18+
39-40

«Энергия, тщание и никаких компромиссов»

Родился в 1940 году в Ганновере. В 1961 году окончил операторское отделение Берлинской школы фотографии. Первой работой в кино (в качестве ассистента оператора) стал фильм Фолькера Шлендорфа «Молодой Терлес». С 1970 года работает оператором-постановщиком в фильмах режиссеров «новой немецкой волны» (Рейнхарда Хауффа, Вима Вендерса, Хельмы Зандерс-Брамс). Главный оператор нескольких классических фильмов Райнера Вернера Фассбиндера («Страх съедает душу», «Эффи Брист», «Сатанинское зелье») и двух фильмов Михаэля Ханеке («Забавные игры», «Код неизвестен»). В 1980 году удостоен национальной немецкой кинопремии за работу над фильмом Норберта Кюкельманна «Последние годы детства». За свою карьеру Юрген Юргес снял более 90 фильмов.

Меня поразила энергия, с которой работают в этом проекте художественный и режиссерский департаменты. Я был буквально потрясен их увлеченностью, тем, как оба департамента работают вместе, их способностью не привязываться к установленным принципам. Они способны реагировать на решение и содержание предыдущих сцен и адаптировать следующие, если линия фильма этого требует. И способностью делать возможным то, что казалось невозможным. Весь проект для меня является большим сюрпризом.

Мои знания о российском кино (не в пример моему искреннему перед ним преклонению) в достаточной степени ограничены. Я хорошо представляю себе советский кинематограф с 1950-го до 1990-го года (хотя, конечно, я смотрел и некоторые более ранние фильмы, например, классиков Эйзенштейна, Пудовкина и пр). Советское кино того периода, о котором я говорю, достаточно часто появлялось на западных экранах, и мы всегда горели желанием увидеть фильмы таких режиссеров, как Михаил Калатозов, Григорий Чухрай, Михаил Ромм, Андрей Тарковский, Элем Климов. Они очень сильно отличались от того, что предлагали западные режиссеры, своей серьезностью, глубиной эмоций. Кроме того, когда я ничинал работать в немецком кино, мы были восхищены теми возможностями, которые были у советской киноиндустрии — тем, что у советских фильмов практически не было производственных ограничений по бюджету и, например, количеству съемок.

Учитывая то, какое время было затрачено на подготовку к съемкам, то, с каким тщанием были возведены гигантские декорации — все на этих съемках напоминает мне о тех славных временах, на которые я ссылался выше. Я, конечно, знаю, что этот проект уникален для современного российского кинопроизводства и понимаю, что, несмотря на все наши преимущества, мы связаны жесткими ограничениями, которые накладывает на нас текущая финасовая ситуация.

И все же до сих пор мне кажется, что в лучших для творчества условиях мне работать не приходилось. Довольно трудно и, наверное, самонадеянно пытаться описать такого художника, как Илья Хржановский, и я не буду даже пытаться это сделать. Но для меня счастье разделять его идеи и замыслы, работая над этим фильмом, подпитываться его страстной увлеченностью. Лично мне Илья в своем стремлении к достижению поставленной цели напоминает Фассбиндера. Все ради выполнения сформулированной задачи. В работе над «Дау» я еще раз убедился в том, что художник должен позволять себе роскошь не размениваться на компромиссы.

Литературная запись
Любови Аркус

Чапаев
Kansk
3D
Форсайт
Синяя птица
3D
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»