18+

Подписка на журнал «Сеанс»

16

Странный кризис среды

«Кризис среднего возраста». Реж. Гарик Сукачев, 1997«Кризис среднего возраста». Реж. Гарик Сукачев, 1997

Жанр режиссерского дебюта рок-музыканта Гарика Сукачева можно определить как сумбур вместо музыки. Безусловно, в фильме имеются претензии глобального свойства: всякий человек и каждое поколение, земную жизнь пройдя до половины, может оказаться в сумрачном лесу кризиса. В то же время речь идет о конкретном поколении и личном кризисе автора и компании, которая приложила коллективную руку к созданию фильма. Есть в замысле последняя прямота и подкупающая открытость: не каждый захочет быть откровенным на миру в вопросе столь деликатном. И есть кокетливый эксгибиционизм, симпатии не вызывающий.

Исходная сюжетная ситуация проста: некий Сергей, относительно молодой человек, давно разменявший четвертый десяток, совершил путешествие из Петербурга в Москву; намедни от него ушла жена, так как он не сумел обеспечить ей достойное существование; из обрывков диалогов в разных эпизодах можно понять, что он, врач по образованию, трудился на ниве науки в одном из институтов; в Москве, надо полагать, он хочет оттаять душой, разобраться в себе и, быть может, свести счеты с жизнью.

«Кризис среднего возраста». Реж. Гарик Сукачев, 1997«Кризис среднего возраста». Реж. Гарик Сукачев, 1997

Последнюю мысль Сергей проговаривает вслух, сидя в московской мансарде своего закадычного друга Влада — однокашника и человека без определенных занятий (однако с намеками на дилерство по части наркотиков и с очевидным пристрастием к собственному товару). Влад устраивает Сергея врачом на «скорой помощи» сутки через сутки.

И тот в компании водилы Энджи и медсестры Марины колесит по городу, поневоле знакомясь с разными людьми и сопереживая разным судьбам. Это действие в течение фильма перебивается с нами-воспоминаниями главного героя о своем детстве в провинциальном Уйске и своей первой любви к Ленке Смирягиной. Только ленивый не узнает в конструкции фильма захватанную схему путешествия, на шампур которого нанизываются эпизоды: встречи, расставания, случайные связи, неслучайные знакомства. Короче говоря, «Врача вызывали» (режиссер Вадим Гаузнер, «Ленфильм», 1974)?

«Кризис среднего возраста». Реж. Гарик Сукачев, 1997«Кризис среднего возраста». Реж. Гарик Сукачев, 1997

И серьеза в подобном построении не меньше, чем двадцать три года назад. Наверное, протагонисту сюжета можно быть безликим, если главное не в нем, а в том, что за история при его формальном участии сложится. Но речь в «Кризисе среднего возраста» идет в первую очередь о кризисе среднего возраста его, Сергея. Ничего вразумительного об этом человеке не скажешь. Кроме того, что он положителен, как гардемарин, обаятелен, как мордашка, и изъясняется либо с комсомольскими нотками в голосе, либо с усталой кроткой нежностью. Спору нет, интересная задача — поломать стереотип Дмитрия Харатьяна, предложив ему сыграть рефлексирующего сорокалетнего интеллектуала конца девяностых, вытравив из него сладкую безмятежность вечного мальчика. В заслугу Сукачеву — попытка это сделать. Но попытка — не пытка, а желаемое еще не действительное. Видимо, здесь потребны были определенные режиссерские умения и актерские встречные шаги. Не случилось. А случился невнятный человек, скучный, как осенний дождливый день, и хороший во всех отношениях.

Не более внятно выписано и сыграно окружение. Однако закадыка Влад (Федор Бондарчук), медсестра Марина (Евгения Добровольская) и шофер Энджи (Гарик Сукачев) хотя бы органичны в предложенной автором отвязанно-наркотической эстетике, в то время как Харатьян начисто из нее выпадает. Зато когда его герой впадает в сон — ему грезятся картины детства, решенные в эстетике совершенно иной. В воспоминаниях об Уйске властвует провинциальный примитив, который произрос странным гибридом из кинематографа Сергея Сельянова и кинопродукции Дмитрия Астрахана. Кажется, все обратили внимание на престранное обстоятельство: маленький насупленный темноволосый паренек, которого закадровый голос рекомендует в качестве главного героя в детстве, просто физиогномически никак не мог вырасти в ясноликого блондина с тонкими чертами лица. Скорее, так мог выглядеть в детстве Влад-Бондарчук. Может быть, так оно на самом деле и есть? И тогда, поднатужившись и обкурившись, можно будет объяснить и непроясненность отношений между Владом и Сергеем, и безусловное выпадение Сергея из системы образов и эстетики фильма. Кстати, всякий раз воспоминания о детстве начинаются со слов: «В те прекрасные времена, когда у каждого в жизни было свое место…» И эти же слова звучат за кадром в финале. Выходит, весь рассказ был сном-воспоминанием? Возможно. Но финал симптоматичен: героя увозит по московской улице «скорая помощь» с Гариком Сукачевым за рулем.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»