18+

Подписка на журнал «Сеанс»

' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Зарубежное кино в России. Влияние на кинопроцесс

«Однажды в Америке» — сюжетостроение, тематика. «Рэмбо» — жанр, идеология. «Синий бархат» — жанр (мистика). «Повар, вор, его жена и её любовник» — декор, стилистика, музыкальное решение. «Бульварное чтиво» — идеология, мораль, сюжетостроение. «Рассекая волны» — жанр, технологии, актерская игра. «Идиоты» — идеология, технологии. «Мертвец», «Путь самурая» — стилистика, жанр, идеология.

«К-19» — «72 метра» — по всем параметрам. «Властелин колец» — «Ночной дозор» (идеология). «Карты, деньги, два ствола» — «Даже не думай» (стилистика, технология). «Сладкая жизнь» — «В движении» (сюжетосложение). «Цементный сад» — «Лунные поляны» (идеология).

Не думаю, что какие-то конкретные фильмы последних пяти лет оказали реальное влияние на российский кинопроцесс. У нас только сейчас возникает новое поколение режиссеров-синефилов. Большинство прежних режиссеров зарубежное кино не смотрят, по крайней мере, современное. До 2000 года на некоторых наших молодых режиссеров влиял Тарантино — точнее, это им казалось, что они тоже тарантины. А клипмейкеров безусловно ошарашил фильм «Беги, Лола, беги» — они обнаружили там массу ходов, которые можно своровать (одну только бегущую девушку можно было обнаружить в десятке клипов и рекламных роликов — впрочем, в американских тоже). После 2000 г. близкое знакомство с западным кино продемонстрировал Темур Бекмамбетов, внимательно изучивший «Властелина колец» (учитывая, что у нас сейчас снимается несколько фильмов в жанре фэнтези, уроки у Питера Джексона будут брать многие) и листавший американские комиксы. Очень киноманским оказался минисериал Олега Погодина «Родина ждет», снятый очевидным фанатом и Бонда, и гонконгско-японского кино. Там и Цуй Харк, и Китано чувствуются. Надо бы назвать и «Возвращение» — фильм очень культурный (основанный и на библейских мифах, и на греческой мифологии). Но ленты, влияние которых там угадывается — от «Зеркала» Тарковского и всего Хичкока до «Мертвеца» Джармуша — к нашему разговору отношения не имеют.

«Властелин Колец», «Матрица». «Догвилль», «Путь самурая». А также «Спасение рядового Райана»: сейчас идёт волна военных фильмов, и среди них есть картины, на которые «Рядовой Райан» повлиял впрямую.

Отечественное кино существует вне какой-либо связи как с мировым, так и с европейским кинопроцессами. Равно как и с потребностями собственно зрителей. Оно как будто зависло в безвоздушном пространстве. Единственный фильм, кое-как переваренный нашими кинематографистами — «Спасение рядового Райана». Что стало понятно, когда поступил, наконец, отечественный госзаказ, военная тема стала модной, и все ударились снимать военно-патриотическое кино. В целом же никакого влияния не усматриваю и очень хорошо знаю, что большинство отечественных кинематографистов не смотрят даже фильмы друг друга — не говоря уже о зарубежных.

Наши киношники мало что смотрят, они же хозяева жизни, господа. Вот и фильмы у них такие же: невменяемая расейская обломовщина. Взгляд с барского дивана.

Коммерчески успешным на местном рынке фильмам и даже сериалам всегда можно найти зеркальное отражение в Голливуде: «Бригада» и «Бумер» получили благословение «Крестного отца», «72 метра» уплыл вслед за «К-19», а «Ночной дозор» обошел владения «Властелина колец». Двигатели авторского кино 90-х — Квентин Тарантино и датская «Догма» бликуют разве что на студенческих короткометражках, где заимствованная стилистика удобно скрывает невнятный сюжет и отсутствие какой-либо внятной идеологии. По части последней и у взрослых не все в порядке: либо ищут опору в советских штампах («Водитель для Веры», «Кукушка», «Свои»), либо же смотрят вслед общеевропейской моде на политкорректность («Дом дураков», «Мой сводный брат Франкенштейн»).

«Pulp Fiction», «Беги, Лола, беги», «Карты, деньги, два ствола», «Trainspotting», «Леон-киллер», «Матрица». Но это все такие точечные влияния: очень мало кто из наших режиссеров любит смотреть чужое кино, и в лучшем случае это очень поверхностная насмотренность.

Граждан страны, где по-прежнему не без успеха дает концерты Тото Кутуньо, не сбить с панталыка новейшими западными течениями. Они для отечественных кинематографистов по преимуществу пустой звук. Даже датская «Догма» не взволновала их невежественные сердца. Пожилые кинематографисты все молятся на своего Феллини, молодые — на Тарантино и Гая Ритчи. «Гангстерские» наши саги опираются, понятно, на творчество Копполы и Леоне. Произведения на афганскую/чеченскую тематику — на американские ленты 1970-х о поствьетнамском синдроме.

Про удар по некрепким режиссерским головам, который нанес Квентин Тарантино, и про подзатыльник, который отвесил Гай Ритчи, все понятно. Технологические установки «Догмы» впечатлили, скорее, наших зрителей, чем сочинителей. Если в брешь, пробитую «Ночным дозором», устремятся последователи, можно будет говорить о том, что сага про хоббитов привила местному кинопроцессу вкус к фэнтэзи. Но пока утверждать это рано. Остальное — по преимуществу интимные увлечения и заимствования в частном порядке. Вроде героических подводных лодок или бегущей Лолы. В целом очевидно, что режиссеры смотрят мало и полуслучайно. Но недосмотревшие авторы все же меньшая беда, чем перенасмотренные и не способные переварить увиденное. Бывает, сидя перед экраном, с благодарностью вспоминаешь индивидуальную теорию умственной гигиены, разработанную скульптором Паоло Трубецким. Он призывал меньше читать чужого, чтобы больше думать самому.

Если принять на веру то, что отечественные режиссеры хотя бы иногда смотрят зарубежные фильмы (в чем есть достаточно поводов усомниться), то в голову приходят две бесспорные фамилии: Тарантино и Гай Ритчи. «Бешеные псы», «Криминальное чтиво» и «Карты, деньги, два ствола» по-прежнему остаются стилеобразующими примерами для тех российских кинематографистов, которые пытаются разговаривать с достаточно насмотренной аудиторией на более или менее понятном кинематографическом не языке даже, а слэнге.

Среди тех дебютантов, с которыми мне приходилось работать, самые правильные и многообещающие — синефилы. Новейшие и моднейшие воспитаны на «потоке». Их предпочтения — японское, корейское кино. Но смотрят они все или почти все: триста шестьдесят пять фильмов в год, по фильму в день.

Гаю Ритчи и Тарантино пытались подражать сотни раз. Но подражают скорее не конкретным фильмам, а стилю, манере съемки, монтажа и так далее. Также используют определенные западные штампы. Пытаются использовать то, что срабатывает наверняка.

«Криминальное чтиво», «Бойцовский клуб», «Матрица», «Карты, деньги, два ствола», «Однажды в Америке», «Рэмбо», «Властелин колец». А также рекламные ролики и клипы на канале MTV.

В свое время фильм «Рассекая волны». Не уверена по поводу влияния, но впечатление в свое время произвел огромное. Ну, и Тарантино, конечно. Все помешались «на ентой Тарантине». Положение по существу не меняется: с середины 1990-х и по сей день — Тарантино и фон Триер.

Ввиду мутного качества российских фильмов трудно бывает понять, что на кого повлияло. Вообще, кажется, отечественные кинематографисты полны необоснованной гордыни и новое иностранное кино не смотрят, по крайней мере, всерьез за процессом не следят. Все говорят про влияние Тарантино, но это не влияние, а заимствование — какое-то безмозглое и поверхностное. Примеров внятного заимствования чего-либо у кого-либо было всего два — первый «Антикиллер» (который делался с оглядкой на корейские арт-боевики) и «Возвращение». Вообще же, когда в России сейчас хотят сделать «модное кино», получается то же, что получалось у французов в 90-е: только бюджеты меньше и общая визуальная культура ниже. «Ночной дозор» — это никакой не Голливуд, а «Доберман» Яна Кунена с вампирами вместо бандитов.

«Pulp Fiction» — раз, «Pulp Fiction» — два, «Pulp Fiction» — три. В некоторой степени Кустурица «Времени цыган», но, скорее, на режиссеров СНГ. В конце 1980-х были попытки подражать Вендерсу. В некоторых авторских работах (Валерий Тодоровский, Дмитрий Долинин, Наталья Пьянкова) очевидно неожиданное влияние Фассбиндера или Джона Кассаветиса, но это к кинопроцессу отношения не имеет.

Не думаю, что можно говорить о влиянии фильмов-новинок. На современных отечественных кинодеятелей скорее повлияли культовые картины эпохи т. н. «нелицензионного видео» (первая половина 1990-х). Бесспорно влияние американских гангстерских фильмов — от Скорсезе, Копполы и Серджио Леоне до новейших образцов, даже комедийных. Несомненна ориентация на отдельных персонажей: прежде всего, это Квентин Тарантино (модель «веселого насилия», использование слэнга) и Гай Ритчи («клиповый» модный монтаж, криминальная тематика, отсутствие любого рода морализма). Продюсеров же, судя по всему, вдохновляет пример Люка Бессона, занизившего все разумные представления о художественном вкусе и качестве ради успеха и прибыли. Что же касается т. н. «арт-хауса», то безусловное влияние картин Джима Джармуша или Дэвида Линча на «Возвращение» Андрея Звягинцева все же не позволяет делать выводов о тотальном влиянии этих мастеров на кинопроцесс как таковой.

Отечественная культура вообще с трудом поддаётся влияниям. Во всяком случае, начиная с советского времени. Возможно, это объясняется многолетней изоляцией, существованием за железным занавесом. Я думаю, что можно вспомнить лишь один случай прямого (и мощного) влияния — итальянского неореализма на кино периода «оттепели». Что же до нынешнего положения вещей, то в каком-нибудь «Ночном дозоре» я вижу не «влияние», а прилежное копирование чужих образцов — использование готовых лекал, наработанных технологий. «Матрица», конечно, повлияла бы, но такие блокбастеры слишком дорогие игрушки для нас, чтоб в них играть.

На меня все эти фэнтези, спецэффекты и матрицы никакого впечатления не производят. А с другой стороны, и формальное кино, типа Триера, не люблю. С «Танцующей в темноте» ушел, да и «Догвиль» показался скучным. Эта т.н. «альтернатива», которую я проходил в советские годы: Беккета снимал, Кафку. Все хотел показать дулю социальной культуре… Теперь это скучно все… Вот старое кино, да, оно на меня, конечно повлияло. Но ведь это потому, что влияние можно испытывать в детстве, в юности. А взрослые, они и воспринимают по-взрослому: понравилось или нет, натолкнуло на мысль какую-нибудь или так, мимо прошло…

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»