18+

Подписка на журнал «Сеанс»

' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: По-вашему, Гоголь — киногеничный автор? Какие фильмы по Гоголю кажутся вам удачными и почему?

Нет ни одной экранизации, даже близко похожей на Гоголя. Например, Павел Лунгин — блестящий человек, мастер по изящному построению фраз. Но с Гоголем он сделал нечто совсем для меня невозможное. «Шинель» Козинцева и Трауберга — а это были талантливые люди — интересный эксперимент, но как живое кино для меня не существует. Гоголя в кино поставить нельзя. И нужно смириться с тем, что существует литература, с которой невозможно (а главное, не нужно) ничего делать.

Мне близки гоголевские опыты Козин- цева и Трауберга. К кинематографическим удачам отношу фильм Роу «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Вия» Ершова и Кропачева. В мельниковской «Женитьбе» меня привлекает экспрессивность актерских работ. Там потрясающая главная героиня в исполнении Светланы Крючковой и великолепный Олег Борисов.

По-моему, классиков лучше не трогать. Они замечательны и в виде книги. Все экранизации Гоголя кажутся мне в большой степени неумелым маскарадом

Поэтика Гоголя находится в полной зависимости от его языка. Гоголь — это столкновение слов, прелесть и юмор этих столкновений. Его ужасы, страхи имеют сновидческую, не материальную, не фабульную природу. Главная ошибка — свести Гоголя к механике сюжета. Возьмем, например, «Вия». Самая большая опасность — сделать из него просто экшн. Перевести «Вия» в плоскость фильма ужасов — значит изменить гоголевский замысел. Опошлить его. А ведь главная тема Гоголя — это именно особая, сладкая пошлость русской жизни. Он ее открыл, сформулировал ее, воспел. И она его задушила.

Юрий Тынянов писал о том, что экранизировать нужно не текст, а автора. И, надо сказать, он сам следовал этому принципу, когда писал сценарий для фильма «Шинель» Козинцева и Трауберга. Был фильм «Женитьба» Гарина и Лакшиной. Этого фильма никто не ви- дел: копия таинственным образом исчезла. Известно, однако, что «Женитьбу» запретили за формализм; вероятно, картина была интересной, раз не только запретили, но и копию уничтожили. Потом был замечательный фильм «Вечер накануне Ивана Купала» Юрия Ильенко. Мне нравится и фильм «Вий» с Натальей Варлей в главной ро- ли: он был испорчен сказочными чудесами, но от Гоголя в нем что-то осталось. И, наконец, есть гениальные фрагменты из незавершенного мультфильма Юрия Норштейна «Шинель». Из зарубежной гоголиады хотелось бы отметить картину Марио Бавы «Маска сатаны». Это экранизация повести «Вий» (кстати, первый фильм ужасов в итальянском кино), но внутри картины построена целая гоголевская вселенная: здесь и мотивы «Страшной мести», и других повестей «Вечеров» и «Миргорода». На экране, собственно говоря, происходит непонятно что, Гоголя как будто не узнать, но его мистическая атмосфера передана очень точно. Вообще, Гоголь — грандиозный поэт города, а город — главная тема кинематографа ХХ века. Город Дзиги Вертова вышел из гоголевской прозы. Так что Гоголь киногеничен не потому, что у него сюжеты занимательные (часто вовсе нет никаких сюжетов), а потому, что он видит мир в новой и интересной для ХХ века оптике.

Экранизация — проблемный жанр. Самым адекватным здесь мне кажется подход Куросавы. То, как он ставил Достоевского. Он экранизировал мысль, дух, но не буквы и слова. Кажется, так нужно ставить и Гоголя. Ни одна из существующих экранизаций Гоголя меня не устраивает. Гоголь противостоит безобразной и безобразной реальности современного кино. Но как найти кинематографический аналог его чудной образности? Если бы можно было снять так, как он у себя описывает словами. Это было бы под силу лишь тем, кто равен ему. Кто эти люди?

Когда экранизируют классические литературные произведения, всегда начинаются споры: Гоголь это или не Гоголь, Пушкин или не Пушкин. А сравнивать нельзя, потому что кино и литература — два принципиально разных искусства. Это все равно что спрашивать, соответствует ли опера «Евгений Онегин» первоисточнику. Конечно, не соответствует. Гоголь-мистик, Гоголь-сатирик, Гоголь-бытописатель, Гоголь-сказочник — это все в нем можно увидеть и увидеть по-своему. Потому-то он и классик. Мне из всех фильмов по Гоголю большего всего нравится старая экранизация «Мертвых душ», она близка к первоисточнику. Остальное мне кажется менее удачным.

Самым удачным фильмом по Гоголю я бы назвал «Шинель» Баталова с Быко- вым в роли Башмачкина. Лучше ни у кого не получилось. Хочу отметить «Женитьбу» Мельникова — но это скорей не экранизация, а интерпретация. Огромное уважение вызывает сделанная Михаилом Швейцером экранизация «Мертвых душ». По последним этим двум постановкам, кстати, особенно хорошо видно, что для достойной гоголевской экранизации необходимы великолепные актеры.

Помню детское сильное впечатление от фильма «Вий» (1967) с Куравлевым в роли Хомы. Запомнился, пожалуй, и фильм «Женитьба» с Борисовым— Кочкаревым и Петренко—Подколесиным. Другого припомнить сейчас не могу. Ну и, конечно же, как и многие, жду с нетерпением окончания Норштейном работы над «Шинелью». Вот, кстати, тот самый случай, когда автор создает свою собственную «гоголевскую шинель».

Я понял, что Гоголь — грандиозный кинематографический писатель, когда прочитал записки Козинцева о том, как он собирался снимать Гоголя. Козинцев замечательно изложил, что Гоголь — исключительно киногеничный автор. При этом совершенно не поддающийся прямой экранизации. Он сюрреалист. Чтобы понять, что такое Гоголь, необходимо, чтобы художником картины у тебя был Поль Дельво.
Чтобы найти общий язык с Гоголем, нужно быть Мейерхольдом. Когда я читаю о том, что Мейерхольд делал в «Ревизоре», я понимаю: это Гоголь.
Ни одну существующую экранизацию нельзя назвать адекватным воплощением гоголевского текста. Даже благо- родная и красивая картина Баталова с Быковым не идеальна, хотя в ней есть правильная по отношению к первоисточнику душевная энергетика, настрой. Или, например, картина самого Ролана Быкова «Нос». Помню, увидев ее, я подумал: это Ролан Антонович, прочитавший Гоголя. А ветра гоголевского я в фильме не ощутил. Замечательный режиссер Гайдай, и «Ревизор» его смешной. Но тоже не Гоголь. Помню, еще Урусевский хотел ставить Гоголя. Может быть, у него могло получиться.

Из существующих экранизаций мне не нравится ни одна.
Во всех фильмах, которые я видела, гоголевские герои в клееных бородах, лохматых париках и старательно испачканных зипунах…
Нам последовательно стараются внушить: эта жизнь прошла.
Врут! Гоголь forever!

Ни одна из экранизаций Гоголя, которые я видел, мне не понравилась.

Мне кажется, Гоголь вполне поддается экранизации. Мир Гоголя с его фантасмагорией очень близок кино. Но я мало смотрела художественных фильмов по Гоголю и сейчас вряд ли смогу что-то определенное назвать. Что касается мультипликации, я ее настолько не люблю, что не могу об этом судить. Могу посмотреть разве что Норштейна, да и то больше из любви к Петрушевской.

Мой преподаватель профессор Гликман часто говорил нам, студентам: «Мне неинтересно, что вы думаете об авторе. Важно, что он думает о вас». Все тут же возражали: «Но он же нас не знал! Когда он жил, нас еще не было на свете!» — «А вот в этом-то все и дело». Так что надо понимать, кто есть кто. В этом смысле мне очень жаль, что приостановлена работа над «Мертвыми душами» Сережи Овчарова. Это, конечно, его материал и его тема. Я думаю, у него бы получилось.

Книги Гоголя написаны как готовые киносценарии. Особенно это касается «Мертвых душ», которые кажутся идеальным литературным сценарием. Гоголь предугадал эту форму изложения. Поэтому почти все экранизации Гоголя мне нравятся. Тут плохо не сделать. У Гоголя уже так здорово все придумано, что даже если минимально это исполнить, уже будет хорошо.

Из всех экранизаций в первую очередь вспоминаю «Вий» с Куравлевым. Видел его еще школьником и тогда по-настоящему словил кайф. Наверно, это первый и единственный советский фильм ужасов. Как его выпустили на экраны, непонятно.
Будет закончена «Шинель» Юрия Норштейна или не будет, это уже не так важно. То, что сделано, в любом случае останется классикой мировой мультипликации.

Не могу вспомнить ни одной экранизации Гоголя, которая бы мне понравилась. Я видел мультфильм «Нос» замечательного режиссера Александра Алексеева, но и эта картина не отвечает моему видению Гоголя.

Гоголь, как и все киногеничные авторы, требует отдельного языка, который не связан с понятием «экранизация» — прямой перенос литературного источника на киноэкран. Поэтому почти все экранизации мне кажутся малоинтересными, за исключением мультфильмов Александра Алексеева и «Шинели» Норштейна. Здесь была найдена совершенно новая форма. Я думаю, если уметь получать от гоголевских текстов энергию и по-своему воплощать ее в новое произведение, можно прекрасно экранизировать Гоголя. Я не знаю, в какой мере мне это удается, но кажется, что все, что я делаю, является именно экранизацией Гоголя.

поддержать
seance
Чапаев
Библио
Потенциал
СОфичка
Осколки
БокОБок
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»