18+
' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: Актеры. Актерские агентства

Весьма позитивную роль. Я с благодарностью и уважением отношусь к агентству Гали Бабичевой и к замечательному агентству «Макс» Ларисы Исаевой. Работал с ними на многих картинах. Считаю, их надо поддерживать, обеспечивать правовой, юридической защитой и т.д.

Тут много блефа. Процентов девяносто, как и в продюсерстве. Агенства не могут, на самом деле, защитить актеров на рынке труда — ни по технике безопасности, ни по санитарным нормам, ни в финансовом плане. Я в агентстве не состою, общаюсь напрямую. На самом деле, это тяжело, но я уже привык решать меркантильные вопросы. По-настоящему агенты понадобятся, когда в гонорарах будет не три, не четыре, а хотя бы пять нулей. Пока все это — игра во взрослых и процесс обучения. Агенты сейчас интенсивно работают только на сериалах. Фильмов-то мало.

В начале 1980-х гг. актерские агентства на Западе нанесли колоссальный ущерб киноиндустрии в целом. Пользуясь тем, что популярность актера является страховкой и гарантом коммерческого успеха фильма, они стали безбожно «играть на повышение» — увеличивать актерские ставки. Отсюда берет начало огромный перекос внутри системы, то, что можно назвать «системной ошибкой». Ну что это такое заплатить двадцать миллионов долларов одному человеку — ни один труд человеческий столько не стоит. На эти деньги можно кормить слаборазвитую африканскую страну. Это болезнь, это неправильно, это дико раздутое человеческое эго. Возгоняя до бесконечности актерские ставки, кино рискует потерять окупаемость в принципе. Динозавры вымирают под тяжестью собственного веса. Ведь вслед за этой цифрой ползут и другие. А дальше вы и шевельнуться не можете. Сценарий должен быть стопроцентно апробированный, никаких прорывов, потому что такими суммами не рискуют. А при нашей, я бы сказал утробной еще, стадии развития, все это приобретает вовсе уродливые формы.

Я считаю, что в России они не продуктивны. И в ближайшее время не будут. Мы все пытаемся по-взрослому как-то существовать, в звезд играем. Но у нас на самом деле нет актеров, за которых реально платят зрители. Система звезд не может существовать там, где нет большого рынка. И в Европе-то ее практически нет, она очень условна. Она сложилась только в Америке, где люди покупают билет именно на Шварценеггера. Если это будет, агентства будут иметь смысл. У нас пока просто играют в эти игры.

Огромную, просто огромную роль. У меня большая часть кастинга происходит при помощи агентств. Исполнителей главных ролей я определяю сам — это четыре-пять актеров всего. А два-три десятка эпизодников получаю от агентств. Если мне Ольга Логинова предлагает актера, я не глядя беру, без проб. Я знаю — это то, что мне надо, и никогда не ошибаюсь. Это гораздо более эффективно, чем прежняя работа с ассистентами по актерам. У агентств гораздо более широкий «ассортимент».

Я состоял в одном агентстве, когда был только актером. За три года мне не было сделано ни одного предложения, не организовано ни одной встречи, ни одного кастинга. Там нет персонального подхода. Они даже не работают на звёзд, потому что звёзды всем известны. Они просто посредники. Стригут купоны и все.

Появление агентств, действительно, сыграло огромную роль. Это очень тяжелая работа. Правда, агентства, в основном, помогают в отношениях с уже более-менее известными актерами, с теми, кто уже «в обойме». Что касается совсем молодых — они не большие помощники.

Их роль возрастает. Сегодня темпы и объемы кинопроизводства увеличиваются, и иногда важно без проволочек, по картотеке, представить себе раскладку по амплуа, по типажам. Зачастую неизвестный пока человек еще не умеет себя предложить и представить. А известному, с другой стороны, предлагать себя тоже вроде неудобно. Но агентства должны быть именно актерскими, а не кастинговыми. То есть — во-первых и в главных — они должны подбирать и отыскивать для актера качественную работу, понимая его дарование и умея его выгодно представить. А во-вторых — вести его финансовые дела. Обычно же на первом плане стоит именно финансовая сторона дела. Пока же они решают в основном собственные проблемы: как побыстрее на этом актере заработать. Агентств, которые по-другому бы существовали, я не знаю.

Этот бизнес у нас находится в зачаточном состоянии. Я не могу назвать ни одного агентства, работа которого мне нравится. У нас не агентства работают на актера, а актер — на агентство. Там — поток и никто не занимается каким-то артистом персонально. Я не состою ни в одном. Но финансовые вопросы предпочитаю регулировать через своего агента. Я знаю, что могу уступить, поддаться на уговоры, а это не всегда правильно.

Сейчас есть довольно много агентов, абсолютно не способных ни вести переговоры с продюсерами, ни грамотно выстроить рабочий график клиента. Но это издержки роста. Актерские агентства в кинопроизводстве будут иметь серьезнейшее значение. Сегодня, мы, продюсеры, сталкиваемся с огромным количеством проблем в отношениях с актерами. Взвинчиваются гонорары стремительными темпами — гораздо быстрее, чем развивается индустрия, и уж, тем более, чем растут доходы от реализации фильмов. Еще большая проблема — дисциплинарная, назовем ее так. Артисты легко отказываются от своих обязательств — по срокам, по договоренностям. Примеров много и разнообразных. Но кончились времена, когда мы все занимались кинематографом только из любви к искусству. Теперь кино и телепроизводство — это бизнес, нормальный бизнес: можно заработать, можно потерять. А съемочный день — вещь дорогая, как известно. Мы теряем реальные деньги на всем этом. И роль актерских агентств, я считаю, будет трудно переоценить в процессе становления индустрии.

Минимальную роль. У меня тоже есть актерское агентство, и я прекрасно знаю этот вопрос. Результат минимальный, потому что еще очень мало культуры в этих отношениях. Все требует времени. Надо нарастить мускулы, надо, чтобы актеры поверили в это. А у нас каждый думает, что его сейчас обманут. И действительно, обманывают. Просто от нервов — не я первый, так меня первого. Вот Янковский у нас в агентстве состоит. Я говорю: давай через нас, это же престиж нашего агентства поднимает. Не хочет, возьмет и положит себе просто в карман. У нас же по «черному» чаще всего платят. Потому все в точке замерзания и стоит. Но я думаю, все равно эта система будет развиваться.

Я не состою в агентстве. Но у меня есть люди, которые в этом плане со мной работают. Не один, а три-четыре. Я очень недоверчивый человек, мне комфортнее самому контролировать ситуацию. Но это не значит, что актерские агентства — плохо. Плохо, если бы их не было. Они, конечно, нужны, в первую очередь нужны продюсерам.

Мне агентство «Макс» помогло очень. Я нашел через него Андрея Чадова, Ольгу Арнгольц. Дусю Германову я знал и без «Макса», но она тоже там состояла. И в агентстве «Ион» Сергея Шмаркина я тоже много хороших артистов нашел. Да, когда у меня есть проблема, и я не могу найти артиста — я в первую очередь еду в агентство. Там даже на главную роль можно найти артистов, в том числе незасвеченных, вот как Андрюша Чадов. Тина Туманишвили нашла мне в «Закон» Диму Назарова, он хоть и был уже народный артист, но очень мало снимался, в эпизодах где-то. В «Законе» — первая большая роль. Так что во всем этом есть и смысл и толк.

Я бы хотел, чтоб все актеры, за редким исключением, состояли бы в агентствах и имели агентов. Агентства должны быть, и должны быть сильными. Чтобы нести ответственность, в том числе и материальную, в случае возникновения каких-то проблем. Чтобы можно было строить с ними, как принято говорить, цивилизованные отношения — на долговременной системной основе, понимая правила игры, вырабатывая их совместно и им следуя. Ведь тот беспредел, который происходит сейчас — со ставками актеров, в частности — во многом вызван тем, что нет этих правил игры, нет системы отношений между продюсерами и агентствами.

Агентства — это просто паразиты на живом актёрском организме. Знают пять человек (ну, 20 человек, или 120), имеют их фотографии — и называют себя агентством. Не защищая при этом никаких прав актера, не помогая прокладывать путь, не занимаясь ничем из того, что делает нормальный агент на пресловутом Западе. Если ты берёшь процент с актёрского гонорара, будь любезен выполнять обязанности, которые тебе такое право обеспечивают. Как правило, они их не выполняют. А значит, кто они? Типичные паразиты.

Очень полезная вещь, но мы к этому еще не привыкли. Однажды я был очень занят, а некая компания мне предложила небольшую роль. Я послал вместо себя агента. Режиссер мне позвонил, и так меня срамил, так меня позорил: «У тебя крыша поехала? Мы кино делаем, а ты…» Кино не состоялось, проект закрылся. Но, уважая этого режиссера и относясь с почтением к этой кинокомпании, я перестал засылать им агента. Со мной на следующей картине просто никто никаких вопросов не обсуждал. Это правильно? Это неправильно. У меня сейчас нет агента: пока справляюсь со своими организационными, финансовыми и производственными вопросами сам. Я не заламываю цифры, я без гордыни, без фанаберии, без амбиций, мне не нужны лимузины, вагончики, телохранители. И в то же время, если отвечать на конкретный вопрос: «Вить, ты за агента или против?» Я — за. Агент для актера и адвокатом должен быть, и бухгалтером, и социальным работником, и страховщиком. А главное — искать работу для артиста должен. Пока это далеко не всегда так. Мне такие вещи рассказывали про своих агентов актеры, что у меня волосы дыбом вставали на моей лысой голове. И тем не менее.

Кажется, состою. Не помню, как называется даже. Пару раз звонили они мне. Никак я к ним не отношусь. Никакой защитой для артиста они не являются. И потом… Агентство должно раскрывать человека, носиться с ним — вот Лифанов, вот такой Лифанов. Продумывать его образ, рекомендовать, какой костюм надеть, в конце концов. А так, сделать картотеку из двадцати карточек и назвать себя агентством. Это фикция пока все.

Пять лет назад продюсеры ненавидели агентства: в общем представлении агент был человеком, который впивается тебе в горло, пытаясь вынуть больше денег. Сегодня, мне кажется, агентства больше нужны как раз продюсерам, чем актерам. Но как назло агентства эти как-то притихли, их деятельность не столь активна, как раньше. Сегодня человек, который запускает большой фильм или сериал, заинтересован в том, чтобы пришел юридически грамотный человек, который составил бы нормальный контракт и отвечал бы за своего артиста. Но уже артисты в агентствах не очень заинтересованы. Не было фильмов — они шли туда, в надежде, что им найдут работу. Сейчас работы много — зачем проценты какие-то платить. Но, наверное, в ближайшем будущем все встанет все-таки на какие-то цивилизованные рельсы.

bok
Beat
Чапаев
Библио
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБиблиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2018 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»