18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Дебюты. Производство

Свято место пусто не бывает, ребята. Поколение — Балабанов, Тодоровский, Месхиев, Хотиненко, Дыховичный, Рогожкин — становятся, наконец, взрослыми. И уже появилось следующее — это совершенно очевидно. Для меня бесспорно многообещающими дебютантами стали Велединский, Буслов, Геннадий Сидоров, Попогребский, Хлебников, Мурадов. Почему я не называю Звягинцева? Я к Звягинцеву отношусь лучше, чем к его фильму. Звягинцев — по сути своей абсолютный режиссер. Но я не представляю, каким будет его второй фильм. Неожиданно открылся для меня Филипп Янковский — в каком-то смысле даже как комедиограф. Мне интересно, что с ним будет дальше. Леню Рыбакова я считаю потенциально интересным человеком. Да, «Похитители книг» не сложились в силу многих причин. Но у него есть оригинальность, есть почерк, есть видение, есть своя эстетика. Ему просто надо было дебютировать с сюжетной простой сухой картиной. И я попробую с ним сделать такую жанровую картину, у меня есть идеи на этот счет.

Еще пять лет назад о таком количестве интересных дебютов можно было только мечтать. Нынешний бум кинодебютов напрямую связан с ростом рынка. Больше стало возможностей, больше денег в кинематографе. Соответственно, у продюсеров, которые имеют вкус к работе молодыми, у которых есть какие-то (гражданские ли, коммерческие ли) расчеты на обновление — у этих продюсеров теперь появилось больше возможностей для эксперимента. Это во-первых. А во-вторых — расширяющийся рынок просто требует новых кадров –намеренно употребляю это скучное слово. Дебюты — это очень рискованная вещь, но этим она и интересна… Другое дело, что как-то все опять стремятся шагать в ногу. Приносят одно и то же — то стрелялки, то молодежные комедии. Никто не хочет или не может работать с мелодрамой, с психологией. Очевидно, что именно в этой области предыдущее поколение по каким-то серьезным причинам ничего не добилось. Я бы хотел с молодыми попробовать, но у них, похоже, тоже нет вкуса к таким вещам.

Многообещающие дебюты, на мой взгляд, «Возвращение» и «Старухи». На сегодня — все. А общий дебютный бум связан с выздоровлением государства, у которого появилась возможность более щедро финансировать кинопроизводство. Когда не было этого, все, что выделялось на кино, старики забирали себе.

Образовался рынок, появились деньги. В этом причина,. а не в том, что были все бездарные, а стали все талантливые. Я помню, в мастерской, которую я заканчивал во ВГИКе, до меня учился Саша Басов — выдающегося дара режиссер. И что же- он десять лет ждал, когда ему дадут деньги на кино, стал заниматься какой-то ерундой… И так вынуждены были поступить многие. Дебюты — это вопрос времени. Сейчас наступило время, когда с появлением денег в кино стала ощутима нехватка режиссеров, поэтому стали появляться дебютанты… Я этому очень радуюсь. Я страшно радуюсь, что появился такие режиссеры, как Леша Герман, очень рад, что сейчас появляется такой режиссер, как Игорь Волошин — я верю, что у него все будет хорошо, он до этого снял замечательную картину «Сука» про войну в Чечне. появившаяся после этого «Охота на зайцев» — картина внешне менее совершенная, но свидетельствующая о большом даре этого человека. И я еще знаю целый ряд людей, которые сейчас вступают в профессию, и я очень хочу, чтобы они снимали, потому что чем больше будет талантливых людей работать в кино, тем лучше.

Сегодня вообще время молодых. Молодых не в смысле возраста, а принявших это время, адекватных ему. В новом поколении уже появились сформировавшиеся люди, в то же время не отрицающие и преемственности. «Возвращение» — достойнейшая картина. Звягинцев очень способный человек. Я жду его второй работы. «Старухи» — интересно, но не мое. А по поводу «Коктебеля» у меня глубочайшие сомнения. На мой взгляд, это такая игра в «культурное кино».

Причины вроде бы очевидны. Расширилось, задышало само кинематографическое пространство, почва появилась. Тут ведь как в спорте: если вкладываются деньги — на результатах это почти наверняка отражается. Кино без денег, как ни крути, не снимешь. А в этом плане ситуация более-менее стабилизировалась. Выходят на поверхность те, кто не задохнулся за десять лет, возвращаются те, кто отдышался на телевидении. Но тут есть и своя мистика. Бог знает отчего там или здесь вдруг происходит микропассионарный всплеск? Отчего в Дании, где и кино-то никогда не было, вдруг появляется Ларс фон Триер?

Бум дебютов? Вы знаете, мне есть с чем сравнивать. Я все-таки, будучи начинающим кинематографистом, видел дебюты несколько другого уровня. Например, «Зной» Ларисы Шепитько или ее же абсолютно новаторские «Крылья», с молодой Майей Булгаковой. Я уж не говорю про дебют Киры Муратовой «Короткие встречи», про дебют Шукшина, про дебют Климова. Нет, это несопоставимый уровень. То невероятное поколение, которое пришло в кинематограф передо мной (Гена Шпаликов был рецензентом моего диплома) — вот оно продемонстрировало, что такое бум дебютов. Сейчас говорить об этом смешно. Или, будем надеяться, рано.

Когда во второй половине девяностых меня спрашивали, зачем вам дебюты, я объясняла, что это нормальное занятие для продюсера — пытаться заполнить пустующую нишу. А эта ниша пустовала преступно: в кинематографе вообще не было молодых, и такая ситуация не могла безнаказанно продолжаться. К концу девяностых в профессии отсутствовало несколько «пропущенных» поколений — как факт. Кризис возник по двум обстоятельствам: в девяносто первом умер рынок, мы остались в другом веке. То, что было дальше — некая жизнь после смерти. Это все надо учитывать, говоря о дебютном кризисе, он же не сам по себе возник. Важно ведь, в каком контексте находился тот же ВГИК, где благополучно двадцать лет не учили тому, что такое современный кинематограф. Отсутствие института продюсерства (роль которого всегда выполняло у нас государство) было, наряду с отсутствием проката, второй причиной, угробившей огромный прекрасный русский рынок. Никто и никогда у нас не учил продюсеров. И все те, кто научился делать некий достойный самостоятельный продукт, — постигали эту науку самостоятельно, в бою. Теперь есть прокат и есть продюсеры, желающие остаться на формирующемся рынке — вот, собственно, и все причины дебютного «бума». Что касается самых перспективных сегодня дебютантов… С «большим кино» все понятно: новые имена у всех сегодня на слуху — и не только в кинематографической среде, что больше всего радует. Однако и в студенческом кино сейчас есть движение какое-то, несомненно. Что выгодно отличает сегодняшних дебютантов, лучших из них, — это их насмотренность. Новейшие и моднейшие воспитаны на потоке, они смотрят триста шестьдесят пять фильмов в год, соответственно «секут поляну» — в ход идет все — корейцы, японцы, классика и т. д. Для меня важно, что самые «правильные» просто постоянно смотрят кино.

Что можно считать перспективными дебютами? Если брать в расчет телевидение (а его на мой взгляд сегодня нельзя не брать в расчет) то, конечно, «Бригаду». Это очень талантливый дебют. Его этическую неоднозначность вынесем за скобки. Главное, что здесь чувствуется крепкое, серьезное мастерство. Я надеюсь, что Алексей Сидоров еще проявит себя как очень сильный режиссер. Затем, «Старухи», конечно — настоящее режиссерское кино, которого у нас давно не было. Из работ моих учеников — «Егерь» Саши Цацуева. Грамотная, профессиональная работа, преодолевшая, кстати сказать, довольно много сценарных недостатков. Но вот дебютов, которые вызвали бы настоящий восторг, после появления которых мир бы перевернулся, таких, к сожалению, сегодня нет. Когда мое поколение входило в кинематограф, один за другим шли дебюты, переломные для истории кино своим появлением поворачивающие: Тарковский с «Ивановым детством», Шукшин с картиной «Живет такой парень», мы с Салтыковым, наконец, с «Другом Колькой». Перечислять можно долго. Это все были фильмы-открытия, совершившие своего рода революцию, систему ценностей изменившие. По сравнению с ними то, что происходит сегодня, конечно, так, легкая рябь.

Сегодняшний бум дебютов — результат естественного процесса. 25% бюджетных средств Федеральное агентство по культуре и кинематографии предусматривает на поддержку дебютов. Продюсеры целенаправленно ищут молодых ребят сегодня, ищут молодых режиссеров, ищут сценарии. И находят. Подросли ребятки-то, как это ни странно в отсутствие кинопроизводства. И на подходе следующие уже. Среди многообещающих дебютов я бы безусловно назвала «Коктебель», «Бумер», «Возвращение», «Старух» и «Змея», а также, наверно, «Последний поезд» Алексея Германа и «Кострому» Валерия Сурикова. Из неполнометражных работ — «Прогулку» Юли Колесник, которая сегодня сняла уже четырехсерийный телевизионный фильм «Строптивая мишень». Интересно также посмотреть, что сделает Филипп Янковский после фильма «В движении» и как дальше будет развиваться Александр Котт. Как мне кажется, можно проследить некую тенденцию, объединяющую эти картины. При всей их разности, они несомненно все-таки демонстрируют достойный профессиональный уровень.

Из имен наших, университетских, дебютантов прежде всего следует назвать Артема Антонова. Его «Столичный скорый» получил 11 международных призов, участвовал в программе Каннского и Карловарского фестивалей, взял приз на Кинотавре и «Святую Анну». Сейчас Антонов снимает полнометражный фильм у Каленова, по сценарию, который в конкурсе Министерства культуры был признан лучшим сценарием года. Вот, поглядим, что получится.

Речь идет о многообещающих дебютах, правильно? То есть о тех, за которыми видишь какое-то будущее? Я таких дебютов не знаю. Есть удачные картины, более-менее приличные, но «многообещающими» я их не назову. Может быть, за исключением дуплета, которым выстрелил Андрей Прошкин — «Спартак и Калашников» и «Игры мотыльков»… «Возвращения», о котором все вокруг только и говорят, я не видел. Но я примерно понимаю, почему эту картину приветствовали на Западе. Потому что она являет образец органичного вхождения в мировой киноконтекст, без привязки к географическим координатам, геополитическим, национальным и проч. В условном пространстве действуют условные герои, всем все понятно, все замечательно, как говорят — очень грамотно сделанная картина… Можно ли на этом пути достичь каких-то успехов? Наверное, можно. Продуктивный ли это путь? Не знаю, что называть в данном случае продуктивностью. Привлечение фестивального внимания? Если это является мерой оценки — наверное, можно еще пару картин в этом направлении сделать.

Самые заметные дебюты? Конечно, «Возвращение». Очень хороший фильм — «Бумер». И «Старухи» понравились мне всерьез. Но список может быть гораздо больше. Вообще-то, появление дебютов — это самое значительное, что происходит в последние годы. Сегодня в нашем кино уникальная ситуация: спрос на идеи и талант превышает предложение. Надо учесть еще то, как мощно сейчас оттягивает кадры телевидение. Людей, которые могут делать кино, не хватает страшно. И в этот момент, конечно, все готовы рисковать, готовы приглашать дебютантов. Деваться некуда. На старых кадрах уже никуда не уедешь.

Я бы поставил вопрос по-другому — чей следующий фильм мне было бы интересно посмотреть? Мне очень любопытно было бы посмотреть следующие фильмы Буслова и Звягинцева.

Я мало, к сожалению, смотрел дебютов, надо бы сейчас смотреть их больше. Ну, Звягинцев, Буслов. Я равнодушен к «Бумеру», но его успех говорит сам за себя. Молодой дебютант снимает такой фильм, что вся страна его смотрит, без всякой агрессивной рекламы. Это здорово. Конечно, пришло время «обновления крови». Ее нехватка давно, на самом деле, ощущалась острейшим образом. Недаром Ливнев в свое время возник со своим проектом на студии Горького. Но, видимо, время пришло только теперь.

Без всякого сомнения, «Бумер» — мощнейший дебют. При том, что шансов состояться у него было мало. Тем не менее это произошло. Я очень рад за Петра. Больше не вспомню.

Есть серьезные заявки. Звягинцев, Хлебников-Попогребский, Сидоров. Но надо посмотреть, какими будут их вторые работы. Первая картина часто бывает просто удачей. Дебютов сегодня много, но если строго оценивать сценарное качество работ, режиссерское мастерство — ситуация далеко не безоблачная. С «Богиней» все сложно. Рената — бегун на короткие дистанции. Она хорошо придумывает, может интересно повернуть тему. Но в полном метре ей нужна была помощь редактора и, может быть, даже сценариста, который бы мог выстроить вместе с ней жесткую структуру истории. Думаю, что эта картина — полуудача. А «Время жатвы» — просто ученическая работа. Причем конъюнктурная. Я считаю, что критики делают большую пакость Разбежкиной, перехваливая эту картину.

Мне очень понравилось «Время жатвы» Марины Разбежкиной. Меня это завораживало, меня увлекала эта история, и я хотел существовать там, в той атмосфере, на тех полянах, в той избе, я хотел наблюдать за этими людьми. Я два часа сидел, не отрываясь. Я восхищен. И думаю, что этой женщине-режиссеру надо помочь, надо посмотреть в ее сторону. Мне кажется ей есть что сказать, и сказать она это сумеет.

Есть некий «скачок» в дебютах, но, скорее, количественный, чем качественный. Конечно, талантливых людей не может быть много по определению. Но важно, способствует ли современная среда возникновению и проявлению этих талантов? Пока едва ли. Каналы погрязли в битвах за деньги. Это часть нашей профессии — делать успешное телевидение. Но именно в силу этих причин мы не в состоянии «переварить», усвоить то количество индивидуальностей, которые забредают в наши кабинеты. Я их просто не слышу, потому что я в гонке. На рынке есть два-три кинопродюсера, которые занимаются этой работой (все те же Сельянов, Яцура), но это очень мало. Это слишком узкий круг «стартовых площадок» для большой страны. Создавая «Возвращение», мы не занимались кинобизнесом. Это был частный опыт людей, у каждого из которых в этой работе была некая личная мотивация. Да, звезды так сошлись, что фильм имел успех — в том числе, и коммерческий. Но это уникальный случай, который пока не есть модель. У меня отдел, который отслеживает все, что происходит в нашем кино: арт-работы, выпускные работы ВГИКа. Количество найденных имен здесь не может быть показателем, потому что один новый Кустурица может быть дороже, чем сто двадцать дипломированных специалистов, выпущенных за этот период. Возможно, когда государство уйдет с поля кино, оно и начнет развиваться более активно. Мне кажется, что для серьезного прорыва должен быть соответствующий уровень сопротивления. Сегодня практически под любую картину можно найти деньги или получить грант. Нивелируется уровень сопротивления. Эта халява расслабляет. Нет места для живой, здоровой инициативы. Прорываться некуда, когда все позволено.

Я считаю успешными дебюты, которые запускают Лена Яцура, Сергей Сельянов. Настоящим выстрелом стал «Бумер» у Члиянца, в который никто не верил. Но есть разные пути к успеху. Я бы допустим, даже сценарий «Возвращения» вряд ли прочел бы. Это не мое. А Лесневский за это взялся и все пошло. Я же стараюсь контролировать ситуацию и занимать силовую продюсерскую позицию. В ее правильности меня убедил опыт другого дебюта — «Одиночества крови» Романа Прыгунова, считавшего себя главным на съемочной площадке. Кинобизнес тогда был болен, и поэтому нужна была свежая кровь, которая не была бы испорчена прошедшим периодом. Поэтому, собственно, возник бум дебютов. И именно поэтому я связался с Русланом Бальтцером и сделал с ним «Даже не думай»… Уже набирается некое количество ребят, и когда через год-полтора я буду запускать очередной фильм, я уже буду смотреть не только дебютантов, но и освободившихся на рынке молодых ребят.

Из последних мне очень понравился «Змей» Алексея Мурадова. Понравился «Коктебель» — мне просто было уютно его смотреть… А уж когда в финале чайка прилетела, стала у него булку вырывать, а он ее прогнал — мне совсем понравилось. «Бумер» понравился. Это, вроде бы, находится на генеральной линии нашего нынешнего кино: всех убьем, всех зарежем… Но там видно, что режиссеры всех этих фильмов ничего на самом деле не знают. А Буслов — знает. И я ему верю. Я обычно смотрю фильм маленьким куском — мне достаточно, чтобы понять, стоит ли его смотреть дальше, а «Бумер» я досмотрел до конца. «Возвращение» Звягинцева мне не понравилось, но я не хочу говорить про картину плохо. Про нее говорить трудно. Если каким-то умным людям это по душе, это их задело, и они искренни, — значит, это просто не имеет ко мне отношения. Но я подозреваю, что, может быть, следующая картина Звягинцева будет интереснее… Мне кажется, что вот эти дебютанты гнались не за заработками, а за тем, чтобы сделать хорошо… И Госкино должно поддерживать молодых, а не отдавать деньги старикам.

Большие надежды подает молодой Прошкин. Мне очень понравилась его вторая картина «Игры мотыльков». Молодой Леша Герман очень интересен… Посмотрим. Режиссер, который делает первую картину, вкладывает в нее все, что он имеет. Если у него больше ничего не осталось — он должен много набрать, чтобы сделать вторую картину. Это очень часто бывает — все сказал, а дальше не знает, что говорить. Либо надо повторять — но тогда, особенно если первый фильм был успешным, это катастрофа. В этом смысле бедный Звягинцев — как сделать ему сейчас второй фильм?… Но большой талант никогда не боится проиграть… Век кино кончился, на мой взгляд. То есть, конечно, картины будут сниматься… Но завершился век зрителя, который ждал картины какого-то режиссера, потому что этот режиссер уносит в какие-то миры каким-то своим проникновением, а не спецэффектами. Прежде главным «спецэффектом» было человеческое лицо. А теперь лиц все меньше и меньше, все больше и больше персонажей, сделаных как будто при помощи компьютерной графики. Самое обидное в нынешних дебютах — то, что они не совершают прорыва в этой области. Идут на поводу у времени. А времени нужно сопротивляться. Устраивать засаду и открывать огонь по штабам. Вот истинное занятие дебютантов, а не доказывать, что мы хорошие, мы не хуже прежних … Да вы лучше должны быть, лучше! А не хуже…

Многообещающий дебют — для меня это значит перспектива или возможность судьбы художественной. И некий ресурс воздействия на все движение, на весь процесс. Честно сказать, я не вижу таких дебютов. Были более удачные фильмы, менее удачные, но вот именно в смысле «многообещания» ничего назвать не могу. Из всех дебютных фильмов мне кажется наиболее неожиданным фильм «Старухи» Геннадия Сидорова. Там большие драматургические просчеты, но по выбору материала, по контакту с этим материалом, по самому авторскому переживанию — картина для нашего кино уникальна. Интересная картина Алика Мурадова «Змей». Мурадова я выделяю не только как дебютанта. Он единственный продолжает ту линию кино, которую прочертили пиэфовцы начала 90-х, и продолжает, ориентируясь на их уровень интеллектуальный и художественный. К тому же в самом его даровании есть некая загадка, без которой говорить о явлении нового художника бессмысленно. Но «новой волны» они все вместе не составляют. Все находится в таком взвешенном, хаотическом состоянии. Единственное, что сегодня дебютантов объединяет, это, извините на добром слове, тусовка. И дебютов много именно «тусовочных». И, кстати сказать, в некоторых случаях на удивление складные и ладные. Например, дебют Филиппа Янковского «В движении». Это определенно одна из лучших картин, она хорошо сделана, она современна по языку. Другое дело, что она такая гладкая, такая залакированная, что лица авторского не видно. Наверное, это обещание мейнстрима, которого тоже как такового пока нет. Творческое поле сегодня существует без вертикали. У нынешних дебютантов — уверенность, что ту планку, на которой существует современный русский кинематограф, они преодолевают без труда. И надо признать, что, в общем, они почти правы. Ситуация не из лучших.

Мне очень нравится, что стали выходить кинодебюты. Правильно, так и должно быть. Молодых в кино стало много, а скоро будет еще больше. Они уже теснят старожилов, и будут теснить еще больше. И правильно, и так и должно быть. Сейчас происходит революция, ничего не понятно, какой-то сумбур. Буквально в прошлом году никого на самом деле не интересовал результат конечный, а только — сколько денег вы мне заплатите. Или — сколько денег я смогу украсть? А теперь всем стал интересен конечный результат. На это-то я и надеюсь. Потому что пришли другие деньги и другие люди, которые рассчитывают на возврат вложений. Это правильно, так и должно быть.

Заметных дебютов, к сожалению, не так много. Они все на поверхности: «Ехали два шофера» Александра Котта, «Возвращение» Андрея Звягинцева. Для меня многообещающим стал Артем Антонов, который сделал на нашей студии замечательный диплом «Столичный скорый». С одной стороны, был он отмечен кинокритиков в Каннах, где приветствуется авторское кино, и с другой стороны, получил номинацию оскаровского комитета фестиваля студенческих фильмов, где приветствуется кино жанровое. С Артемом мы уже сейчас работаем дальше — запускаем его полнометражный дебют под рабочим названием «Мгла»… Интерес нашей студии к дебютантам вполне естественный. Появление новых режиссеров — необходимое условие для того, чтобы кинематограф двигался вперед.

Из дебютов могу выделить «Бумер». Это колоссальный энергетический прорыв. Фильм, снятый дешево, энергично… Это один из первых фильмов, уже абсолютно свободных от наследия и нравственных императивов советского и постсоветского кино. Перед дефолтом 1998 г. мог дебютировать кто угодно, и если бы этого дефолта не случилось, то осенью в производство пошел бы большой пакет энергичного молодого кино.. Сейчас все независимые продюсеры очень любят рисковать. И так или иначе весь интересный продакшн попадает под их патронаж. «Бумер» снимает Члиянц, а прокатывает Сельянов, «Апрель» снимает Юсуп Бакшиев, а прокатывает Яцура. Они любят рисковать и умеют это делать, по крайней мере они всегда выдают продукцию кондиционного качества. Можно смеяться над фильмом «В движении», но тем не менее это нормальный фильм, с титрами, звуком, цветом… Можно презирать фильм «Гололед», но это снято на хорошую пленку, с Dolby-звуком и показывается в кинотеатрах. Все хотят дебютов, всем интересно, все изыскивают возможность для того, чтобы их делать. Потому что все понимают, что русское кино захлебывается и без сценариев, и без режиссеров. Все понимают, что иметь три фильма в год мало для такой страны, как Россия.

У меня есть курс лекций, который называется «Успешный дебют». Там заключена простая и эффективная формула. Нужно снять: несчастного ребенка и, естественно, его несчастное детство… Да, еще хорошо бы, чтобы было животное. Лучше всего тут подходит собака. Тоже, значит, несчастная. И выйдет тогда у нас очень успешный дебют: почти у всех членов жюри есть дети, а у половины еще и животные. И жюри готово посочувствовать в такой вот ситуации, да? И, в общем, прецедентов-то очень много… Начиная с «Иванова детства», «Четырехсот ударов» Трюффо и вплоть до «Возвращения», «Коктебеля» и тому подобных. Но кинодебют не может быть самоцелью. Есть дебютанты, у которых их первый фильм — действительно первый. Но то, что называется «новый взгляд», случается довольно редко. В основном, это перепевки кинематографических стереотипов. Ведь от человека, у которого есть просто возможность снимать свадьбы и своего ребенка (или собаку), дебютанта (вообще, режиссера) отличает бескорыстие отчаяния. А отчаяние формулируется с трудом. Отчаяние от того, что часто не хватает «профессионализма», чтобы «сформулировать песню». Или наоборот — профессионализма уже столько, что песня не формулируется. Эстетическое новое — это очень редкий случай. Дебюты — это обычная калитка. Просто нужно, чтобы у нее кто-то стоял. И пропускал бы. Решал бы давать конфету или не давать. Если кто-нибудь занимался бы этим, то все могло бы успешно существовать. А во главе надо поставить специалиста. Меня, например.

bok
Beat
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»