18+

Подписка на журнал «Сеанс»

' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Охота на пиранью

По крайней мере, хорошо уже то, что это первая попытка создать отечественный фильм в жанре супербоевика, который отличается от обычного боевика как пепси-кола от просто колы. В момент просмотра мне нравился стеб сценаристов и режиссера: как над канонами американских фильмов, в которых герой спасает мир, так и над моралью русской классики (вывернутый наизнанку сюжет про Рогожина и Мышкина). Беда фильма в том, что чего-чего, а посмотреть его во второй раз не захочется.

Авторам сценария удалось сделать из толстой, слишком серьезной и патетической, наполненной к тому же избыточной эротикой и архаичной лексикой книжки Бушкова остроумное и динамичное произведение, взяв из первоисточника ровно столько материала, сколько могло пригодиться, не больше и не меньше. Главная же заслуга режиссера в том, что он разглядел в благообразном Евгении Миронове воплощенное зло, в супермене Владимире Машкове — залежи самоиронии, а в «бондиане» — неиссякаемый источник ситуаций, приобретающих особый комизм на фоне таежных декораций.

«Снимать кино о нас, но по-американски», — таков лозунг современных продюсеров, запускающих в производство блокбастеры. И — снимают. Получаются в основном «охоты на пиранью», а также «антикиллеры», «бои с тенью» и прочие сломанные «росточки» этого синтетического поля, на котором родятся только целлофановые огурцы. У странной этой «культуры», у малосимпатичного сего подвида под названием «русский блокбастер» три главные особенности: клиповая эстетика (когда на экране все несется во всех направлениях, по ходу теряя саспенс, состояние и внятность), загадочная стебно-серьезная интонация (когда режиссеры сами не знают, что же они создают — им бы отдаваться всецело коммерческим перипетиям своих лихих сюжетов, да интеллект мешает, и посему очень хочется поиграть в постмодерн) и катастрофическая неразбериха происходящего (фигура редактора в подобных проектах, похоже, упразднена, а может, так и надо, чтобы ты ни о чем не задумывался, а просто предавался кайфу созерцания).

«Классный стеб!» — говорят поклонники «Охоты на пиранью». Однако боюсь, что перед нами не стеб, а невесть что, да и зрительный зал, если судить по его реакции, видимо, не знает, как воспринимать сей продукт — на трагических или страшных моментах он хохочет, на откровенно комических помалкивает.

Оно, конечно, очень смешно, когда один из персонажей прямо посреди тайги говорит сотоварищам: «Вы мне все надоели, разбирайтесь, как хотите, а я пошел», — и уходит куда-то в тайгу, навсегда исчезая из пространства фильма. Наверно, смешно, когда двадцать мужиков, сидящих в поселковой чайной, все как один оказываются подставными, но начинают атаку на героя не сразу, а только после того, как его любимая девушка сходит на станцию, а потом вернется. Наверно, можно обхохотаться, когда герой неспешной походкой проходит по ангару под выстрелами огромного количества верзил с калашами, оставаясь при этом целым, невредимым и поразительно спокойным. А, может, это все на самом деле чистый серьез и режиссерские недоработки — черт его знает.

Только — вот беда! — в американском кино мы точно понимаем, когда нам смеяться, а когда чего другое. Потому его и смотрит весь мир, а наши блокбастеры если и окупаются, то с большим трудом. Не выходит у нас по-американски.

Да и не надо! К «Брату-2» надо двигаться, к «Белому солнцу пустыни», к «Семнадцати мгновениям весны», к «Неуловимым мстителям», а в них совсем другие законы сюжетостроения. Но разве вдолбишь это продюсерам? — как об стенку горох!..

Тандем режиссера Андрея Кавуна и сценариста Дмитрия Зверькова породил оригинальный жанр, превратив фильм из потенциального экшн-блокбастера в ряду российских собратьев типа «Беглеца», «Боя с тенью» или «Бархатного сезона» в действительно живое кино. «Пиранья» — не адаптация исходника красноярского «народного ницшеанца» с его смурной серьезностью, а, скорее, отечественный «Монти Пайтон», в котором рядом зрелищная эксцентрика, остроумные диалоги и аллюзии как на широко известные кинохиты, так и на реалии российской жизни.

Когда б не разница в прокатных сборах, кеды капитана Мазура потягались бы с кроссовками Фореста Гампа. Тот же семимильный скок по истории с географией да еще с «голубчиками», коленцами и притопами.

Удивительно, что этот фильм, быть может, самая большая российская удача в смысле соответствия требованиям выбранного жанра, не собрал внушительной кассы. Начинаешь всерьез думать о том, что без рекламной поддержки «Первого канала» ни одну картину по-человечески не прокатать. Чего, собственно, им, зрителям, еще надо: и история вполне себе крепкая, и с харизмой у Владимира Машкова все в порядке, и Гармаш не подкачал, и Светлана Антонова — первая за долгое время молодая актриса, лицо которой можно запомнить и впоследствии узнать.

Все зависит от того, чего ожидать от подобного зрелища: бездумного развлечения, лишенного какой-либо логики, или фильма-предостережения, пусть и сделанного в рамках популярного жанра. Однако назойливое дрожание камеры, хаотический монтаж и истерическая манера игры большинства исполнителей не способствуют восприятию этой картины, даже если она задумана как пародия.

Создатели очередного национального блокбастера, судя по всему, не знакомы с национальным фольклором. «На всех не угодишь», «русские долго запрягают, да быстро едут», «дорога ложка к обеду», «молчи, за умного сойдешь». «Охота на пиранью» у них все два часа «запрягает», но так и не делает ни шагу вперед, ни шагу назад. И все это медленно, еще медленнее — как в том анекдоте про Жучку и дистрофика, на которых напали хулиганы. Тодоровский с компанией элементарно не догоняют национальную публику, у которой с чем-чем, а с самоиронией все в порядке. А у них даже с иронией не в порядке. Вот и вышел вместо долгоиграющего источника дохода неликвид, за который еще сильно переплачено. И кто вспомнит «Охоту на пиранью» не то что через год, а через час после просмотра, особенно если не будет грозить жуткая перспектива сиквела?

В общем, бредятина еще та. В дальние края командируется супермен Мазур (Владимир Машков) — наш Джеймс Бонд и Джонни Рэмбо в одном лице, да еще с сексапильной спутницей Ольгой. Дальнейшее понятно — герои попадают в плен к банде Прохора, который ловит залетных граждан, чтобы устроить большую травлю. Травля продолжается до полной победы Мазура, сопровождающейся слезами и соплями. При этом надо сказать, что многие экшн-сцены неплохо сняты, но плохо смонтированы — повсюду зияют пропуски и торчат швы. Единственное, что доставляет удовольствие при просмотре столь откровенной лабуды, — то, что Миронов с Машковым, в третий раз, после «Лимиты» и «Идиота», встретившиеся на экране, играют с куражом и с иронией, а Андрей Мерзликин с таким же ироническим щегольством воспроизводит классический облик белого офицера из советских фильмов — от «Чапаева» до «Гори, гори, моя звезда» и «Служили два товарища».

Давно я так не смеялась. Актеры с режиссером, видимо, тоже — ведь этот фильм дал им, уже взрослым, возможность вернуться в замечательное пионерское детство. Машков, играющий одновременно в индейцев и в Рэмбо; Миронов, выбирающий себе деревянное ружье со стволом побольше, чтобы было самое взаправдашнее. Ну а несчастным остальным выпало просто поделиться на «наших» и «фашистов» и как-нибудь себя раскрасить и приодеть, чтобы друг для друга обозначиться, кто есть кто. Ну, само собой, должны быть пленные, перебежчики и шпионы. А если попадешься — и пытали, а как же. Землю заставляли есть, а могли и отлупцевать. А кто секрет первым нашел, тот в следующий раз снова «нашим» будет, а не «фашистом» — без очереди. Отличное кино, правда.

Вполне приличное кино «на фоне». Проблема только в одном. Режиссер Кавун называет источником вдохновения «Пиратов ХХ века» — самый кассовый и самый разруганный фильм за всю историю российского кино. Но «Пираты» были образчиком Б-фильма, советского палпа, успех которого связан с отсутствием в ту пору в прокате жанровых хитов категории «А». Бушковский эпос — это тоже палп, только постсоветский, авторы же его экранизации метят на высший пилотаж и первый эшелон, на бондиану и тарантиниану. Однако у нас пародийность не срабатывает в полной мере: хиловата жанровая традиция. Мейнстрим может подпитываться маргинальной кровью, но выпить ее для этого пираньям жанра надо достаточно много.

«Пиранью», конечно, мягко говоря, перехвалили — но это нормально. В категорию pulp попадает значительная часть российского кино, но очень немногие готовы в этом признаться, себе в первую очередь. «Пиранья» же сделана лихо и с самоиронией — чем и подкупает. Те, кто получал кинообразование в видеопрокатах, — идеальная целевая аудитория.

Приличный истерн — что тут еще скажешь? Приличный, а не отличный, потому что привязка к прошлому слабовата (сравни с «Холодным летом 1953 года»), экзотики все же недостаточно (сравни с соответствующими эпизодами в «Апокалипсисе» Копполы), а главное, — развитие сюжета через самораскрытие персонажей (сравни по контрасту с «Избавлением» или с «Соломенными псами») едва намечено. Несколько подкачали драки: не всегда видно, кто кого убивает и кто как спасается. Но хороши — причем именно в паре — Машков с Мироновым, да и — как всегда — Гармаш.

Единственный из «гоночных киноавтомобилей» последних трех сезонов пресловутого «возрождения российского кино», который можно смотреть с удовольствием. Легкая шизофреничность, ощущение зыбкости любой реальности, которое и составляло обаяние первых романов Бушкова, сочетается с азартом: мальчишки играют в войнушку, проносясь в драке через слои времени, пользуясь любым подвернувшимся под руку оружием. Так в «Шокере» Уэса Крейвена маньяк, превратившийся в электрический разряд, бегал по телеканалам, оказываясь в какой-то момент один на один с Франкенштейном.

По прочтении оригинальной бумажной версии «Охоты на пиранью» преследовало ощущение некоторой гадливости. Надо ж было так испортить книжку патетичным финалом. Экранизация этот, да и многие другие минусы «Пираньи» исправила. Тут, конечно, никто из положительных героев не умер. Кроме того, появились архитектурные излишества. Злодей Миронов ласкает автомат и приговаривает: «хороший», старательно «окая». Красавица Антонова хочет сойти с плота. А у морячка Машкова в глазах отражается мировой пожар. Хочется напомнить, что у «Охоты» было то ли шесть, то ли восемь бумажных продолжений. Так что просим.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»