18+
37-38

Не мышонок, не лягушка

Потерявший в автокатастрофе жену Катю боксер Егор Головин по кличке «Каменная башка» (Валуев) на ринге больше не выступает: авария повредила его кратковременную, «оперативную» память. Проснувшись поутру, Егор начисто забывает, что с ним случилось накануне. Впрочем, после травмы боксер вообще плохо соображает: тоскливо смотрит на «полароидную» фотографию любимой, завтракает припасенным на годы вперед «Дошираком», непонятно зачем тренируется на велостадионе и ежедневно заглядывает в спортзал — ничего не поделать, условный рефлекс. Его старого друга и менеджера Наиля (Кищенко), который заведует подпольным боксерским бизнесом и по совместительству руководит борделем, крепко прижали кредиторы и поэтому он хочет снова вывести Егора на ринг. Боец упрямится: не cтолько потому, что время от времени у него из уха начинает течь кровь (и поединок, как говорят врачи, должен стать для него последним), сколько потому, что «Катя не разрешает» (о смерти жены Егор ничего не помнит). Чтобы уговорить Егора, Наиль, заменив фотографию, подсылает к нему начинающую проститутку Татьяну (Оксана Фандера), которая сначала очень достоверно изображает перед Егором его погибшую Катю, а затем проникается к боксеру теплыми чувствами и решает отговорить его от смертельного поединка.

Еще совсем недавно российские жанровые фильмы ругали за что угодно, но не за сценарии: неудачный кастинг, убогая техника съемки, дешевые спецэффекты и элементарное отсутствие вкуса у режиссеров попросту не давали возможности как следует присмотреться к сценарным недочетам.

Теперь, когда, кажется, снимать у нас худо-бедно научились (в крайних случаях приглашают зарубежных специалистов), стало заметно, что и с литературной основой, к сожалению, в российском мэйнстриме не все в порядке. И если в том, что касается съемки и подбора актеров, новый фильм Филиппа Янковского — несомненная удача, то сценаристы «Каменной башки» явно сыграли с режиссером злую шутку: такое ощущение, что каждый из трио работал отдельно от других, и в результате вместо нормального жанрового сюжета на свет появилась своеобразная «не мышонка, не лягушка». Алексей Мизгирев, автор идеи фильма, по всей видимости, хотел создать мрачную и реалистичную драму, сделанную в духе его же «Кремня». Валерий Федорович, быть может, думал об артхаусе: тема «амнезии» в фильме напоминает не только нуары 40-х и 50-х, обильно процитированные в фильме (начиная с «Ночи и города» Жюля Дассена и заканчивая многочисленной голливудской «боксерской» классикой), но и о недавней драме Бакурадзе «Шультес», выпущенной той же компанией СТВ. Ну, а Константин Сынгаевский, автор книги про «Меченосца», дополнил сюжет типично комиксными деталями (супергерой с непробиваемой головой, не чувствующий боли) и характерными «неживыми» репликами (пресловутое «Как тебя зовут?», кстати, напрямую отсылает к «Меченосцу»). Но если в случае последнего было как-то нелепо спрашивать, почему герой «не звонит» в металлоискателе, каким образом рубит кубометры леса и почему милиция разговаривает с заключенными на «вы», то искусственному нереальному миру «Каменной башки», в котором существуют мобильные и реклама «Комеди клаб», но всем почему-то до сих пор заправляют лихие бандиты 90-х, остается только удивляться. Больше всего получившаяся у сценаристов история напоминает сшитого из кусков и оживленного электричеством Монстра из «Франкенштейна», тем более что бессмертный сюжет Мэри Шелли здесь отчетливо проглядывает сквозь нолановский «Мементо» и боксерский фильм Майкла Сересина «Свой парень» (1988) с Микки Рурком. Но, в отличие от симпатичных героев Рурка и Гая Пирса, патологический герой Валуева, подобно Монстру, безропотно принимает свою смерть — произнеся сакраментальное «Егор Головин, Российская Федерация», гибнет в падающем в бездну автомобиле, обнимая труп своего врага. Быть может, это был бы и неплохой вариант для финала готической притчи — но совсем никудышный «хэппи-энд» для мэйнстримного кино, в котором всегда «один в поле воин», «любовь побеждает смерть» и т. п. Фильм вообще оставляет после себя гнетущее впечатление- быть может, присущее социальным драмам, но никак не уместное в жанровом кино, создаваемом все-таки, чтобы развлекать. Отождествить себя с героями картины — ментальным инвалидом Егором, честной проституткой Таней и уж тем более демоническим Наилем — никак не удается, и все, что остается зрителю, так это от всей души пожалеть не только персонажей картины, но и Филиппа Янковского, упустившего из виду в своей работе нечто главное.

Мертвец Каро
Докер Каро
3D
Lendoc
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»