жизнь, почти весь фильм лежит без сознания. Хирург произносит лирические монологи: «В этом кресле когда-то сидел Гоголь, а теперь там спит пьяный бандит». Пока взрослые молча предаются героическому стоицизму, мальчик придумывает, как их спасти. Он делает вид, что хочет выдать местонахождение партизан, хитрит, играет с фашистами в «кошки-мышки» и, доведя их любопытство до предела, взрывает вместе с самим собой подаренную красноармейцами гранату.

Жертвы «барабанщиков» никто не требует, но именно она часто решает ход военных действий или вносит финальную авторскую коду о бессмысленности войны. Они часто ссорятся с вышестоящим начальством, поступают против его воли (что идет от своеволия «тимуровцев») и пытаются показать, что лучше взрослых могут решать их дела. Так и происходит, но ценой потери собственной жизни. Они интроверты, упрямцы, одиночки. Их одиночество преувеличено ситуацией действительного, частичного или ложного сиротства. Они стесняются на людях проявлять чувства, не рассказывают о своих переживаниях, но в глубине души очень чутки («Иваново детство»). Им совершенно чужд «комплекс Пети Ростова»; они не могут стать первыми нелепыми жертвами войны и погибают только в тот момент, когда повседневный поединок с «врагом» приобретает черты метафизического. Их действия очень успешны до тех пор, пока они не пытаются выполнить сверхзадачу, неминуемо связанную с личным трагическим опытом. Образы советских детей-героев — это образы идеальных взрослых, которым еще неведомы темные зигзаги пола (недаром рядом с «маленьким барабанщиком» часто разворачивается какая-нибудь любовная история), и поэтому это образы обреченных на раннюю гибель.

«Судьба барабанщика», 1955, реж. Виктор Эйсымонт

Кэмп
Линч
День кино
Олли Мяки
Аустерлиц
TIFF
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»