18+

Подписка на журнал «Сеанс»

' . $issue->category_nicename .'

Сеансу отвечают: 1001 рецепт влюбленного кулинара

Фильм Наны Джорджадзе — это грузинская история, явно передержанная в галльском маринаде.

«1001 рецепт влюбленного кулинара» балансирует между «Пловцом» (с его потребностью в большом мифе) и «Путешествием товарища Сталина в Африку» (с его развенчанием всяческой мифологии). Ждал большего, хотя первая половина фильма восхитительна и финал отчасти искупает невнятность второй половины, пробуксовывающей на каждом шагу.

Типичное грузинское кино, в котором, разумеется, «какие нелепые, но милые эти грузины» — скрещенное с французским бурлеском, выглядит совершеннейшим мичуринским гибридом: нелепым, к сожалению, бессмысленным.

Гора родила мышь. Застенчивая, мягко говоря, режиссура выдала пошлое зрелище — пестрое, раздерганное, необъяснимое и скучное. Поругано, простите, наше все: любовь к Грузии и мифу Грузии в российской культуре; традиции — как к нему ни относись — «Покаяния» Тенгиза Абуладзе; уважение к прекрасным актерам, в первую очередь — Рамазу Чхиквадзе. Даже Пиросмани не пожалели. Может, по миру фильм и не плохо идет. Но что с того нам, не дистрибьютерам?

Семь лет назад еще окончательно не офранцузившийся Павел Лунгин поднял на страницах журнала «Сеанс» тост: «Смысл и прелесть жизни в неглавном». Фильм чуть заметно офранцузившейся Наны Джорджадзе — осанна чудаку, который именно в неглавном видел смысл и прелесть летучей и легкомысленной жизни. Кого-то коробят физиологические отправления после неуемного пиршества, сопряженные с нашествием большевиков. Право, большевики — от авторского лукавства. Они ни при чем. Просто за фасадом сюжета о жизни влюбленного кулинара упрятан сюжет о жизни человеческого тела во всех ее неглавных проявлениях. Авторы этой жизни не стесняются — и правильно делают.

Секрет этого фильма невзначай выдал исполнитель главной роли, сказав, что в жизни не видал съемок, на которых утром не знают, что будет днем. Как часто бывает, веселье на площадке обернулось скукой в зале. Пьер Ришар в роли Паскаля Ишака похож на кулинара, но не верится, что в молодости он был наемным любовником, а после пел в опере. Тем не менее, Ишак — единственный живой персонаж среди картонных фигур. Если авторы хотели сделать трагикомедию об изысканности гастронома в эпоху всеобщего упрощения вкусов, о Елене Молоховец в век общепитовских столовок, то им самим, увы, не хватило вкуса.

Знал бы — смотрел бы всего полкартины. Где пенится старое доброе грузинское кино (и вино тоже). А потом в сюжет пришли комиссары и заварили свою кашу. Этот рецепт не по мне.

Попытка восстановить былое изящество былого стиля былого кинематографа. Впрочем, раньше этот стиль не был столь литературен. Некоторая невзаправдашность Ираклиевых легенд на экране приобретает чересчур буквалистские очертания. Все равно — не хочется слишком придираться. Вдруг это начало будущего изящества будущего стиля будущего кинематографа?

Это шедевр эпохи малокартинья.

Нино Киртадзе в роли грузинской княгини и Пьер Ришар в роли влюбленного в нее французского кулинара как бы сходят с простодушных картин Нико Пиросмани в авантюрную жизнь Грузии начала века. Их романтический сон недолог — он сменяется кошмаром и абсурдом большевистской диктатуры. Все мило и по-грузински изящно. Правда, пылкий любовник уже далеко не высокий блондин в черном ботинке.

Повар, княгиня, ее муж и его революция были бы совсем невыносимы, если бы не чистые голубые глаза Пьера Ришара, в которых на протяжении всего этого пиршества отражается искренняя вера, что великое грузинское кино действительно изготовляется из конфет, и пирожных, и сластей всевозможных.

Даже на заре перестройки, когда все мы были в два раза глупее — даже тогда подобные фильмы с монстрами-большевиками вызывали раздражение своей плакатной оголтелостью. Теперь смотреть на такое и вовсе неловко. Очень хочется задать вопрос: если бы фильм ставил сам Ираклий Квирикадзе, результат был бы точно таким же? Интересно понять, испытывает ли он творческий кризис или следует говорить лишь о частной неудаче.

Этот фильм много обещал, но обещаний своих не сдержал. «1001 рецепт влюбленного кулинара» напоминает большую братскую могилу. Под надгробной плитой нашли пристанище остроумная история, рассказанная Ираклием Квирикадзе, чудесный актер Пьер Ришар и бесподобная грузинская кухня с 1001 замечательным рецептом. К сожалению, каннское жюри в свое время не выказало проницательности, одарив Нану Джорджадзе призом «Золотая камера» за лучший дебют. А с американскими киноакадемиками, включившими фильм в тройку номинантов, давно все ясно.

«1001 рецепт влюбленного кулинара» кажется мне странным фильмом-кентавром, в котором пытаются — и трагически не могут — ужиться хмельная поэтическая стихия старого доброго грузинского кино, любовно заявленная в первой части картины, и агрессивная политическая тенденция, властно вступающая в свои права во второй части.

Ираклий Квирикадзе написал очень смешной и пронзительно грустный сценарий. Нана Джорджадзе сняла очень смешной и пронзительно грустный фильм. Пьер Ришар впервые в своей актерской биографии достигает в роли влюбленного кулинара мсье Ишака трагических высот. В его исполненном мукой предсмертном взгляде чудится некое подобие облегчения. Он до последнего вздоха не предал своей нечаянной любви, которая принесла ему много нечаянных радостей, но еще больше отчаянных горестей.

«1001 рецепт влюбленного кулинара» — прощание со старым добрым, выдержанным, как хорошее красное вино, грузинским кинематографом. Черта проходит как раз посередине фильма. Все, что до нее, относится к блистательному прошлому, все, что после, — к неопределенному будущему грузинского кино, которому все равно никогда и никуда не деться от собственной истории.

Я очень горюю по поводу этой картины. Хорошо помню прелестный дебют Наны Джорджадзе «Путешествие в Сопот». Этот фильм ничуть не предвещал нынешнюю неудачу, которая кажется мне принципиальной в силу явного коммерческого расчета авторов, фильм смотрится тяжело, а забывается очень легко. В памяти остаются только натюрморты из разнообразной снеди.

Библио
Skyeng
Чапаев
3D
Московская школа нового кино
Петербургская школа нового кино

Друзья и партнеры

Порядок словTour de FilmRosebudМузей киноКиносоюзЛенфильмKinoteИное киноAdvitaФонд киноВыход в ПетербургеЛегко-легкоКиношкола им. МакГаффинаБибилиотека киноискусства им. ЭйзенштейнаМосковская школа нового киноКинотеатр 35 ммРоскино
© 1990–2016 МАСТЕРСКАЯ «СЕАНС»